Сюжеты

ПУТИН ПРОТИВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ГЕНПРОКУРАТУРЫ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ЦЕЛЯХ

Этот материал вышел в № 86 от 17 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Санкт-Петербургская организация Всероссийского общественно-политического движения «НАШ ДОМ — РОССИЯ» 20.05.96 № 20-4 Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину, Генеральному Прокурору РФ Ю.В. Скуратову, Лидеру движения «Наш дом — Россия»...


       
       Санкт-Петербургская организация Всероссийского общественно-политического движения «НАШ ДОМ — РОССИЯ»
       
       20.05.96 № 20-4
       Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину,
       Генеральному Прокурору РФ Ю.В. Скуратову,
       Лидеру движения «Наш дом — Россия» В.С. Черномырдину
       
       Санкт-Петербургская организация «Наш дом — Россия» выражает решительный протест против травли и клеветы, развернутой Генеральной прокуратурой России против мэра города А. А. Собчака.
       Под предлогом «борьбы с коррупцией» Генпрокуратура использует свою работу в политических целях, дискредитируя власть. Следственная группа Л.Г. Прошкина дает интервью и, в нарушение всех процессуальных норм, публикует бездоказательные материалы в коммунистической прессе: «Советская Россия», «Правда», «Народная Правда», которые используются в качестве агитационных листовок в предвыборной борьбе.
       Обращая внимание на это обстоятельство, Петербургская организация «Нашего дома — России» требует принятия решительных мер для прекращения использования правоохранительных органов в политических целях и официального выражения оценки подобной позиции Генпрокуратуры.
       
       Председатель совета Санкт-Петербургской организации «Наш дом — Россия», В.В. Путин
       Председатель исполкома Санкт-Петербургской организации «Наш дом — Россия», А.В. Прохоренко
       
      
С ПОДЗОРНОЙ ТРУБОЙ У ВЫБИТОГО ГЛАЗА…
ИЗ ОРГАНА, ДОЛЖНОГО ЗАЩИЩАТЬ ОБЩЕСТВО ОТ ВЛАСТИ, ПРОКУРАТУРА ПРЕВРАТИЛАСЬ В ОРГАН, ЗАЩИЩАЮЩИЙ ВЛАСТЬ ОТ ОБЩЕСТВА
       
       Превращение прокуратуры в самое известное ведомство в стране заставляет задуматься о той странной роли, которую это «государство в государстве» играет в российской действительности.
       Закон «О прокуратуре» наделяет ее широчайшими правами, но при этом абсолютно не обременяет обязанностями: прокуратура все может, но ничего не должна. Прокуроры не должны ничего никому объяснять и никому не обязаны ничего предоставлять. Зато все прочие обязаны беспрекословно выполнять решения прокуроров, подчиняться их требованиям.
       Прокурорская «вертикаль» совершенно автономна: генеральный прокурор вообще не отвечает ни перед кем, а прочие прокуроры, в соответствии с упомянутым законом, отвечают исключительно перед вышестоящим начальством.
       Впрочем, назначение и снятие генпрокурора по представлению президента естественно ведут к тому, что именно его он и полагает своим начальником. И было бы странно, если в этой ситуации воля этого начальника или его приближенных не стала для прокуратуры тем единственным законом, который и следует выполнять и охранять.
       Последствия неудивительны.
       Из органа, должного защищать общество от власти (которая всегда и везде является главным нарушителем закона), прокуратура превратилась в орган, защищающий власть от общества.
       Известно, как часто прокуроры смотрят на вопиющие нарушения закона, приставив подзорную трубу к выбитому глазу. И, естественно, ничего «не обнаруживают». Факты, приводимые заявителями, «не подтверждаются», будь они хоть на 200% достоверны, оснований для прокурорского реагирования «не усматривается». Заставить прокуратуру реагировать на нарушения закона невозможно, а объясняться, как уже сказано, она ни с кем не обязана.
       Трудно, впрочем, не заметить, что юридическая слепоглухонемота поражает орган, именуемый в России прокуратурой, как правило, тогда, когда нарушения совершаются в интересах власти. Но этот же орган чудесным образом обретает и чуткий слух, и острое зрение, и уверенный голос, когда можно хоть в чем-то придраться к ее оппонентам…
       Так, во время любой избирательной кампании мы видим, как прокуратура мужественно уклоняется от исполнения своих обязанностей, получая жалобы на использование «административного ресурса» или на незаконную агитацию со стороны «административных» кандидатов. Зато у оппозиции тщательно выискивают в глазу любую соринку.
       Простой пример: на прошлогодних выборах депутатов питерского Законодательного собрания кандидаты, входившие в неформальный «список губернатора», могли не опасаться пристального внимания прокуратуры.
       Тех же, против кого губернатор Владимир Яковлев тогда боролся, прокуратура беспощадно карала даже за вовсе не существующие нарушения. Против одного из таких кандидатов возбудили уголовное дело, когда конкуренты выпустили поддельную листовку от его имени. То, что это фальшивка, понимали все, кроме помощника районного прокурора.
       Кстати, всем этим тогда громко возмущался высокопоставленный сотрудник полпредства президента: поддерживаемые полпредством кандидаты боролись с «губернаторскими». Но прошел год, и именно этот чиновник занял кресло питерского прокурора. Настали выборы губернатора, на которых Кремль поставил на Валентину Матвиенко. Угадайте с трех раз, сколь беспощадно новый прокурор пресекал использование «административного ресурса» и незаконную агитацию в пользу «кандидата № 1»?
       Точно так же прокурор не усмотрел ничего противозаконного в непрерывном появлении Матвиенко в предвыборном эфире — само собой, без оплаты из избирательного фонда. Надо ли сомневаться в том, что, если бы неоплаченную агитацию позволил себе кто-либо из соперников Матвиенко, реакция последовала бы незамедлительно?
       Впрочем, «избирательное» применение закона характерно для отечественных прокуроров не только во время выборов.
       На тех же берегах Невы уже два года как пытаются привлечь к ответственности некоего Юрия Беляева — лидера «Партии свободы» и автора фашистского листка, доходчиво объясняющего «нашей русской молодежи», как надо бороться с «грязными» «оккупантами-кровососами с Кавказа».
       Как «противопоставить лжи и насилию правду и насилие, а если нужно, и ложь» и «бить врага подручными средствами».
       Казалось бы, наглядный пример для применения 282-й статьи Уголовного кодекса «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды»? Но нет: трижды (!) прокуратура отказывалась возбуждать уголовное дело.
       Не убедило прокуроров даже то, что специалисты в области социальной психологии и филологии, привлеченные в качестве официальных экспертов, дружно признали соответствующие материалы разжигающими национальную вражду. Но у прокурора — другая логика: в постановлении об отказе в возбуждении дела говорится, что Беляев «хотел донести читателю чувство уверенности в завтрашнем дне», а его партия «полностью поддерживает президента РФ».
       Возможно, прокурор искренне полагает, что президент придерживается таких же убеждений относительно «инородцев» и тоже считает, что бороться с теми, кто ему не нравится, надо любыми подручными средствами.
       Но возможно и то, что он столь же искренне полагает: те, кто поддерживает президента, неприкосновенны для закона.
       Ну а те, кто не поддерживает, пусть не говорят, что их не предупредили…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera