Сюжеты

ИНСТРУКЦИЯ ПО ПОЛЬЗОВАНИЮ ПРОКУРАТУРОЙ

Этот материал вышел в № 84 от 10 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Бюро заказов Справедливое разрешение имущественных споров в России — такой же миф, как независимая судебная система. Такая же сказка, как бескорыстные чиновники, процветающие на зарплату учителя и армия, которая вот-вот станет контрактной…...


Бюро заказов
       

      
       Справедливое разрешение имущественных споров в России — такой же миф, как независимая судебная система. Такая же сказка, как бескорыстные чиновники, процветающие на зарплату учителя и армия, которая вот-вот станет контрактной…
       В обычном для всего мира споре двух «хозяйствующих субъектов» у нас обязательно присутствует некто третий, а именно государство — сценарий антиутопии про Большого Брата будто бы нарочно списан с российской действительности. И потому беспрепятственно разрешить бизнес-конфликты, не вызвав при этом постороннего внимания, удавалось и удается совсем немногим: у российских силовых структур есть тысяча и один способ «оттяпать» чужие деньги в пользу тех, кто их об этом хорошо попросил.
       
       Для того чтобы посадить конкурента и поделить его капитал, не нужно обладать талантом и высшим юридическим образованием. Достаточно следовать неписаной практической инструкции, которая гласит:
       1. Арбитраж. На конкурента подается иск в арбитражный суд (сугубо хозяйственные вопросы). Повод для него выбирается самый расплывчатый, с тем чтобы его рассмотрение затянулось на долгие месяцы.
       2. Звонок в милицию. Поскольку местные милиционеры получают мало и с них требуют отчетность, им помогают и с информацией, и материально. Следует предложение: «Господин N — вор и бандит, ворочает большими суммами, не желаете ли проверить?». В девяти случаях из десяти наводка воспринимается как руководство к действию.
       3. Следственные мероприятия. Оказывается, обыски и вызовы на допрос сильно сказываются на репутации бизнесмена. И как только становится известно, что N «приехали проверять», рейтинг доверия к нему рушится не хуже карточного домика. Дискредитация таким способом — одна из самых распространенных.
       4. Изъятие документов. Интерес представляют финансовые документы: счета фирмы, договора аренды и коммерческих сделок. Их проглядывают в первую очередь, реже изымают. В любом случае картина хозяйственной и финансовой деятельности у милиционеров теперь как на ладони.
       5. Выбор состава преступления. На основе документов фирмы сотрудники милиции (иногда с помощью юристов «заказчика») стряпают состав финансового преступления. Это несложно — «грешки» есть у каждого. Куда реже ищут уголовный контекст — так называемый жесткий вариант, когда поставленная и проплаченная цель — посадить конкурента. В итоге весь собранный материал и предположительное обвинение направляются в прокуратуру.
       6. Как становятся уголовниками. Если милиция сильно постаралась, прокурор возбуждает уголовное дело на основании представленных материалов. При этом в прокуратуре, конечно, могут поупрямничать: мол, состав есть, да все не то… В этом случае подключается «конкурент-заказчик», делая заманчивое предложение и прокурорам. Состав преступления находится моментально. Суды по давней договоренности с прокурорами или с конкурентами мочимого имярек проштампуют свои решения: сначала — на обыски, а потом — и на задержание.
       7. Обыски. Могут не привести ни к чему (так оно обычно и бывает в случае с «заказными» делами). Но в ходе санкционированных следственных мероприятий прокуроры получают гигантский объем данных, которые можно успешно использовать и в параллельном арбитражном процессе. Дополнительный эффект обеспечивается арестом активов и замораживанием счетов противника.
       
       Далее все ясно. Гонимый бизнесмен или отдает все добровольно, или вынужден смириться с решением арбитражного суда, чтобы не загреметь за решетку, либо туда все-таки попадает — раз такой непонятливый. Но иногда в роли конкурента какого-либо бизнесмена выступает не олигарх, а само государство либо его представители.
       Таким образом, схема вмешательства государства в «экономические разборки» сводится к простой и внятной задаче: легализовать собственный интерес. А сделать это можно только в одном случае — если конкретный коммерческий спор подвести под статью закона, где официально прописано участие в разбирательстве представителя государства, то есть УК.
       Конечно, не все и не всегда проходит гладко. На случай провала существует «План «Бэ», согласно которому не подтвердившиеся в ходе первого следствия обвинения перекидывают на заместителей бизнесмена, потом на заместителя заместителя и т.д., основываясь при этом все на тех же изъятых ранее документах. Так продолжается до первого успешного результата. Или до тех пор, пока у гонимых не сдадут нервы.
       Вместо того чтобы присудить виноватого негоцианта к административному штрафу и заставить возместить ущерб, ему шьют статью «Мошенничество», или «Уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах», или же «Вымогательство» — в зависимости от фантазии государственного обвинения. Но ответственность уже совсем иная, уголовная.
       Перетянуть в конкурентной борьбе на свою сторону мощный госаппарат не стесняются сегодня не только самые крупные экономические воротилы, но и мелкие лавочники. Уголовные дела подобного рода возбуждаются пачками, бизнесменов проверяют, обыскивают и сажают нон-стопом, особо не заботясь о законности своих действий. Об этом позаботится суд, которому поручено подчистить следственные ошибки.
       Споры знаменитых хозяйствующих субъектов, переведенные в плоскость уголовного права, известны всем. Так появилось «дело Ангелевича». Речь шла о хищении и незаконном присвоении имущества на 10 миллионов долларов — огромная сумма на 1997 г. В итоге спустя три года был оглашен обвинительный приговор лишь по одному обвинению (четыре так и не получили подтверждения). Ангелевич получил 4 года общего режима, но так как три к моменту оглашения он уже отсидел в СИЗО, ему их зачли и тут же, в зале суда, амнистировали в честь 55-летия Победы. Бизнеса уже не было…
       Следующим примером финансового дела с погоней, задержанием и странным судом можно назвать «дело Гусинского» в том же 2000 году. Медиамагнату предъявили обвинение по статье 159 Уголовного кодекса РФ — хищение чужого имущества в крупном размере группой лиц путем обмана и злоупотребления доверием («Мошенничество»).
       И «дело «ЮКОСа» полностью попадает под схему передела собственности с участием государства, по крайней мере, если внимательно исследовать обвинения, предъявленные Ходорковскому, Лебедеву и Шахновскому. Претензии все к тем же налогам (причем столетней давности), инвестиционным обязательствам. Точно такие же, судорожные и незаконные, действия прокуратуры. Точно такие же решения судов, которые подчищают ошибки следователей.
       Остается вопрос: как с этим бороться? Выясняется — никак. Все отдано на откуп прокурорам и судьям: как захотят трактовать закон — так и будут. И получается, что государство оставляет в распоряжении частного бизнеса лишь одно средство защиты — взятку.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera