Сюжеты

И ЗАЧЕМ ОН ЭТО СКАЗАЛ?

Этот материал вышел в № 84 от 10 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Демократические политики всегда много и охотно выступали перед народом. Что при Перикле, что при Буше. Китайских императоров народ не слышал, зато созерцал их во время священных церемоний перед алтарем Земли и Неба. Президент Путин...


       

      
       Демократические политики всегда много и охотно выступали перед народом. Что при Перикле, что при Буше.
       Китайских императоров народ не слышал, зато созерцал их во время священных церемоний перед алтарем Земли и Неба.
       Президент Путин обыкновенно молчал. Даже перед выборами он чаще летал на истребителе, чем говорил. И каждая его фраза, как написанная на черно-белом экране реплика Чарли Чаплина, запоминалась своим глубоким смыслом.
       После выборов президент Путин продолжал молчать. То есть мы регулярно видели его в «Вестях» дающим ценные указания, но это все те же репортажи с церемонии поклонения Земле и Небу. По вопросам, по которым в его окружении было два мнения, президент публично молчал.
       В деле «ЮКОСа» президент впервые заговорил. Сначала он призвал «прекратить истерику». Услышав этот оптимистический призыв, рынок ценных бумаг рухнул, Волошин подал в отставку, а Чубайс предложил «ЯБЛОКУ» объединиться ввиду угрозы демократии.
       Затем президент побеседовал в Италии с иностранными журналистами и объяснил им, почему они защищают «ЮКОС».
       «Люди истратят миллионы, десятки миллионов, чтобы спастись; мы знаем, куда тратятся эти деньги — на каких адвокатов, публикации, политиков в том числе, чтобы задавать такие вопросы», — сказал Владимир Путин.
       Вы только представьте себе такие слова в разговоре один на один. Пустая комната, перепуганный журналист — и тихий голос собеседника: «Мы знаем, кто вам заплатил».
       Но публично это как-то не то выходит. И невольно хочется уточнить, как же происходит процесс оптовой купли-продажи всей иностранной прессы. Вот — ночью в Новосибирске арестовали Ходорковского. Об операции не знал никто. Утром все иностранные газеты вышли с этим, как с новостью номер один. Financial Times посвятила «ЮКОСу» полосу.
       Когда же именно произошел процесс передачи «сотен миллионов долларов»? Так и видишь, как рано утром с первыми рейсами «Аэрофлота» в сотни аэропортов и тысячи газет отправились эмиссары «ЮКОСа» с деньгами. Грузились в истребители без сапог, как несчастный директор «Варьете». Да и с истребителями бы не поспели.
       Это я к вопросу о частной и публичной речи. То, что в разговоре тет-а-тет пугает осведомленностью собеседника, в публичной полемике может выглядеть… ну несколько несообразно.
       Тем не менее президент высоко оценил результаты беседы. «Те, кто хотел услышать и понять, услышали и поняли, — сказал он. — В Европе мы их пока не видим — нежелающих понимать».
       И опять же очень убедительно в частном разговоре. Представляете: тебя берут за руку, отводят в сторону и шепчут на ухо: «Все фигня, там они для вида пошумят, а на самом деле все на нашей стороне». Но зачем же говорить это публично после того, как президент Еврокомиссии Романо Проди выразил озабоченность арестом акций «ЮКОСа»?
       Политикам камерного типа вообще нельзя говорить публично. В отличие от демагогов и диктаторов.
       Их сила — в другом: в умении развести. Поговорить с каждым по отдельности. Кивнуть каждому в ответ на его предложение. А когда каждый ретиво бросится выполнять, удивиться: это я так велел? Нет, это вы так предложили, а я вообще ничего не сказал. Я кивал? Я головой вертел — муху отгонял.
       О, как мы вслушивались в молчание президента! Как астрологи — в музыку сфер. В молчании чудились мудрость гроссмейстера и осведомленность Люцифера. И вот президент заговорил. «Прекратите истерику». Все будет по закону.
       Разве это разговор с народом по поводу ненавистных олигархов? С народом надо говорить, как батька Лукашенко. Мол, мои коммерсанты — чего хочу, то с ними и делаю. Смысла в словах батьки, может, тоже немного, зато харизму хоть ведрами черпай.
       Разве это способ успокоить Запад? Наоборот, это сказать ему «фас». Ведь пока президент молчал, вся борьба была подковерной, а подковерная борьба сибирских медведей в далекой России на Западе неинтересна. Г-да Виктор Иванов или Игорь Сечин — не фигуры для международной прессы. А президент Путин — фигура. То есть как только президент заговорил, слово «ЮКОС» в западной прессе замелькало с удвоенной быстротой.
       Разве это способ успокоить элиту? Ведь это раньше она поругивала «питерских» в надежде, что президент прислушается. А теперь на одних «питерских» негодовать глупо…
       В общем, мудрые люди были китайские императоры.
       
       Комментарий к римским высказываниям


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera