Сюжеты

МЫШКА-НАРУЖКА

Этот материал вышел в № 84 от 10 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Как работает одно из самых секретных подразделений МВД — «компьютерное» управление «Р» Сегодня в структуре МВД трудно найти более рекламируемое подразделение, чем управление «Р» (название является звучным производным от Управления по...


Как работает одно из самых секретных подразделений МВД — «компьютерное» управление «Р»
       
       Сегодня в структуре МВД трудно найти более рекламируемое подразделение, чем управление «Р» (название является звучным производным от Управления по борьбе с преступностью в сфере высоких технологий). Ныне это подразделение — правопреемник электронной разведки, созданной в 88-м году в недрах КГБ, и тоже является официально засекреченным.
       
       Недавно управление «Р» приготовило бизнесменам подарок — так называемую электронно-следящую ленту для кассовых аппаратов: сотрудники этого управления придумали, как более тщательно контролировать родного предпринимателя. И практически во все торговые точки поступили соответствующие инструкции. Стоит эта штука порядка двухсот долларов и должна ставиться… за счет предпринимателя на каждый кассовый аппарат. Заполняется «следящая лента» примерно за неделю, после чего отправляется в управление «Р» на предмет изучения. А говорят, что доходы должны волновать только лишь налоговые органы…
       Бизнес-сообщество оценило это нововведение точно так же, как и попытки ввести несколько лет назад официальный допуск к пользованию интернетом и уголовную ответственность за несанкционированный выход в сеть. То есть как откровенный анекдот, но с опаской: а вдруг и правда сделают? Тем более что количество подобных «анекдотов» только увеличивается: всех можно порадовать и еще одной инициативой «эровцев» — скорее всего, вновь вернутся разрешения на приобретение мобильника. Сейчас эта идея усиленно лоббируется милиционерами.
       Впрочем, обо всем этом руководитель московского управления «Р» Дмитрий Чепчугов, собравший несколько дней назад весьма представительную пресс-конференцию, как-то не стал рассказывать. В качестве главной темы фигурировали… подержанные мобильные телефоны, которые, по наблюдениям этого милицейского начальника, воруют в транспорте гораздо меньше, чем новые. Отсюда г-н Чепчугов сделал вывод, что россиянам следует экономить на телефонах, покупая всякую дрянь. Что и было послушно растиражировано СМИ. Хотя удивление должен был вызвать хотя бы тот факт, что начальник секретного регионального подразделения появился на телеэкране.
       Подобные инициативы и выступления не могут не вызывать вопросов хотя бы потому, что управление «Р», по моим личным оценкам, — самое малоэффективное оперативное подразделение МВД, и это при том, что сфера деятельности этого отдела, определенная УК, просто широчайшая. Аудио-видео, компьютеры, программное обеспечение, незаконное использование авторских прав, производство контрафактной продукции, нарушение лицензионных соглашений и так далее…
       В то же время ряд международных организаций заявляют, что, например, в сфере производства аудиовидеоконтрафактов Россия уверенно занимает второе место после Китая и уже в следующем году грозит выйти в мировые лидеры. А, скажем, в сфере незаконного использования и тиражирования программного обеспечения нам вообще равных нет. Все это столь явно, открыто и никак не преследуется, что, например, посол США Вершбоу заявил: это «уже наглость», имея в виду масштабы производства контрафактов на госпредприятиях Москвы.
       Понятно, что при таком положении дел говорить больше не о чем, кроме как о подержанных мобильниках. Правда, существуют и еще темы, волнующие оперативников этого ведомства.
       
       Началась эта, прямо скажем, забавная история 14 марта 2001 года, когда старший оперуполномоченный Кукушкин совершил контрольную закупку компьютера в торговом павильоне номер девять на одной из известных торговых площадок Москвы. В итоге магазинчик опечатали по причине нарушения правил торговли, а компьютер — конфисковали.
       Вроде бы сигнал для этих бизнесменов более чем понятный: электронный рынок России — это самая динамично развивающаяся отрасль экономики. И понятно, что за этим развитием рано или поздно начнут как следует следить. Но предприниматель Дмитрий Величкин, ведущий свой бизнес с 90-го года, оказался человеком не только малопонятливым, но и упертым. По-спокойному так, по-интеллигентски…
       — Я не знаю, почему, но за все время своей работы (торговли компьютерами с годовым оборотом в 500 тысяч долларов) мы никогда не пользовались «крышей». Ни разу — то ли повезло, то ли мы были неинтересны, — пожимает плечами Дмитрий Олегович. — А тут взяли и опечатали, причем с явными нарушениями. Мы опротестовали действия сотрудников милиции в прокуратуре и стали ждать.
       Ждать пришлось четыре месяца — и в управлении «Р» наконец вспомнили о Величкине. 13 июля опер Кукушкин вновь явился в «нехороший павильончик» уже со своим начальником — Бердюгиным. Милиционеры опять совершили закупку — и вновь убедились, что Величкин совершенно не хочет сотрудничать со следствием. Тогда в магазин ворвались вооруженные люди в масках. Никаких документов на предмет обыска предъявлено не было. Сотрудников магазина согнали в центр зала, компьютеры и все, что было ценного в помещении (кроме мебели), закидали в приготовленные грузовики — и были таковы. Величкин оценил все увезенное в 100 тысяч долларов.
       Напоследок Кукушкин, как утверждает Величкин, в лоб объяснил «тупому» предпринимателю правила поведения и условия взаимоотношений с сотрудниками милиции. Назывались суммы за прекращение следствия и возврат имущества — 20 тыс. долларов. Я пишу это открыто потому, что спустя два года после описанных событий появился отчет, утвержденный руководством Главного управления собственной безопасности МВД, в котором эта версия Величкина и его сотрудников подробно описывается. Да и суд поставил в этом деле одну из точек (судя по всему, процессов будет еще немало). Предприниматель намерен взыскать не только сумму прямого ущерба (100 тысяч долларов), но и ущерб моральный, а также — упущенную прибыль. Поскольку после милицейского налета фирма Величкина существует практически только на бумаге. И, судя по всему, ему это удастся — несколько месяцев назад уголовный суд признал организаторов акции преступниками. Из милиции их выгнали, правда, реальные сроки эти «оборотни» так и не получили — посадили их виртуально, согласно профилю служебной деятельности, то есть условно.
       Когда «упертый» предприниматель заставил правосудие сыграть в обратную сторону, встал вопрос о судьбе увезенных компьютеров. Выяснилось, что они были вывезены на какой-то загородный склад, и там их благополучно еще раз украли. Величкин как человек глубоко наивный, естественно, в эту милицейскую историю не поверил и добился обыска в главном здании московского управления «Р». Вот здесь и было обнаружено, что изъятые процессоры и проч. спокойно работают в компьютерах оперативников.
       
       Эту историю я рассказывал своим консультантам на столичном электронном рынке. Совпадало практически все: сумма (20 тысяч долларов с крупной точки и 10 — с тех, что поменьше), география, рынки. Разница была только в одном: на всю Москву оказался один-единственный Величкин, который не побоялся, скажем так, оказаться непонятливым, хотя многим есть что терять.
       Чтобы оценить масштабы этого бизнеса, можно обратиться к совершенно объективным оценкам. Есть такое экономическое понятие — доходность рынка. В данном случае доходность электронного (компьютерного) рынка Москвы составляет почти 200 процентов. С точки зрения нормальных товарно-денежных отношений, это — невероятно, даже в условиях развивающейся рыночной экономики. Так вот, эксперты утверждают, что предприниматель вынужден закладывать в норму прибыли в среднем по России 60 — 80 процентов на так называемую коррупционную составляющую (взятки, откаты и т.д.). А по столичному электронному рынку этот показатель составляет почти 120 процентов. То есть, покупая компьютер, вы должны знать, что примерно четверть уплаченных вами денег — это милицейский и прочий откат.
       
       Странности в работе «эровцев» отчасти объясняются тем, что создавалась эта служба как ведомство идеологическое. А сегодня закон требует от нее прежде всего оперативной работы — проще говоря, ловить бандитов. А вот этому-то эти ребята, похоже, и не обучены. Судя по всему, описанное в предыдущей главке — вершина профессионального мастерства «оперов» из управления «Р». Зато на идеологическом фронте все в порядке — здесь инициативы сыплются одна за другой. Есть в этом секретном управлении самый секретный отдел. Этакая «Р» внутри «Эра». Чем он занимается — действительно загадка. По крайне мере никаких документальных подтверждений у меня нет, поэтому все, что написано ниже, нужно воспринимать исключительно как версию и личное мнение журналиста.
       Когда разразился первый скандал с внедрением системы СОРМ-1 (специальное оборудование, призванное осуществлять контроль за деятельностью интернет-провайдеров), этот отдел был немедленно переведен в систему ФСБ. Затем, когда все утихло и началась негласная кампания по внедрению уже совершенно загадочной системы оперативных мероприятий СОРМ-2, отдел вновь засветился в структуре МВД.
       Что такое СОРМ «один» и «два» — до сих пор не очень понятно. Даже для матерых системщиков. В целом все сходятся во мнении, что все создано ради возможности в любой момент вмешаться в деятельность любого провайдера или, скажем, оператора сотовой связи. Или — любой телефонной компании. Одним словом, это попытка контроля над всем электронным пространством страны.
       В связи с этим очень показателен скандал, разразившийся после того, как в открытую продажу попала телефонная база данных одного из крупнейших сотовых операторов страны. До сих пор общественности (а это больше миллиона заинтересованных абонентов) не представлено вразумительной версии произошедшего. Но эта утечка, по странному стечению обстоятельств, произошла как раз в тот момент, когда конкурирующая сотовая компания, у которой, по слухам, есть серьезная поддержка в соответствующих ведомствах, наметила крупные поглощения, чтобы занять лидирующие позиции на рынке.
       Вообще, когда заходит речь о системах СОРМ, бизнесмены из сферы высоких технологий утверждают, что их установка проводится совершенно безо всяких лицензий и соблюдения законодательных норм. Например, ранее, до введения в действие СОРМ-2, сотрудникам управления «Р» для прослушки того или иного сотового телефона нужно было прийти к оператору с санкцией. Так вот теперь этого совершенно не требуется — в смысле куда-то ходить. Любая прослушка может осуществляться де-факто, напрямую, из хорошо всем известного здания на Ленинградском проспекте. Иди проконтролируй их: все засекречено, потому как борьба с терроризмом.
       Прибавьте ко всем этим кошмарам ту программу, которую «эровцы» внедряют последний год всем крупным провайдерам. Программа эта призвана следить за всеми «мейлами». То есть если в вашем электронном послании затесалось нехорошее слово, то вы автоматически становитесь объектом пристального внимания со стороны управления «Р». И все, как всегда, без специального закона, без соответствующего думского обсуждения, тайком от собственных граждан.
       Я направил несколько официальных запросов в МВД на предмет того, чем эта система отличается от банальной перлюстрации писем, — ответов нет. Хорошая это штука — «борьба с терроризмом»: все спишет и засекретит.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera