Сюжеты

РОСКОШЬ СОБАЧЬЕЙ ЖИЗНИ

Этот материал вышел в № 86 от 17 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сколько зарабатывает заводчик-кинолог Бюджет страны напоминает реку: он складывается из ручейков дохода ее отдельных граждан. Хотя в России эта денежная река вполне заслуживает названия «подземной» — большая часть россиян живет на то, что...


Сколько зарабатывает заводчик-кинолог
       
       Бюджет страны напоминает реку: он складывается из ручейков дохода ее отдельных граждан. Хотя в России эта денежная река вполне заслуживает названия «подземной» — большая часть россиян живет на то, что в просторечии зовется «подработкой». Именно она, эта вторая работа, ставшая источником существования, позволяет нашим согражданам терпеливо переносить все тяготы экономических реформ. А значит, подсчет масштаба «бизнеса» миллионов российских семей — задача поистине государственной важности.
       В прошлом выпуске рубрики «Бюджет народа» «Новая газета» подсчитала доход человека, занимающегося почасовой сдачей комнат в аренду. Сегодня мы проводим ревизию доходов представителя одного из самых доходных еще с советских времен промысла — собаковода, занимающегося разведением и продажей элитных щенков.
       
       По статистике, каждая пятая семья в России держит собаку. Чаще всего собака — это просто друг, любимый мокрый нос. При этом большинство собаковладельцев считают, что те, кто делает на собаках бизнес, этих самых собак не любят: «На друзьях зарабатывать нехорошо». На самом деле собаководы делают работу целых научно-исследовательских институтов: ведь именно их усилиями в России сохраняются и развиваются уникальные породы друзей человека.
       Среди породистых собак (на дворняжках бизнеса не сделаешь) есть собаки простые и хорошие. Простых покупают по объявлениям в газетах, на «Птичке» или даже в зоомагазинах. Цена такого пса в среднем составляет около 150 долларов — в зависимости от породы, конечно. Если повезет, вашему приобретению дадут родословную, и вы сможете сводить своего питомца на выставку. Но оценку выше «хорошо» вы точно не получите.
       Простая собачка будет верным и нежным другом, будет иметь все положенные ей по породе признаки, не будет уродом — и все. А вот хорошие собаки — это совсем другое дело. Во-первых, их мало. В каждой породе собак действительно «классных», как выражаются заводчики, не больше 20—30 штук на всю страну. Во-вторых, просто так многообещающего щенка вы не купите. Это делается либо через клуб, либо, что чаще, по знакомству с заводчиком. Будущего чемпиона ни один клуб и ни один заводчик не отдаст человеку с улицы, даже если он будет предлагать тройную цену.
       Хорошая собака — это масса удовольствия. Вы побеждаете на выставках, о вашей собаке пишут специализированные журналы, вы вертитесь в собачьей тусовке, щенков за хорошие деньги продаете… Да и цены здесь уже немаленькие. Например, за добермана-мультичемпиона, уже взрослого, его хозяевам предлагали 70 тысяч долларов (!). Хозяева отказались.
       
       Элита собаководов
       Среди владельцев элитных собак, естественно, есть своя «мафия». Как правило, все завязано на одного-двух человек, которые полностью командуют парадом. К примеру, Евгений Григорьевич Розенберг, один из самых авторитетных собаководов клуба «Зоосфера», занимается доберманами всю свою жизнь. Он — эксперт-кинолог международной категории. В его крошечной хрущевке — куча собачьих фотографий.
       — Это мой первый доберман Ким-Чак. Он родился в 1961 году… — вспоминает Евгений Григорьевич.
       С Розенбергом в квартире постоянно «прописана» одна собака — БМВ Бавария из «Зоосферы», в быту Варя. Еще летом у Евгения Григорьевича было два добермана: Варя и Граф Квинтон фон Нидерланд Стам. Но в августе Квинтон, любимец хозяина, чемпион 14 стран, умер. Но на Евгении Григорьевиче лежит ответственность еще за несколько десятков доберманов. Любой хозяин собаки из «Зоосферы» может в любой момент позвонить Розенбергу и спросить, например, стоит ли записываться на ту или иную выставку или когда и где можно сфотографировать собаку. А еще — о том, что делать, если у четвероногого друга выпадает шерсть, чем его кормить и пора ли дрессировать. Розенберг помнит всех своих собак. Если ему звонят и говорят, что, например, некая Эста получила титул чемпиона Югославии, он обязательно спросит, потолстела ли эта самая Эста — дескать, когда он видел ее в прошлый раз, собака была худенькой.
       Естественно, к Евгению Григорьевичу обращаются и с просьбами. Например, своих, «зоосферных» собак он, как правило, сам водит по рингу на выставках. Судьи знают, что если собаку ведет Розенберг — на нее нужно обратить внимание. Поэтому владельцы очень часто просят его выступить в роли хендлера на той или иной выставке.
       
       Прогулка по правилам
       От хендлера зависит очень многое. Техника здесь, как правило, такая: минут за пятнадцать до ринга хозяин отдает собаку хендлеру. Тот ее раззадоривает игрой, чтобы на ринге доберман шел возбужденно, как натянутая струна. Непосредственно перед выходом собака должна увидеть хозяина, поиграть с ним, а потом можно и на ринг.
       — Перед тем как начнется ринг, судьи обязательно смотрят зубы у всех собак. Собаки с неправильным прикусом дисквалифицируются. Потом надо пару кругов пройти шагом — собака слева от хендлера и смотрит не прямо, а чуть подняв голову, в лицо хендлеру. Потом еще круг пробегается трусцой — здесь судьи проверяют, не бежит ли собака иноходью — это тоже дисквалификация.
       На этой стадии ринга собака не должна видеть хозяина. А вот потом, когда судьи смотрят собак по одной, в выставочной стойке, хозяин стоит за рингом и зовет собаку.
       — Никаких команд хозяин ни в коем случае не должен давать. Иначе собака сорвется. Хозяин, как правило, зовет собаку, она его видит и вытягивается, у нее прямая спина, задние лапы оттянуты, шея напряжена, уши стоят правильно… Кстати, уши на ринге — большая проблема. Если собака не в настроении, то уши у нее опущены, и судьи могут подумать, что они вообще не стоят, — а это тоже дисквалификация.
       
       Личный расчет
       Евгений Григорьевич — классный хендлер. Он действительно хорошо показывает собак. Но делает он это не только по доброте душевной. За показ собаки он берет от 15 до 30 долларов — это зависит от ранга выставки (на мелкой, малозначимой, его услуги не будут стоить дорого). Выставки проходят раза три-четыре в месяц. В зависимости от масштаба выставки Розенберг показывает от трех до семи собак. Даже если брать максимальное количество собак, которых он сопровождает перед судьями, получается не так уж и много. В месяц он показывает… ну 20 собак, не больше.
       Кроме того, Евгений Григорьевич иногда берет собак на передержку. Допустим, хозяин добермана уезжает в отпуск, куда деть питомца? В обычную гостиницу для животных дорогущую собаку не отдашь. Вот и приходится обращаться к Розенбергу. Хозяева знают, что Розенберг и относиться к псу будет, как к родному, и кормить будет внимательно, и даже повоспитывает, если надо.
       Бывает, что хозяин возвращается за собакой, а та, после пары недель с Розенбергом и Варей, отказывается ехать домой. Порадуется-порадуется, обрубком хвоста повиляет и пойдет дальше с соплеменниками развлекаться.
       За передержку Розенберг тоже берет по-разному. Строгих тарифов нет да и быть не может — это не гостиница для собак, а так, взял по дружбе на недельку. В среднем день у Розенберга стоит около 15 долларов. Но еду хозяин должен привезти свою. Правда, Евгений Григорьевич может кормить чужого добермана другим кормом — на свое усмотрение, тогда он это тоже включит в счет. Конечно, чужие собаки живут у него не весь месяц, а только дней двадцать. Выходит, что на этом он зарабатывает еще как минимум триста долларов.
       Еще Розенберг возит чужих собак на выставки за границу. Сюда включены и хендлинг, и транспортировка, и присмотр за собакой. Все это хозяин оплачивает, так сказать, на договорной основе. На заграничные выставки он ездит раз в два-три месяца, бывает, что, кроме своей собаки, везет еще какую-нибудь из «Зоосферы». Поездка с одной собакой (это и билеты, и гостиница, и плата за выставку, и всевозможные справки) может обойтись до двух—двух с половиной тысяч долларов.
       Еще Евгений Григорьевич подрабатывает на рекламе собак. Например, не так давно он организовывал съемку своих чемпионов. Варя, конечно, снималась бесплатно, а еще десяти собакам изготовление профессионального собачьего портфолио обошлось в 50 долларов с носа. Плюс еще надо было заплатить за печать фотографий. Понятно, что большая часть денег пошла фотографу, но Розенберг с этого тоже процент поимел.
       А потом некоторые из этих фотографий он пристраивал в журналы и буклеты. Например, фотография вашей псины в буклете о клубе «Зоосфера» по прейскуранту стоит 30 долларов, а тот же снимок, помещенный в журнал «Доберман-ревю», — уже 50. А фотография на обложке — это уже 150 долларов.
       
       Плата за собачью любовь
       Самый, наверное, большой доход Евгению Григорьевичу приносят вязки и продажа щенков. Когда Квинтон был жив и полон собачьих сил — Розенберг получал неплохие деньги за вязки. Но все они уходили на выезды за границу с тем же Квинтоном. За одну вязку владелец суки платит владельцу кобеля от 300 долларов — в зависимости от класса собаки. Вязка с таким чемпионом, как Квинтон, может стоить до тысячи долларов.
       Можно брать не деньгами, а щенками — как договоришься. Так называемого алиментного щенка, которого владелец суки отдает владельцу кобеля как плату за вязку, можно потом продать за хорошие деньги. Причем продать тем дороже, чем старше будет этот щенок. Алиментного щенка можно забрать у заводчика в месячном возрасте и подержать до 4—5 месяцев. За это время собачьему детенышу обрежут уши, сделают все прививки и, самое главное, пару раз выставят в бэби-классе. Если повезет, щенок получит «детский» титул «Очень большая перспектива». Тогда его можно смело продавать за полторы-две тысячи долларов.
       Но это все эмпирически. Например, Розенберг, будучи главным кинологом в клубе «Зоосфера» (фактически это его клуб) и главным редактором собачьего журнала, по его собственному признанию, на собаках не зарабатывает ничего. То есть все, что он зарабатывает, он тратит на этих же собак. Вообще Евгений Григорьевич считает, что «бизнес на собаках делают те, кто делает плохих собак». Потому что экономят на кормлении, не жалеют собак и вяжут без перерыва, так что через два-три года из собаки выжаты все силы…
       

      


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera