Сюжеты

ИЗ СНЕЖНОГО БАРСА ДОМАШНЕЙ КОШКИ НЕ ПОЛУЧИТСЯ

Этот материал вышел в № 85 от 13 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Саратовский безработный покорил одиннадцать высочайших вершин мира Для счастья саратовцу Сергею Богомолову надо покорить три горы высотой более 8 тыс. метров. На одиннадцати таких вершинах бывший инженер оборонного завода уже побывал. На...


Саратовский безработный покорил одиннадцать высочайших вершин мира
       

        
       Для счастья саратовцу Сергею Богомолову надо покорить три горы высотой более 8 тыс. метров. На одиннадцати таких вершинах бывший инженер оборонного завода уже побывал. На одной из них узнал о рождении сына. На другой потерял друга. Сказала бы, что на третьей понял смысл жизни.
       
       Мечта инженера
       Еще в университете Богомолов придумал продолжение к одной старинной пословице. Умный гору действительно обойдет. Чтобы залезть с более интересной стороны. К самостоятельности суждений Сергея Георгиевича, как он сам считает, «подталкивали» предки — казаки, поддержавшие Емельяна Пугачева. Главного бунтовщика Екатерина казнила. А его соратника Болдырева (от которого идет род Богомоловых), по семейной легенде, жаловала «за дерзость» именьицем под Алтынной горой. Со временем Болдыревка стала частью Саратова. В 1933 году деда Богомолова раскулачили. Но родовой дом и нонконформистский дух крепки по сей день.
       В секретной лаборатории радиоприборного завода молодой физик Сережа усидеть не мог и лез поближе к небу. Более 1000 дней провел в альпинистских лагерях, получил первую категорию инструктора, звание мастера спорта и знак «Снежный барс». Его присуждают тем, кто покорил все пять семитысячников на территории бывшего Союза. Саратовец сделал это четырежды. В составе гималайской экспедиции обошел все вершины горы Канченджанга. Повторить этот маршрут никто не может до сих пор. Когда обнищавший завод выставил сотрудников на улицу, бывший инженер задумал покорить все 14 высочайших вершин мира.
       — Как я заметил, мы ныть любим. Вроде есть квартира, машина, гараж, а искры в глазах нет. Наверное, это внутренняя распущенность. В Непале или Пакистане люди живут на голых камнях. Но пляшут и поют. Мне нравится смотреть на жизнь с улыбкой. И никакая экономика меня не переубедит, — рассуждает Сергей Георгиевич.
       Каждое лето Богомолов продвигается к своей мечте на восемь с лишним километров по вертикали. В 1991 году взошел на Чо-Ойю. В 1993-м — на Дхаулагири. В 1995-м — на Эверест. В 1996-м — на Макалу. В 1997-м — на Лхоцзе. В новом тысячелетии побывал на Хидден-пике, Гашербруме-2 и Шиша-Пангме. Летом замахнулся на мировой рекорд — покорение трех вершин в Гималаях и Каракоруме подряд.
       
       Король Непала подождет
       Уникальную экспедицию организовал Ирланд Ильинский — тренер сборной альпинистов Казахстана. С 22 мая по 25 августа предполагалось взойти на Нанга-Парбат (8126 м), Броуд Пик (8047 м) и вторую вершину мира (8611 м) с непоэтичным названием К2. Вообще-то в нынешнем сезоне саратовец был уже занят: король Непала прислал Богомолову приглашение на торжество в честь 50-летия первого восхождения на Эверест. Но денег на дорогу найти не удалось. Зато на мировой рекорд спонсоры «клюнули», и Сергей Георгиевич присоединился к казахстанцам. «Я работаю скромно, без кислорода и шерпов. Мое восхождение стоит от 10 до 20 тыс. долларов, — поясняет «снежный барс». — Горы за деньги не купишь. В 1996 году американские туристы заплатили фирме «Горное безумие» по 70 тыс. долларов и без подготовки высадились на Эверест. Погибли все, вместе с квалифицированными инструкторами и гидами, которые пытались вывести людей».
       К казахстанской экспедиции присоединились также представители США, Франции, Италии и Испании. Как рассказывает Богомолов, за рубежом альпинизм считается не спортом, а развлечением. Хотя экипировка на Западе лучше, горовосходителей там меньше, а их результаты скромнее, чем в России и СНГ. Как считает Сергей Георгиевич, отечественным альпинистам помогает привычка к коллективизму. «Чистой «физикой» в горах не обойдешься. Недаром инструктор, составляя характеристику для начинающего спортсмена, может отметить отличную техническую подготовку, но вынесет вердикт: альпинизмом заниматься не рекомендую по морально-этическим показаниям. На высоте ты находишься в замкнутом коллективе. Без командного духа погубишь и себя, и других».
       
       «Золотые» горы
       Пакистан Богомолову полюбился. В особенности из-за установленного там сухого закона. Сам спортсмен спиртного не употребляет. Хотя врачи и прописывают ему в межсезонье пиво для восстановления веса. «Это строгая мусульманская страна. Местные жители поражают ответственностью и обязательностью. Весь северо-восток Пакистана — горная пустыня, 180 миллионов жителей и отсутствие рабочих мест. У каждой семьи есть стадо вьючных яков. Люди живут за счет сопровождения альпинистов. Государство — за счет налога на восхождения. Это одна из причин конфликта между Пакистаном и Индией, которой тоже хотелось бы иметь доступ к доходным горам», — говорит Богомолов. Удовольствие влезть на Броуд Пик стоит 6 тыс. долларов, на К2—10 тысяч (это только официальная величина налога). К каждой команде, работающей в приграничных районах, приставляют офицера связи, который должен улаживать конфликты. Местные пограничники едва не задержали одного из участников экспедиции — уроженца Уральской области Максюда Жумаева. О существовании Казахстана в Гималаях не подозревали и приняли гостя за джунгарского китайца. Маскироваться пришлось спортсмену из США — американец носил шапочку с символикой Канады.
       Самолетом альпинисты добрались до Исламабада, поездом — до горного городка Скарду, на джипах — до ущелья Балторо и неделю шли пешком до подножия гор и ледника. С ледниками Богомолов знаком хорошо. Поднимался на пик Ленина, где в 1990 году ледник смел со склонов 40 человек.
       На штурме первой вершины, Нанга-Парбат, заболел пневмонией казахстанец Дамир Молгачев. Итальянец Франко обморозил руки. Его земляк Оскар потерял рассудок из-за непереносимости высоты. «Горняшка» бьет уже на высоте в две тысячи метров. Начинается мигрень, нарушается координация движений, пропадает аппетит. Фирма, сопровождавшая восхождение, намеревалась одним махом решить транспортную и пищевую проблемы. Альпинистам предложили съесть грузового яка. Но до места трапезы скотинка не дошла — сломала ногу. Пока спортсмены акклиматизировались в базовом лагере, им каждый день пригоняли живую козу. К вершине горовосходители взяли рис, вермишель и импортированную с родины гречку (в Пакистане ее нет). Выше 8 тыс. метров начинается «зона смерти». Ветер достигает 100 км в час. Температура падает до минус 35. Содержание кислорода в четыре раза ниже нормы. Начинают отмирать клетки головного мозга.
       
       30 километров до счастья
       — Перед вершиной наступает физическое истощение. Идешь только на патриотизме. Думаешь о том, что представляешь целую страну, — говорит Богомолов. Насколько взаимны его гражданские чувства, он оценить затрудняется. На равнине Сергей безработный. Триколоры укрепляет на вершинах безвозмездно — премии спорткомитета канули в прошлое. Весной, перед экспедицией, разослал 100 электронных писем в официальные инстанции с просьбой о помощи. Не ответил никто. Среди земляков, как думает альпинист, он делает «антирекламу» горному спорту. Услышав ответ на вопрос: «Сколько ты за это имеешь?», собеседники крутят пальцем у виска. Иностранных коллег саратовец убеждает, что получает зарплату в 100 долларов. Все равно сочувствуют.
       17 июня экспедиция поднялась на Нанга-Парбат. 17 июля — на Броуд Пик. 21-го выступила на капризную К2, которая не принимала никого уже два года. Впереди казахстанской экспедиции шла группа западных альпинистов. На высоте 8300 м сорвался швейцарец. Погибла пара из Испании, шедшая в одной связке. Команда Ильинского добралась до отметки 8100 м. Повалил снег. Склон затрещал. Опасаясь лавины, спортсмены вернулись в базовый лагерь. Отсидеться не удалось — в Гималаях наступила зима. Участники посовещались и пришли к общему мнению: горы стоят вечно, а ходят на них живые альпинисты. «Это первая гора, которая тебя не пустила», — написала Богомолову супруга.
       Быть женой альпиниста, пожалуй, труднее, чем лазать по горам. Супруга (бывшая велосипедистка) торгует на рынке, растит двух сыновей. О рождении первенца папе пришлось сообщать куда-то в поднебесье. «Из снежного барса домашней кошки не получится», — утешает вторую половину Сергей Георгиевич.
       Зимой 52-летний альпинист катается на лыжах и бегает марафоны. Весной снова отправится на К2. Три непокоренных горы, меньше 30 километров до счастья.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera