Сюжеты

МИТИНГ ЗАКАЗЫВАЛИ?

Этот материал вышел в № 86 от 17 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

«Массовка» на политических мероприятиях — чаще всего это просто бизнес «Срочно! Работа! Участие в митинге — 130 руб. в час. Обращаться…» Объявление попалось мне на глаза в общежитии МГУ. Ярко-зеленые буквы на тетрадном листке в клеточку....


«Массовка» на политических мероприятиях — чаще всего это просто бизнес
       

      
       «Срочно! Работа! Участие в митинге — 130 руб. в час. Обращаться…» Объявление попалось мне на глаза в общежитии МГУ. Ярко-зеленые буквы на тетрадном листке в клеточку. Ничего необычного. Денис часто вывешивает такие объявления.
       — Я должен знать, с кем имею дело, — объясняет Денис, постукивая пальцем по лежащей на столе листовке. Денис — студент шестого курса («Факультет не называй!»). Два года занимается вербовкой студентов для участия в заказных митингах и пикетах.
       …Все началось перед выборами в Мосгордуму. Помимо основного перечня услуг одна консалтинговая фирма предлагала организацию митингов и пикетов. Денис в то время участвовал в кампании по сбору подписей в пользу одного из кандидатов и имел с представителями фирмы некоторые контакты. Они и предложили ему набрать людей для пикета. Деньги были нужны, он согласился. С тех пор этим и занимается.
       Схема работы несложная. Сначала Денис созванивается с префектурой округа (чаще всего Центрального), представляется журналистом и узнает, кем, где и когда будут проводиться митинги. Потом выходит на связь с организаторами мероприятия и предлагает свои услуги. Чаще всего Денис имеет дело с различными PR-агентствами. Список агентств, с которыми он сотрудничает, вызывает уважение. Некоторые — в первых строчках рейтингов: Фонд эффективной политики, например, или «Никколо М»… Иногда звонят представители партий, с которыми Денис когда-то имел дело. Уточнив, сколько человек надо нанять, он вывешивает объявления в своем общежитии — и начинается сбор «пехоты».
       «Пехота» — это люди, которым платят деньги за то, чтобы они постояли с плакатами часок-другой на митинге или чаще всего — в пикете. Идеальное место для вербовки — студенческое общежитие. Его обитатели — большие любители халявной работы, чаще всего голодные и ничего не понимающие в политике.
       На столе у Дениса — длинный список с указанием имен, телефонов и номеров комнат постоянных «сотрудников». Многие студенты приводят с собой друзей, а те — своих друзей и т.д. В общем, желающие есть всегда. Им все равно, кого поддерживать, лишь бы платили.
       — С деньгами когда как, — говорит Денис. — Существует определенный тариф. Меньше чем за сто рублей в час никто не пойдет, больше 150 — себе в убыток. Если пикет санкционированный, то в среднем плачу по 130 рублей. Если не согласованный с властями и милицией, то плата удваивается, а то и утраивается. За риск. Например, недавний пикет против Грызлова для половины участников закончился в отделении милиции. Сама понимаешь, мероприятие было несанкционированное.
       Иногда в таких случаях «вербовщику» заранее выдаются деньги для откупа от милиции. Обычно это две-три тысячи рублей.
       С «пехотой» расплачиваются после мероприятия: «заинтересованные лица» встречаются на ближайшей от места проведения митинга станции метро — и «вербовщик» распределяет деньги. Чтобы в «пехоту» не внедрились посторонние, используется система флаеров. «Пехотинцам» выдаются билетики. Предъявил бумажку — получи заработанные 130—150 рублей. Но даже это не всегда помогает, поэтому самые продвинутые организаторы используют двойную систему флаеров. Нанятые участники получают билет одного образца, его в процессе «работы» нужно обменять на другой, по которому в итоге и можно получить деньги.
       Заработок «вербовщика» напрямую зависит от численности набранной им «пехоты». Деньги за «массовку» он получает от организаторов митинга после того, как представители партии или фирмы удостоверятся в выполнении работы. Один «пехотинец» стоит от 50 рублей и выше. То, что остается после расчета с наемниками, по праву получает «вербовщик». Сумма набирается весьма, по студенческим меркам, приличная — не менее 2,5 тысячи рублей, бывает и больше. Случается, правда, что для расчета с «пехотой» вербовщику приходится вынимать деньги из собственного кармана.
       …Тихий стук в дверь. Робко заглядывает девушка.
       — Собрала? — спрашивает Денис.
       — Да. Шестнадцать.
       — Хорошо. — Денис доволен. — Сейчас подписи собираем: за одного кандидата в мэры и двух — в депутаты. За одну подпись плачу сборщику 10 рублей, а если все три в комплекте, то, соответственно, — 30.
       Не успевает девушка закрыть за собой дверь, как звонит телефон.
       — А, здравствуйте… Да… Угу… Завтра? Хорошо. Во сколько?.. В Газетном переулке? Да-да, знаю… До свидания.
       Складывая мобильник, Денис поясняет: «Кандидат от партии СЛОН (Союз людей образования и науки. — М.Л.) хочет встретиться. Я его в интернете откопал, предложил свои услуги по сбору подписей и вообще…».
       — А для тебя имеет значение, на кого ты работаешь?
       Денис мнется:
       — Ну в целом… Участвуя в пикете, ты ведь не обязан проявлять себя как горячий сторонник партии, ты — только «массовка», так? И, кроме того, большинство участников — студенты младших курсов, они же ничего не понимают в политике, им все равно, кто заказывает пикет или митинг. И в конце концов, сама посуди: если ты не соберешь, скажем, 50 человек, то их соберет кто-то другой.
       Денис достает из ящика стола какую-то бумагу, протягивает мне. Жирным курсивом: «Категорически запрещается брать настоящий документ на пикетирование». И здесь, оказывается, есть свои инструкции и правила. Вот, например, список предметов, которые нельзя приносить участникам пикета. Во-первых, это оружие или то, что может быть расценено милицией как оружие. Далее — алкогольные напитки, наркотики и даже лекарства.
       Инструкция рекомендует участникам митингов и пикетов, как себя вести «в конфликтных ситуациях». Под «конфликтными ситуациями» подразумеваются возможные столкновения с милицией. А посему следует:
       «На вопросы сотрудников правоохранительных органов: «Кто организатор пикета?» отвечать: «Не знаю. Посмотрю. Он где-то здесь…».
       Вопрос: Санкционирован ли пикет?
       Ответ: Не знаю. Скорее всего, документы у организатора.
       Вопрос: Кто организатор?
       Ответ: Фамилию я не знаю. Видел его один раз издалека.
       Вопрос: Откуда у вас транспаранты?
       Ответ: Лежали на асфальте…»
       Инструкция подробно описывает, как вести себя при задержании, что можно и что нельзя делать, кому звонить и т.п. В заключение приведена 51-я статья Конституции, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя и своих близких.
       В общем, все предусмотрено. Система работает, и весьма эффективно. Партии и политики покупают «массовку». Сколько человек вовлечено в эту систему? Трудно сказать. Известно, что стоят они недорого — 130 рублей в час за душу. Интересно, а сколько можно купить избирателей таким вот экономным способом?
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera