Сюжеты

ЗА ЧТО КАДЫРОВ НЕВЗЛЮБИЛ ДЕДУШКУ БАЛУ

Этот материал вышел в № 87 от 20 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Как выглядит президентская власть в зоне так называемой «антитеррористической операции» А хочет ли, собственно, Кадыров стать настоящим президентом? Соответствовать объявленным результатам выборов 5 октября — и именем конституции спасать...


Как выглядит президентская власть в зоне так называемой «антитеррористической операции»
       

       
       А хочет ли, собственно, Кадыров стать настоящим президентом? Соответствовать объявленным результатам выборов 5 октября — и именем конституции спасать людей от войны, похищений, голода, унижений? Чем он занят? Какой от него толк народу?
       
       Борьба с чужим авторитетом
       Марат Исаков уже пять месяцев ищет повсюду своего 77-летнего отца Сайд-Магомеда-Хаджи Исакова, старейшину селения Дышне-Ведено, человека знаменитого и уважаемого в своем Веденском районе — авторитетного, правильного, религиозного. В общем, «чистого, как золото» — так о нем говорят веденцы. Десять паломничеств в Мекку, противостояние ваххабизму, и не найти в районе дома, где бы дедушка Балу (домашнее имя Сайд-Магомеда) не хоронил почивших, не мирил врагов, не наставлял молодых…
       Но с некоторых пор старик Исаков встал поперек дороги Кадырову — не поддерживал его, воспротивился его байским методам, и 21 июня этого года (в период между 23 марта и 5 октября — как раз в самый тяжелый период от референдума до выборов, когда Кадыров зачищал Чечню от некадыровомыслящих) Сайд-Магомед-Хаджи был похищен «неизвестными военнослужащими» прямо с улицы, соседней с его родной улицей Динаева в Дышне-Ведено, по дороге на поминки. У семьи нет сомнений, что в конечном счете это дело рук «кадыровцев».
       Зейнап, 75-летняя жена Сайд-Магомеда, родившая ему 10 детей и прожившая с ним 60 лет, — бабушка Зейнап написала письма всюду. От прокурора Веденского района до президента Путина и Патриарха Алексия. Всюду она прикладывала копию его трудовой книжки — работника Веденского лесхоза и кузнеца, его наградные листы, благодарности за многочисленные победы в социалистическом соревновании… И все тщетно — «…сведениями об обстоятельствах задержания и местонахождении Исакова С.-Х. в настоящее время ни одно из ведомств РФ на территории ЧР не располагает...». По современным чеченским меркам самая страшная отписка — безнадежная. Она пришла Зейнап за подписью военного прокурора в/ч 20116 полковника юстиции И. Холмского.
       Как сквозь землю провалился Балу — «человек, пользующийся непререкаемым авторитетом среди всех слоев населения» (цитата из коллективного обращения к президенту Путину схода граждан Веденского района с требованием вернуть похищенного старика).
       — Странное дело: люди, которые даже соглашались помочь, люди, имеющие доступ в расположение частей, на Ханкалу, — через день-два резко менялись, — говорит Марат, один из семи сыновей Сайд-Магомеда. — Например, вчера обещал: «Да, видел… Его обязательно выпустят», а сегодня уже: «Нет. Ничего не знаю».
       — Почему так, на ваш взгляд?
       — Будто узнавали что-то — и отрезали…
       Зейнап продолжает:
       — Он болен, на лекарствах: давление, желудок… Я чувствую, он уже не жив — он не протянет столько времени в тюрьме… Отдайте хотя бы косточки… Ходили к отцу Кадырова… Просили… Я пошла и к самому Кадырову… Так охранник меня прогнал: «Уходи отсюда!» Если боевик погибает, а боевик же виноват — воевал, то военные его тело отдают родственникам за 15 тысяч… А тут — не виноват, никто из сыновей ни в чем не замешан — и даже тела нет. Я пошла к военному коменданту в Ведено, сказала: «Если виновен — судят, а если не виновен — пропадает?» Ничего мне не ответил комендант…
       
       Предыстория
       Дедушка Балу — личность насколько легендарная, настолько и неуступчивая. Он известен тем, что никогда ни перед кем не склонял головы. Он не призывал односельчан голосовать за новую конституцию на референдуме 23 марта, как этого требовал Кадыров от всех мулл и религиозных авторитетов, и те кряхтели, но призывали… Кроме того, Сайд-Магомед категорически отрицал кадыровские методы руководства Чечней. Например, такие: чтобы выяснить, какие из мулл способны ему не подчиниться, Кадыров объявил, что он постановляет соблюдать мусульманский пост не когда того требует мусульманский календарь, а на неделю сдвинуть… Большинство мулл в Чечне испугались и подчинились, хотя и без энтузиазма, но что поделаешь, жить хочется, везде «кадыровцы» шныряют, — и призвали односельчан поститься, как хочет Кадыров… А Сайд-Магомед — нет, сказал прилюдно: «Всевышнего надо бояться, а не Кадырова». Кадырову, конечно, донесли — за этим в Чечне не заржавеет…
       — Конечно, Кадыров просто проверял, кто из мулл с ним, — говорят односельчане старика Исакова. — Мы очень боялись за Сайд-Магомеда, просили уехать в Москву к сыну, Кадыров как раз убирал с дороги всех, кто обладал авторитетом и был не за него, — но Сайд-Магомед отказывался… Говорил: «Возраст не тот, чтобы бегать».
       Незадолго до похищения дедушка Балу поехал в селение Илисхан-Юрт. Раз в год там происходит очень важный для чеченцев религиозный праздник и люди вместе молятся. Уже подъезжая к Илисхан-Юрту, старик увидел, что прямо на фоне религиозного праздника идет предвыборная агитация под лозунгами партии «Единая Россия», и Кадыров, конечно, собственной персоной… Старик Исаков тут же поехал прочь, не скрывая возмущения. Кадырову опять донесли…
       Сильные люди, как правило, преклоняются перед авторитетом других сильных. Слабые же — мстят. Чтобы самим казаться сильными в отсутствие фона? Прошло совсем немного времени, и за дедушкой пришли. Целая колонна бронетехники — из машин выскочило человек до двухсот. За больным-то стариком? На улице Динаева, где дом Исаковых, федералы-похитители загнали всех соседей не только по дворам, но и по домам — запретили смотреть, что происходит на улице.
       Около полудня Сайд-Магомед вышел за ворота, Зейнап останавливала его — но он ответил, что его не тронут, старик ведь, да и сотни раз проверенный… Вышел — и больше никто его не видел. Бронеколонна развернулась и уехала — Зейнап слышала, как взревели моторы… Потом сыновья и Зейнап написали сотни писем во все инстанции. Был сход села с требованием к военным и Кадырову немедленно вернуть их самого уважаемого старейшину… Прокуратура даже возбудила уголовное дело № 24049, но официальные ответы, которые стали приходить, были отписками: «…Какие-либо спецмероприятия («зачистки») в населенном пункте Дышне-Ведено с 20 по 23 июня военнослужащими федеральных сил не проводились»... Все. Концы в воду.
       — Потом была только имитация следственной и разыскной работы, — уверен Марат Исаков, сын Сайд-Магомеда. — А убрали его «кадыровцы». Кадыров заставляет мулл быть продажными, а отец — совсем другой. Всех истинно религиозных людей, которые разделяли религию и деньги, как это всегда было заведено в нашей семье, не лезли в политику, сторонились дружбы с любыми властями, Кадыров убирает.
       Убирает? Или уничтожает? Вот в чем вопрос… И еще: непримиримая борьба с чужим авторитетом происходит в отсутствии своего?..
       Сегодня в Чечне уничтожены практически все муллы, которые не принимали Кадырова и откровенно говорили об этом с людьми. Также уничтожены практически все главы сельских администраций Чечни (основа чеченской структуры — это огромные, до 15–20 тысяч населения, села), которые противостояли методам Кадырова. А сам «президент ЧР»?
       
       Чем занят Кадыров?
       Объявленный президентом Ахмат-Хаджи сегодня редко бывает на рабочем месте, и трудно назвать его времяпрепровождение «руководством республикой». Жизнь Кадырова проходит между собственным домом-крепостью в селении Центорой Курчалоевского района и Москвой. При этом в столице он проводит куда больше времени, чем в родном Центорое. И это понятно — Кадыров по-прежнему не может освободиться от прошлого, продолжая считать, что Кремль — главное в его президентстве, а вовсе не народ, для которого теперь ему надо горы перевернуть, и народ ответит взаимностью. Московская «работа» Кадырова в последнее время была, конечно, связана с недавней долгоиграющей отставкой Волошина, главы путинской администрации. Кадыров буквально не отлучался из Кремля, пока все не разрешилось. Потому что Кадыров — «лебединый» проект Волошина, и Кадыров без Волошина как без головы. Вот и занервничал, когда посадили Ходорковского, — и выехал в Москву, чтобы не остаться без нового и столь же мощного покровителя.
       Впрочем, когда Кадыров в республике, это также смотрится уродливо. Выезд из Центороя в Грозный, на работу, так сказать, все больше превосходит размахом путешествие Путина по Москве или Буша по Питеру. Перекрыты все дороги и тропинки — осадное положение и для машин, и для пеших подданных. Страх… А вдруг действительно народ подорвет свою лучшую долю?
       Постепенно становятся ясны и президентские идеалы Кадырова. Не раз в последнее время он намекал, что это туркменбаши, отец всех туркмен, подаривший своему народу самую иезуитскую из восточных деспотий на постсоветском пространстве. Стоит напомнить характеристики туркменбаши. Во-первых, он панически боится своего народа и истребляет на корню всякое инакомыслие. Во-вторых, дает чиновникам воровать и самолично контролирует коррупцию как лучший метод чиновничьего усмирения. В-третьих, имеет армию жестоких наемников и влиятельных покровителей за пределами своих земель.
       Кто спорит — все диктаторы в мире похожи друг на друга. С первым и третьим туркменбашийскими признаками у Кадырова понятно — соответствует: Кремль, Путин, старик Исаков, муллы, царские выезды, выскабливание общества путем срубания выступающих голов… Остается только одно — чиновничество и коррупция. И надо сказать, Чечня кадыровская сегодня — просто гуляй-поле по масштабам мздоимства. Берут тут за все. Не умея управлять — беда, конечно, — но Кадыров отдал республику на разграбление чиновничеству, и оно отвечает ему славословием. А что еще нужно диктатору, чтобы спокойно лечь спать в своем дворце?
       Вот что, например, творится с самым главным — с компенсациями, обещания выплатить которые стали основным предвыборным лозунгом Кадырова и предметом постоянных телебесед Кадырова с Путиным. Ноябрь уж на дворе, а никаких компенсаций нет. Это организовано так: Кадыров везде понасоздавал специальные комиссии по выплатам (число чиновников резко увеличилось), поставил во главе их массу темных личностей — и началась война… компенсационных чиновников с народом, лишенным крова и имущества. Цель войны — мародерство. Кадыров попросту отдал чиновникам компенсационную трубу (контроль над нефтяной осуществляет сам, как туркменбаши над газовой)…
       И чиновники постарались — применили к народу известные методы «зубного тюбика». Выдавливание процента (как это называют в Москве — отката) освоено компенсационными чиновниками на высшем уровне. Сначала было сделано все, чтобы никто не мог спокойно даже просто сдать документы на получение денег. Потом людей стали многажды пересчитывать, утрясать и «согласовывать». В результате часть подверглась «усушке» — их выкинули из компенсационных списков, и надо было приложить максимум стараний, чтобы в них вернуться. Старания при этом измерялись в проценте. Естественно, с суммы компенсации. Многие так и говорят: «Конечно, мы соглашались. Потому что иначе вообще не получим. В суд и прокуратуру идти бесполезно. Там не принимают иски и заявления по компенсациям. Наверное, действует негласное правило».
       То есть созданной коррумпированной системой человеку был оставлен лишь один реальный шанс получить деньги, обещанные Путиным по телевизору. Это — взятка чиновнику. Доведенный до полной сговорчивости народ, надо признаться, не ропщет. В селении Автуры одна женщина, единственная в Автурах получившая таким образом 175 тысяч рублей из положенных 350 тысяч (остальные ушли в откат), счастлива, благодарит Кадырова… Ну а в Грозном вообще так и не удалось отыскать счастливца, который бы ответил: «Да, я получил компенсацию. Строю свой дом».
       Думаете, Кадыров не в курсе? Глупости. Там, где деньги, Кадыров традиционно в курсе. Значит, Путин — болтун?.. Одно из двух.
       Остается напомнить немногое: Ахмат-Хаджи Кадыров — это человек, которого российское телевидение показывает рядом с Путиным куда чаще, чем премьер-министра Касьянова. А также тот, кого президент Путин настойчиво предъявляет Востоку и Западу как «лицо новой Чечни». Идет второй месяц существования этой «новой Чечни». Дедушка Балу из Дышне-Ведено неизвестно где, и некому сказать, что Кадыров не прав… Чеченский тупик имени Путина. Безнадега имени Кадырова. Конец 2003 года — «мир» после «выборов».
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera