Сюжеты

СУД ПЫТАЕТСЯ ОГРАДИТЬ ПРОКУРОРОВ ОТ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ

Этот материал вышел в № 85 от 13 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ГЕНПРОКУРАТУРА ПРОТИВ «НОВОЙ ГАЗЕТЫ» СУД ПЫТАЕТСЯ ОГРАДИТЬ ПРОКУРОРОВ ОТ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ В Генпрокуратуре оборотней не ловят. Боятся, что опустеют кабинеты Мы, наконец, получили решение Басманного суда по иску первого...


ГЕНПРОКУРАТУРА ПРОТИВ «НОВОЙ ГАЗЕТЫ»
СУД ПЫТАЕТСЯ ОГРАДИТЬ ПРОКУРОРОВ ОТ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ
В Генпрокуратуре оборотней не ловят. Боятся, что опустеют кабинеты
       

      
       Мы, наконец, получили решение Басманного суда по иску первого замгенпрокурора Юрия Бирюкова. Напомним: прокурор обиделся на то, что мы обозначили его роль в судьбе уголовных дел крупных бизнесменов и чиновников. Дела эти странным образом накрылись медным тазом…
       
       Но, прежде всего, на деятельность Юрия Бирюкова обратила внимание Комиссия Госдумы РФ по борьбе с коррупцией и пришла к заключению «О ненадлежащем отношении к исполнению служебных обязанностей заместителей Генерального прокурора РФ Бирюкова Ю. С. и Колмогорова В. В.». Этот документ был представлен на процессе. Увы, Басманный суд посчитал, что Комиссия по борьбе с коррупцией не имеет права высказываться по поводу коррумпированных прокуроров. И этот абсурд закрепил своим решением.
       Судья так и объявил, что документ комиссии Государственной Думы для него не доказательство. Он-то хотел другого: «Не представлено вступившего в законную силу приговора суда в отношении истца (Бирюкова. — Р. Ш.), постановления о возбуждении уголовного дела, приказа о дисциплинарном наказании или же акта служебной проверки».
       Такое ощущение, что судья специально упоминает то, чего пока не может существовать в российской природе. Ведь Комиссия по борьбе с коррупцией как раз и требует от прокуроров провести служебную проверку, мотивирует свою позицию, перечисляет документы, приводит факты… Какие могут быть уголовные дела и судебные решения, если объективной проверки деятельности первого зама генпрокурора нет до сих пор?
       Служебные проверки не проводятся, даже когда есть очень серьезные данные о коррупции в Генпрокуратуре. Мы уже говорили об официальных прослушках телефонных разговоров контрабандистов — фигурантов скандального мебельного дела «Трех китов». Эти материалы несколько лет пылятся в ГУВД Московской области и прокуроров совершенно не интересуют, хотя речь идет о передаче высокопоставленным сотрудникам Генпрокуратуры порядка 2 млн долларов.
       Как обещали, продолжаем публиковать материалы этой прослушки. В прошлый раз («Новая газета» № 83) мы остановились на том, как бизнесмены договаривались о передаче в Генпрокуратуру первой партии денег — 125 тыс. долларов. Они рассуждали о том, что прокуроры опасаются меченых купюр, и говорили о запугивании тех, кто занимается делом «Трех китов». Все фамилии переговорщиков есть в редакции, и у правоохранительных органов они тоже есть.
      
       15 декабря 2000 г., 13.53. Бизнесмен З.: «…Основная задача, как мы с тобой говорили в свете последних наших с тобой разработок, — это вернуть деньги и вернуть товар… Тебе Алик (близкий З. бизнесмен, который пытался попасть в «Единую Россию». — Р. Ш.) все скажет… Он примет решение <…>. Мы будем иметь поддержку на самом «верху» <…>. Нам будет помощь секретариата, а там тоже есть выход на Генпрокуратуру хороший. Пообещали нам. Так что мы сейчас будем во всеоружии биться».
       2 марта 2001 г., 15.14. Старший прокурор К. одного из управлений Генпрокуратуры отчитывается перед бизнесменом о проделанной «работе»: «…Сегодня в любом случае забираю у него ксерокопию <…> со всеми визами вплоть до сегодняшних. <…> Суть не меняется, но чтобы на одном листе уложился он. Но за подписью. Причем сначала отказался тоже. Там К. (начальник управления Генпрокуратуры. — Р. Ш.) прошел напролом. Но вот сейчас бегает…».
       Любопытно, некоторые прокуроры поначалу отказывались участвовать во всем этом, но затем поддавались на уговоры коллег, которые к ним прибегали, и нехотя соглашались.
       13 марта 2001 г., 13.03. Главному контрабандисту З. позвонил К. — старший прокурор Управления Генпрокуратуры. К.: «Добрый день. К. побеспокоил <…> Как вы там?» З.: «Ну, я вот только с одной надеждой на вас». К.: «…Как бы нам увидеться. Есть один вопрос… Может, прямо сюда подскочили бы? (в Генпрокуратуру. — Р. Ш.) Как подъедете, я прямо в любое время вас встречу <…> Надо один момент провернуть. Один вопрос. Я имею в виду, что процедуру дальше продолжить…».
       Надежды оказались ненапрасными — и процедуру продолжили.
       29 марта 2001 г., 15.24. Звонок прокурора одного из отделов управления по надзору — господина М.: «М. побеспокоил, Генеральная прокуратура. Меня П. просил выйти на вас… Чтобы принимать решения по нарушениям законности, необходимо иметь документы, когда были визиты, какие требования… Чтобы ваши юристы подготовили, а мы это в дело потом…».
       А вот и финал активных встреч, переговоров и немеченых купюр.
       15 мая 2001 г., 16.13.: «Николай Валентинович, ну, я не знаю: вы, наверное, уже знаете добрые вести… 7 мая дело по «Лига Марс» (подставная фирма, которая проводила контрабанду и заключала пятимиллионный долларовый контракт с такой же пустышкой в США — фигурантами дела «Бэнк оф Нью-Йорк». — Р. Ш.) прекращено за отсутствием состава преступления… Я сейчас с П. (следователь Генпрокуратуры по особо важным делам. — Р. Ш.) созванивался, со следователем…».
       31 мая 2001 г., 16.23. Бизнесмен Х. сообщает З., что получил еще один прекрасный выход на Генпрокуратуру. Х.: «Ну, я очень хороший контакт получил еще там, где тебе постановление выносили (постановление о прекращении уголовного дела выносили в Генпрокуратуре. — Р. Ш.)». З.: «Постановление?». Х.: «Да, прямо выход на Т». Тут бизнесмен называет фамилию следователя.
      
       Еще раз повторим: это цитаты из законной прослушки телефонных переговоров фигурантов уголовного дела. Все зафиксировано с точностью до минуты. Потенциальные уголовники договариваются с прокурорами о том, как прекратить разбирательство. Без стеснения называют имена, отчества, фамилии и должности сотрудников Генпрокуратуры РФ. Прокуроры, не стесняясь, представляются в ходе этих телефонных бесед. Начальники некоторых управлений Генпрокуратуры служат мальчиками на побегушках — исполняют поручения контрабандистов, уговаривая других прокуроров подписать нужные бумаги…
       И никаких служебных проверок по этому поводу не было, нет и, в ближайшее время, не предвидится, несмотря на то что фамилии высокопоставленных лиц в записи звучат довольно четко. В этой связи интересно, на кого надеется судья Басманного суда, который игнорирует заключение Комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией насчет заместителей генпрокурора и отказывает ей в праве выражать официальное мнение на этот счет? Кто их будет проверять?
       Фактически нас пытаются лишить последней, весьма незначительной возможности общественного контроля за деятельностью Генпрокуратуры. Ей этот контроль не нужен. Ведь, если начнется охота на оборотней в прокурорских мундирах, кабинеты на Большой Дмитровке просто опустеют.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera