Сюжеты

УШЕЛ ПОЭТ ЮРИЙ КУЗНЕЦОВ

Этот материал вышел в № 87 от 20 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

К нему относились по-разному. Апологеты чуть ли не обожествляли (так и самим, глядишь, можно пристроиться в апостолы), противники доходили до того, что называли вурдалаком. В 80-е годы в «Литгазете» шла многомесячная дискуссия, по сути...


       
       К нему относились по-разному. Апологеты чуть ли не обожествляли (так и самим, глядишь, можно пристроиться в апостолы), противники доходили до того, что называли вурдалаком. В 80-е годы в «Литгазете» шла многомесячная дискуссия, по сути дела, вокруг одной его строчки: «Я пил из черепа отца...». Кто-то понимал ее буквально, кто-то — символически.
       Но бесспорно: Юрий Кузнецов стал одним из самых ярких явлений в поэзии эпохи застоя. Выход каждой его новой книги — «Во мне и рядом — даль», «Край света — за первым углом» — становился поэтическим событием.
       Впервые он поразил читателей еще в 1968 году своей «Атомной сказкой»:
       
       Эту сказку счастливую слышал
       Я уже на теперешний лад,
       Как Иванушка во поле вышел
       И стрелу запустил наугад.
       Он пошел в направленьи полета
       По сребристому следу судьбы.
       И попал он к лягушке в болото,
       За три моря от отчей избы.
       — Пригодится на правое дело! —
       Положил он лягушку в платок.
       Вскрыл ей белое царское тело
       И пустил электрический ток.
       В долгих муках она умирала,
       В каждой жилке стучали века.
       И улыбка познанья играла
       На счастливом лице дурака.
      
       Многие тогда восприняли эти стихи как научно-техническую контрреволюцию. На самом деле вопрос-то в них ставился куда глубже...
       Когда после августа 1991-го писатели категорично поделились на «демократов» и «патриотов», Юрий Кузнецов оказался во втором лагере — да не просто так, а в качестве одного из немногих знамен (наряду с Распутиным и Беловым). Эти идеализация и идеологизация явно вредили поэту. А писательский раскол привел к тому, что «демократы» практически перестали читать «патриотов». Так что фигура Юрия Кузнецова для большинства читателей ушла в тень...
       Но никуда не делись его лучшие стихи — такие, например, как «Отец космонавта», — и весь сюрреалистически-трагический мир его книг.
       А рифмованную идеологию мы и у Тютчева-то не перечитываем.
       Ушел поэт. Остается все лучшее, что он написал.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera