Сюжеты

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ЕСТЬ. ЭТО ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО, ЧТО ОНО ЕСТЬ

Этот материал вышел в № 83 от 06 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ЕСТЬ. ЭТО ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО, ЧТО ОНО ЕСТЬ Если откровенно, захлестнувшая российские театры мода на спектакли по современным пьесам началась именно с них. Четыре года назад Виктория Толстоганова сыграла в скандальном спектакле...


НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ЕСТЬ. ЭТО ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО, ЧТО ОНО ЕСТЬ
       

      
       Если откровенно, захлестнувшая российские театры мода на спектакли по современным пьесам началась именно с них. Четыре года назад Виктория Толстоганова сыграла в скандальном спектакле Ольги Субботиной Shopping and Fucking по пьесе англичанина Марка Равенхилла: в полуподвальный театрик «Русский дом» на Сретенском бульваре ломилась держащая нос по ветру театральная Москва. Два года назад Андрей Кузичев вывез на своих нешироких плечах «Пластилин» и своим присутствием на сцене организовал лучший спектакль Кирилла Серебренникова на сегодняшний день.
       Его сравнивают с Олегом Далем, Жераром Филипом, а после роли Виолы в «Двенадцатой ночи» Деклана Донеллана — с Жюльет Бинош.
       Она — Мэрилин Монро в третьем тысячелетии: полудлинная стрижка светлых волос неуловимо мальчишеская, голос тихий, нервный, но слышный в самом грохочущем кафе или большом театральном зале. На ее счету — главная роль в новом фильме Абдрашитова «Магнитные бури», «Антикиллер» Егора Кончаловского, эстетский «Гололед» Брашинского, «Башмачник» Зайкина. Везде запомнилась.
       Вика и Андрей познакомились в ГИТИСе, с тех пор вместе. Они не только молодые состоявшиеся звезды театра и кино. Они еще — муж и жена.
       
       — В книге Николая Евреинова «Демон театральности» высказывается такая мысль: актер живет только от 7 до 10 часов вечера, когда находится на сцене. Если у него нет роли, он — ничто. Часы, когда он не играет, — паузы в его существовании; тогда он спит. Согласны?
       Андрей: Я сплю даже с семи до десяти. Очень люблю поспать. Замечание очень справедливое, хотя книжки этой не читал.
       Виктория: У нас это семейное. (Смеется.) Сейчас невозможно дрейфовать к магическим семи часам, когда ты выйдешь на сцену. Жизнь актеров так складывается сейчас, что они все время активны. Иногда они отдыхают именно с семи до десяти вечера!
       — На сайте сериала «Семейные тайны» Елены Цыплаковой об Андрее в чате написано: «А глаза — тону в них». Как вы боретесь с вниманием поклонниц или как живете с ним?
       Виктория: Андрей никак не может подключить интернет, и убить его за это мало. Сколько мы пропускаем мимо глаз и ушей …
       Андрей: …Всякой херни.
       Виктория: …приятного, замечательного, веселого! Сколько эмоций во мне спит! Мы ничего не знаем по поводу сайта, уверяю вас. На днях обязательно узнаем.
       — Андрей не обиделся, что вы свою фамилию оставили?
       Виктория: Андрей не обиделся. Мне очень нравится моя фамилия. Здорово носить фамилию Толстоганова. Она грубая, звонкая. Я в нее влюблена. Я согласна с вами: приятно и достойно носить фамилию мужа. Но пока так.
       — В эпоху запрета поцелуев на сцене известный трагик Сальвини, получив от партнерши предсмертный поцелуй в лоб, заплатил штраф в 20 золотых. Как вы думаете, театру нужна сегодня цензура любого рода?
       Виктория: А кто цензором будет, скажите мне? Вряд ли цензорами будут талантливые люди, которые что-то понимают. Кто займется отсеиванием плохих режиссеров и плохих актеров? Пусть лучше будет много г…а в театре, но будет и много хорошего. Пусть зритель сам разбирается.
       — Вика, вы состоите в картотеке крупного актерского агентства «Макс». Какое преимущество дает картотека перед актером-одиночкой, как агентство защищает права актера? И что российский актер может затребовать себе в процессе съемок? «Кадиллак», личный вертолет, специальное меню себе и любимой собачке, может?
       Виктория: Быть в картотеке актерского агентства — лучше, чем в ней не быть. За нас решаются финансовые вопросы, подписываются договоры, агентство по возможности решает все наши проблемы. Мне очень комфортно передоверить все агентству. На начальном этапе карьеры картотека очень помогает — я начала сниматься благодаря членству в «Максе». Мне нравится цивилизованный способ общения.
       — Вика, вы снялись в новом фильме Вадима Абдрашитова «Магнитные бури». Расскажите об этой работе.
       Виктория: В ноябре фильм выйдет в прокат, рассказывать особенно нечего — зритель сам все увидит. «Магнитные бури» — самый любимый мой фильм на сегодня, самая дорогая мне работа. Все восторженные эпитеты — Вадиму Абдрашитову. Обрести работу с ним оказалось счастьем. Мы встретились с ним в первый раз, как будто нас уже кто-то познакомил, и начали общаться как друзья.
       Актер Пашутин снимался у Абдрашитова в «Параде планет» 20 лет назад. Оказалось, что 20 лет назад Абдрашитов был абсолютно такой же. Просто, общаясь, он максимально раскрывает актера.
       — Вы оба играете шекспировскую Виолу: Андрей — в «Двенадцатой ночи» Деклана Донеллана, Вика — в мирзоевской постановке театра Станиславского. Вы специально так подстроили?
       Виктория: Деклан обладает таким прекрасным характером, он позвал мужей всех девушек, которые участвовали в спектакле «Борис Годунов», на кастинг «Двенадцатой ночи». И очень хохотал по этому поводу. Дальше работа, конечно, пошла гораздо серьезнее. Андрей играет Виолу лучше, чем я. Так сложилось в нашей семье.
       — Способность играть женские роли — это свойство универсального актера или дань канонам шекспировского театра?
       Андрей: Просто интересно тетку сыграть. Как молодой Табаков теток играл! Не знаю, просто мне кажется, завидная участь мне досталась — сыграть тетку. Я рад. Про Шекспира вообще не думал.
       — Вика, вы снялись в артхаусном фильме Михаила Брашинского «Гололед», в бандитской саге Егора Кончаловского «Антикиллер» и вели прогноз погоды на ТНТ. Амплитуда — ого-го.
       Виктория: Еще был «Башмачник», вообще есть семь киноработ («Дневник камикадзе» Месхиева, «Лунные поляны» Минаева, «Раскаленная суббота» Митты). Можно говорить о восьмой — «Безымянной высоте», посвященной 60-летию освобождения Белоруссии. Я искренне завидовала участникам «Звезды», мечтала сняться в кино про войну. Мне очень хотелось надеть гимнастерку, научиться стрелять и сыграть военную историю любви.
       Я очень довольна «Гололедом». У меня осталась фотография афиши, я иногда смотрю на нее, и мне хорошо оттого, что я причастна к этому фильму.
       По поводу того, что «Антикиллер» — стрелялка…. Какая разница, стреляют в фильме или нет, — главное, чтобы фильм был хороший! Вот вышел офигительный фильм «Бумер». Кино про бандитов — дурацкое клеймо.
       — Вы играете вместе в спектакле Центра Алексея Казанцева «Пластилин», были «Двое поменьше», «Шопинг энд факинг». Как разделяете личные и служебные отношения?
       Виктория: С трудом, но удается. (Смеется.)
       — Откуда у молодого актера средства на увлечение яхтами и виндсерфингом?
       Андрей: Я и актер не из дешевых. К сожалению, делаю это все реже — летом всегда много работы.
       — Продюсерский центр «Чайка ТВ» назвал вас лицом нового актерского поколения в числе 11 актеров-мужчин. Фамилии как на подбор: Егор Бероев, Анатолий Белый, Артем Смола, Юрий Колокольников… Помимо возраста, каковы характеристики актера нового поколения? Вам приятно быть причисленным к нему?
       Виктория: Во-первых, это приятно мне.
       Андрей: Новое поколение есть. Это очень серьезно, что оно есть. Особенно для актеров за сорок.
       — Вы их скоро съедите?
       Андрей: Ну да. Как через десять лет меня кто-то съест. Хочется на это надеяться. Что все по-прежнему будет развиваться по законам Дарвина.
       А главная черта нашего поколения — подвижность. Плюс расстроенность психики на современном уровне. Расстроенность от слова «расстройство».
       Виктория: По-моему, появилась новая манера театральной игры. И она всерьез интереснее, актуальнее любой другой. И действительно единицы могут этому противостоять. Женю Миронова никто уже никогда не съест.
       Есть люди, которые вне понятия поколения, — тот же Абдрашитов. Но это — единицы.
       В чем заключается эта другая манера игры и почему с нами не может справиться старшее поколение? Секрет в документальном, сиюминутном, близком восприятии жизни, и оно вне жанровой принадлежности: это может быть фарс, бешеная комедия — все что угодно. Вычеркнуты отстранение и пафос. На сцене не надо вспоминать, что ты на сцене.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera