Сюжеты

МЫ В ОДНОМ ШАГЕ ОТ МАССОВЫХ РЕПРЕССИЙ

Этот материал вышел в № 85 от 13 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

МЫ В ОДНОМ ШАГЕ ОТ МАССОВЫХ РЕПРЕССИЙ Арест бизнесмена Ходорковского разбередил не только бизнес-сообщество, не только политическую элиту страны, но и обычных граждан. Раньше неолигархи мало обращали внимания на олигархические разборки....


МЫ В ОДНОМ ШАГЕ ОТ МАССОВЫХ РЕПРЕССИЙ
       
       Арест бизнесмена Ходорковского разбередил не только бизнес-сообщество, не только политическую элиту страны, но и обычных граждан. Раньше неолигархи мало обращали внимания на олигархические разборки. Теперь, когда Ходорковский отказался уехать и сел, о его судьбе говорят даже в автобусах. Но понимают ли граждане, что происходит в стране? И чем все это обернется лично для них?
       
       — Знаете, Борис Ефимович, на следующее утро после ареста Ходорковского у меня было такое ощущение, что я проснулся в другой стране. А вам как спалось?
       — А у меня не просто смутные ощущения, а твердая уверенность, что в стране идет поворот от управляемой демократии в сторону тотальной цензуры, произвола бюрократии и сворачивания гражданских свобод. Давайте подведем некоторые итоги последних лет, загибайте пальцы… За годы правления новой власти мы получили полную национализацию телеканалов, введение сплошной цензуры по проблемам Чечни, армии, развала коммунального хозяйства, критики президента и всех его действий… Причем список тем, попадающих под цензуру, все время растет. Полностью уничтожен институт федерализма — Совет Федерации носит теперь декоративный характер. Проводится колониальная бюджетная политика — высасывают деньги из регионов, тем самым ослабляя их самостоятельность. Наконец, нынешняя власть живет не по законам, а по понятиям: захотели — арестовали. Слепому ясно, что арест Ходорковского — месть за его политическую позицию, а не за бизнес-прегрешения. Это с одной стороны.
       С другой — также отчетливо ясно, что не может спокойно жить страна, в которой 40 миллионов бедных и 17 миллиардеров. В этом причина популярности радикалов и ультраправых. В этом причина недоверия общества к власти, отторжение социумом любых конструктивных идей, предлагаемых сверху. И в этих условиях власть, вместо того чтобы сосредоточить все усилия на формировании среднего класса — станового хребта экономики, который мог бы позволить стране соскочить с нефтяной иглы, начинает наведение порядка с посадок политических противников.
       — Зато электорат радуется — богатого посадили!
       — От того, что посадили миллиардера, денег в карманах граждан не прибавится. Наоборот, убавится, потому что напуганный капитал побежал из страны. А это значит, что сотни тысяч людей потеряют работу, а бабушки и дедушки не получат прибавку к пенсиям: не с кого будет брать налоги в бюджет. Вместо того чтобы сажать нефтяных олигархов, лучше бы увеличили природную ренту, больше было бы толку.
       В начале августа мы положили на стол президенту свои предложения по нормализации отношений власти и бизнеса. Они трехшаговые. Первый шаг — повышение налогов с экспортеров сырья на 120 миллиардов рублей. Второй шаг — снижение налогов со всех остальных, чтобы развивался несырьевой бизнес. Третий шаг — принятие поправки в Гражданский кодекс, которая устанавливает срок давности по приватизационным сделкам в три года, чтобы страну не лихорадило от раскулачиваний и разговоров о них… Все это было нами сделано. Толку — ноль.
       Теперь сравним эти два плана наведения порядка в стране — наш, либеральный, и кремлевский, репрессивный. Наш план ведет к пополнению бюджета, снятию страны с нефтяной иглы, появлению рабочих мест, сокращению уровня бедности, повышению инвестиционного рейтинга страны, возврату капиталов в страну, экономическому росту. Их план уже привел к вывозу из страны денег, к подмоченной репутации России, сокращению рабочих мест, замедлению экономического роста.
       — Они что, этого не понимают? И почему под удар прокуратуры попал именно «ЮКОС», это же самая прозрачная компания страны?
       — Знаете, на Западе даже термин появился такой — «юкосизация». Он означает модернизацию компании в сторону максимальной прозрачности, внедрение передовых технологий. Термин используется в отношении всех компаний постсоветского пространства, которые от темных схем переходят к открытости. Так что Ходорковский вошел в историю не только как политзаключенный, но и как человек, который первым начал здесь честный бизнес.
       — Поспешил…
       — Я думаю, есть еще одна причина наезда на «ЮКОС». Это планировавшаяся сделка между «ЮКОСом» и «Эксон Мобил». Речь шла об инвестициях в нефтяную промышленность России размером в 25 миллиардов долларов. Таких инвестиций в России не было еще никогда. Если бы сделка состоялась, российская компания «ЮКОС» стала бы частью транснациональной, глобальной компании. Россия превратилась бы в главного игрока на нефтяном рынке мира, а Ходорковский — в одного из самых крупных акционеров самой большой компании мира.
       — Так это же хорошо!
       — Это хорошо для России, а не для нынешней власти. Кремлевские хотят все контролировать и за всем следить, они хотят в любой момент иметь возможность кого-нибудь посадить. В этом суть путинской управляемой демократии, в этом природа нынешней власти: с виду все институты демократии соблюдены, а фактически — это бутафория. Картонная имитация. Совет Федерации — имитация верхней палаты парламента. Выборы в Думу — имитация. Вот «Единая Россия» взяла и отказалась от теледебатов…
       — Кстати, почему?
       — Две причины. Высокомерие и слабость. Высокомерие российской бюрократии, которая отказывается от дебатов с партиями, представляющими интересы миллионов людей. Слабость — потому что боятся проиграть в этих теледебатах. Им ведь сказать-то нечего.
       — А может, оно и к лучшему, что они ушли из телеэфира? Все-таки ТВ — это зрелище, а «Единая Россия» — партия скуки.
       — В другой стране партия, отказавшаяся от дебатов, получила бы полтора процента голосов, а у нас эта партия-зомби идет в списках первой… Мы недавно предложили принять следующий закон: отказ партии от теледебатов на парламентских выборах или кандидата в президенты на президентских выборах является основанием для судебного разбирательства с целью снятия этой партии или этого кандидата с выборов. И что вы думаете? После пресс-конференции, где мы обнародовали этот законопроект, последовали абсолютно истерические звонки из Кремля почти во все газеты и на все телеканалы. Был такой прессинг, что даже НТВ не осмелилось ничего сказать по поводу нашего предложения. Это, кстати, о цензуре и управляемой демократии…
       — Ваши прогнозы относительно дела Ходорковского?
       — Я направил в суд поручительство за Ходорковского. Он не маньяк, он не представляет никакой угрозы ни для кого, он никуда не собирается бежать, о чем не раз заявлял. Мы будем добиваться изменения меры пресечения, хотя прекрасно знаем, что в России действует «Басманное правосудие» — лживое, насквозь «понятийное» и решающее дела целиком по указке Генеральной прокуратуры.
       — Что же тогда дает вам надежду?
       — Общественный напор. Я думаю, у нынешней власти будут проблемы с Евросоюзом из-за Ходорковского. Никто не хочет сказать, что Ходорковский — белый и пушистый. Но зачем было его сажать до суда? Хватит уже оскорблять Россию! Ведь это самое настоящее оскорбление. Надо сильно не любить страну, чтобы так действовать: у России был шанс для экономического прорыва. И этот шанс мы опять упустили. Только-только капиталы стали в мае возвращаться в Россию, а в июне опять начали убегать. Причина? «ЮКОС». Сколько убежало? 8 миллиардов. Сколько еще убежит? Еще 10 миллиардов. И плюс, точнее, минус 25 миллиардов, которые не пришли в Россию из-за сорвавшейся сделки «ЮКОСа» с «Эксон Мобил». Недавно «Данон» притормозил сделку с «Вимм-Билль-Дан». А люди готовы были вложить миллиард долларов в пищевую промышленность России. Причина? Та же: нестабильная ситуация в бизнесе. Сколько рабочих мест мы потеряли?
       Возникла очень глубокая трещина между бизнес-элитой России и властью. И она только разрастается из-за того, что власть высокомерно отказывается от диалога. По статьям, которые предъявлены Ходорковскому, можно завтра же посадить 10 миллионов человек — от владельца ларька до владельца крупной компании. Потому что практически все бизнесмены, используя легальные схемы, оптимизировали налоги.
       — Если схемы легальные, то есть формально не нарушающие закон, почему прокуратура их инкриминирует?
       — Потому что больше нечего. Вот вам пример касательно эпизода по «Апатиту», который Ходорковскому инкриминируют. Наше правительство — Черномырдина—Чубайса—Немцова — судилось с Ходорковским на эту тему. Он действительно не выполнил инвестиционный договор. И мы стали с ним судиться. В результате между Ходорковским и правительством было подписано мировое соглашение. Все это знают. То есть в этом эпизоде, который вменяют в вину Ходорковскому, нет не только состава, но и события преступления!.. И по таким надуманным поводам, переворошив старые бумаги, можно миллионы людей пересажать ни за что. Миллионы бизнесменов. И десятки миллионов их работников, которые получали зарплаты в конвертах и, соответственно, не платили налоги.
       — Миллионы людей — это что, массовые репрессии?
       — Мы стоим в одном шаге от этого.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera