Сюжеты

«КУРСК». ОНА УТОНУЛА ИЛИ ЕЕ УТОПИЛИ?

Этот материал вышел в № 84 от 10 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Минобороны против «Новой газеты»: Этот суд выиграли мы. Тайна гибели подводников будет раскрыта? Басманный суд в четверг рассмотрел иск главного судмедэксперта Министерства обороны В. Колкутина к «Новой газете». Претензии были следующими:...


Минобороны против «Новой газеты»: Этот суд выиграли мы. Тайна гибели подводников будет раскрыта?
       

     
       Басманный суд в четверг рассмотрел иск главного судмедэксперта Министерства обороны В. Колкутина к «Новой газете». Претензии были следующими: публикация «Дело «Курска» надо открывать заново» задела честь, достоинство и деловую репутацию В. Колкутина тем, что рассказала читателям, какую именно роль сыграл В. Колкутин в прекращении уголовного дела по факту гибели «Курска». И в том, почему следователи не нашли виновных в гибели 23 подводников 9-го отсека.
       О главном судмедэксперте Минобороны В. Колкутине и главном штурмане ВМФ С. Козлове, а также об их сомнительных экспертизах в уголовном деле «Курска» мы писали, кажется, раз пять. Или даже больше. Почему-то очнулись офицеры (и откликнулись) только на публикацию, вышедшую накануне третьей годовщины гибели АПРК «Курск».
       Полковник В. Колкутин подал на газету иск и попросил суд признать не соответствующей действительности «подтасовку фактов», которая, по нашему мнению и мнению профессиональных (см. «Новую газету» № 82 от 3—5 ноября 2003-го) экспертов, имеет место в уголовном деле.
       Мы (и эксперты в количестве пяти человек) поставили под сомнение вывод комиссионной судмедэкспертизы № 77/02, которую подписал В. Колкутин. Вывод о том, что 23 подводника в 9-м отсеке погибли через 4,5—8 часов после второго взрыва на «Курске».
       Вывод не просто сомнительный (он ни на чем не основан), а, как говорится, с далеко идущими последствиями… Именно на основе этой экспертизы следствие сделало вывод, что виновных в смерти 23 моряков, проживших в 9-м отсеке по меньшей мере 2,5 суток, нет.
       Самое интересное, что по сути статьи и наших претензий к В. Колкутину у него возражений не возникло!
       А суть такова: в уголовном деле «Курска» — два пакета судебно-медицинских экспертиз. На всех стоит подпись Колкутина.
       
       В ПЕРВОМ ПАКЕТЕ — экспертизы 12 тел подводников, поднятых из 9-го отсека в октябре 2000-го. Во всех этих двенадцати экспертизах Колкутин совместно с другими судмедэкспертами утверждает: «Ответить на вопрос о давности (конкретной дате и времени) наступления смерти… не представляется возможным, так как решение этого вопроса… выходит за пределы компетенции судебно-медицинских экспертов». То есть сама наука не может ответить на этот вопрос!
       
       ВО ВТОРОМ ПАКЕТЕ — комиссионная экспертиза № 77/02, также подписанная Колкутиным. 75 страниц в ней — это проведенные ранее 12 экспертиз. Подчеркиваем: в каждой из этих экспертиз сказано: «…невозможно точно установить время наступления смерти относительно момента аварии подводной лодки…» и «… смерть наступила в течение нескольких часов от момента возникновения пожара (выделено. — Ред.) в отсеке лодки…».
       Но на последней — 76-й — странице экспертизы вдруг появляется ничем не обоснованный вывод, что «члены экипажа АПРК «Курск», находящиеся в 9-м отсеке после второго сейсмического события (выделено нами. — Ред.)… оставались живыми в течение 4,5—8 часов…».
       
       И ЧТО? Таким образом, в одном случае Колкутин говорит, что не может — как ученый — определить точное время гибели людей. А во втором случае (наверное, как служащий Минобороны?) утверждает, что умерли они не позднее 4,5—8 часов. Так когда же смерть подводников наступила? В течение нескольких часов с момента возникновения пожара в отсеке или после второго взрыва?..
       Почему же следствие «не заметило» противоречий в показаниях В. Колкутина?
       Мы рискнули дать собственную оценку столь странного поведения и эксперта, и следователей. Мы написали, что «…цель, которую преследовал Колкутин в своей экспертизе: вывести из-под уголовной ответственности офицеров ВМФ, руководивших спасательной операцией…», и действия Колкутина назвали «подтасовкой фактов».
       Главный судмедэксперт посчитал задетыми свои честь, достоинство и деловую репутацию и оценил свои нравственные и физические страдания в 5 миллионов рублей.
       Судья Вознесенский не нашел оснований для удовлетворения иска. Конечно же, мы солидарны в данном вопросе с Басманным судом. И хотим подчеркнуть, что не имеем личных претензий к господам экспертам Минобороны. Но у нас есть претензии к системе, винтиками которой они являются.
       Вопрос, по нашему мнению, стоит еще более остро: «она утонула» или «их утопили»?
       
       P.S. Обосновывая столь внушительную сумму компенсации, адвокат г-на В. Колкутина просил приобщить к иску медсправку. В ней сказано, что после публикации «Дело «Курска» надо открывать заново» у его доверителя произошел гипертонический криз. Проявив личное мужество, В. Колкутин отказался от госпитализации и остался на своем рабочем месте. Кроме того, по словам адвоката, количество обращений клиентов за экспертными заключениями в возглавляемый В.Колкутиным 111-й судебно-медицинский центр Минобороны уменьшилось. Что также добавило В. Колкутину нравственных страданий.
       Гипертонический криз, оцененный в пять миллионов рублей, — это, безусловно, веское доказательство проблем со здоровьем. Но во сколько тогда должны быть оценены «проблемы со здоровьем» 23 подводников в 9-м отсеке? У этих людей пока еще есть родственники.
       Они хотят, чтобы стуки SOS, которые «не услышали» адмиралы и «не заметили» следователи, были услышаны хотя бы сейчас.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera