Сюжеты

«ТАКИМ ОБРАЗОМ МОЖНО УВОЛИТЬ ПОЛОВИНУ ЧЛЕНОВ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ»

Этот материал вышел в № 84 от 10 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Два пути у Шахновского: либо его сажают в кресло сенатора, либо — в тюрьму Если бы Эвенкия была независимым государством, то действия Генпрокуратуры выглядели бы явным нарушением ее суверенитета. Эвенкийский автономный округ, оставаясь...


Два пути у Шахновского: либо его сажают в кресло сенатора, либо — в тюрьму
       
       Если бы Эвенкия была независимым государством, то действия Генпрокуратуры выглядели бы явным нарушением ее суверенитета. Эвенкийский автономный округ, оставаясь частью Красноярского края, является полномочным субъектом Российской Федерации. Конституция России предоставляет регионам право избирать и переизбирать сенаторов в Совет Федерации. Этим правом воспользовалось Законодательное собрание (Суглан) Эвенкии. 27 октября на внеочередном заседании Суглана Василий Шахновский был избран представителем этого органа в Совете Федерации. А вот Генпрокуратура выбор Суглана не одобрила – со всеми вытекающими отсюда последствиями.
       Через два дня после голосования, 29 октября, заместитель генпрокурора по Сибирскому федеральному округу Валентин Симученков опротестовал в Красноярском краевом суде решение о досрочном снятии Николая Анисимова с поста члена Совета Федерации от Эвенкии и о назначении на этот пост Василия Шахновского. Вмешательство в дела законодательной ветви власти было оправдано государственными интересами: оказывается, Генеральной прокуратуре, по словам ее представителя Нины Орестовой, «не все равно, кто будет представлять Эвенкию в Совете Федерации».
       
       Наверное, такое количество журналистов не собиралось в здании Красноярского краевого суда со времен громкого процесса над местным авторитетом Пашей Цветомузыкой. Несколько съемочных бригад центральных телеканалов съезжались сюда заранее — пытались пробиться в тесное помещение с серыми стенами, гордо именуемое здесь «залом заседаний». А потом толпились у дверей суда, обсуждая город и предполагаемую продолжительность командировки: опытные люди сказали им, что обычно такие процессы затягиваются на месяцы…
       Радовало то, что судья Игорь Войта решил провести заседание в открытом режиме. Присутствующие на процессе журналисты сочли это довольно смелым шагом: московские суды предпочитают объявлять закрытыми для прессы все заседания, которые могут вызвать общественный резонанс. Правда, в зал смогли попасть далеко не все желающие: большинство журналистов остались ждать решения в вестибюле суда. «За бортом» оказались телевизионщики – их в красноярских судах, оказывается, недолюбливают еще со времен знаменитого процесса над Анатолием Быковым. Так и сидели в обнимку с камерами и штативами на лавочках в вестибюле суда. Корреспонденту «Новой газеты» посчастливилось протиснуться внутрь – мне досталось место в заднем ряду, между полной представительницей одного из центральных изданий и местным любопытствующим юристом.
       Зал суда выглядел довольно необычно: над головой судьи, как и положено, висел двуглавый орел, а вот государственный флаг отсутствовал. Судья был тих и задумчив. Зато женщина-прокурор своей напористостью напоминала разгневанную продавщицу. Ей, судя по всему, чрезвычайно не нравилась сама мысль о том, что такой человек, как Шахновский, будет представлять в Совфеде благодатную Эвенкию.
       
       Вот только с соблюдением процессуального законодательства у прокурора не складывалось. К примеру, доверенность на ведение дела, выданная заместителем генерального прокурора Валентином Симученковым, была представлена суду в виде копии, присланной по факсимильной связи, с неразборчивой подписью и без печати. Правда, суд это ничуть не смутило.
       Зато ходатайства защиты, как правило, отклонялись судом сразу. Принимались лишь те, которые поддерживала прокурор. Так, суд не позволил Василию Шахновскому присутствовать при разбирательстве его дела. Дело в том, что Шахновский находится под подпиской о невыезде за пределы Москвы, но, как отметили адвокаты, Генеральная прокуратура специально «разрешила ему приехать в Красноярск на процесс». «Зачем?» – вяло поинтересовался судья, отклоняя ходатайство защиты.
       Требования об ознакомлении с материалами дела, о передаче дела в Конституционный суд и об отводе судьи и представителя Генпрокуратуры тоже были с ходу отвергнуты. А прокурор Нина Орестова не без ехидства напомнила, что представители защиты «не должны злоупотреблять своими процессуальными правами, затягивая процесс надуманными ходатайствами на глазах многочисленной публики». Правда, адвокаты Василия Шахновского тщетно пытались возражать, заявляя, что суд нарушает принцип равноправия сторон в процессе. Их протесты тоже были признаны «надуманными». Мой сосед по лавочке, практикующий юрист, что-то оживленно строчил в блокноте: наверное, осваивал новую технологию отклонения жалоб, завезенную столичным прокурором.
       
       Представители защиты тоже напоминали команду стенографистов: непостоянство стороны обвинения заставило их тщательно «записывать ходы». «Генеральная линия» прокуратуры за время процесса менялась дважды. Сначала Нина Орестова потребовала признать противоречащим законодательству избрание Шахновского членом Совета Федерации в связи с тем, что его кандидатура являлась безальтернативной. В ответ юрист Суглана Александр Глисков с достоинством заявил, что по этому же основанию «можно опротестовать избрание половины членов Совета Федерации».
       Еще одним доводом в пользу прокуратуры было то, что глава «ЮКОС-Москвы» не прислал в Эвенкию свой паспорт или хотя бы его копию. Поэтому Генпрокуратура решила, что личность Василия Шахновского «не была установлена по существу». В зале тихо засмеялись: дело в том, что благодаря многочисленным гуманитарным программам руководство «ЮКОСа» здесь знают, как говорится, «в лицо».
       Прокурору оживление зала явно не понравилось: она изменила основание и предмет иска. Орестова смирилась с тем, что решение о сложении полномочий прежнего эвенкийского сенатора было принято депутатами Суглана в отсутствие самого Анисимова, а также исключила из своих требований пассаж о безальтернативных выборах. Зато «неустановление личности» Шахновского она Суглану не простила. Судья с ней полностью согласился: требование Генпрокуратуры о признании незаконным избрания Шахновского сенатором было полностью удовлетворено: депутатам эвенкийского Суглана предложили озаботиться поиском нового сенатора.
       После заседания в коридоре суда, на радость заждавшимся телевизионщикам, защита Шахновского устроила импровизированную пресс-конференцию. Жмурясь от света телекамер, адвокат Елена Лукьянова заявила, что решение, принятое краевым судом, будет обязательно обжаловано в Верховном суде России: «А если понадобится, то мы дойдем до Европейского суда».
       Напомним, что у Василия Шахновского еще остается возможность повторно выставить свою кандидатуру на пост члена Совета Федерации от Эвенкии, но с тщательным соблюдением регламента. А, по словам адвоката Суглана Александра Глискова, повторное решение об отставке Анисимова и об избрании Шахновского может быть принято Сугланом после ноябрьских праздников: «Мы не исключаем, что Суглан просто примет эти постановления снова, с учетом всех формальностей».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera