Сюжеты

ЛОБНОЕ КРЕСЛО

Этот материал вышел в № 88 от 24 Ноября 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Почему небезопасно предоставлять Кремлю объективную информацию Два месяца назад в результате террористического акта был убит министр по национальной политике, информации и внешним связям Республики Дагестан Магомед-Салих Гусаев —...


Почему небезопасно предоставлять Кремлю объективную информацию
       

      
       Два месяца назад в результате террористического акта был убит министр по национальной политике, информации и внешним связям Республики Дагестан Магомед-Салих Гусаев — происшествие, которое потрясло республику, казалось бы, привыкшую к криминальному террору.
       На протяжении последних 12 лет в Дагестане были убиты более десяти политиков-бизнесменов: министр торговли Багаудин Гаджиев, министр финансов и бывший депутат Государственной Думы России Гамид Гамидов, братья Магомед и Надир Хачилаевы — лидеры одного из национальных движений, бывшие депутаты Народного собрания республики и Государственной Думы и др. А кроме того, многочисленные покушения на жизнь депутата Государственной Думы Гаджи Махачева и мэра Махачкалы Саида Амирова.
       Но все это воспринималось жителями республики как криминальная борьба за власть, передел экономических сфер влияния и собственности.
       Убийство Магомед-Салиха Гусаева — руководителя министерства, совмещавшего в себе фактически функции трех ключевых ведомств, ни под одну из этих категорий не подходит.
       Во-первых, Гусаев никаким бизнесом не занимался. Жил в обычной квартире на окраине Махачкалы и даже дачу не достроил — денег не было. Был государственником. Претензий на лидерство не выказывал. Да и не мог благодаря историческим традициям: Дагестан всегда возглавляли исключительно представители двух самых многочисленных национальностей: аварцы или даргинцы. Гусаев же представлял одну из самых малочисленных народностей Дагестана — агульцев.
       Но все-таки причина убийства — политическая.
       Во времена президентства Бориса Ельцина обстановкой в Дагестане мало интересовались. Главным тогда для федеральной власти была центростремительная позиция руководителей республики: Дагестан — навечно в составе России. Борьба же криминальных кланов за власть в республике Кремль не интересовала. Российская власть просто самоустранялась от наведения порядка в республике.
       В те времена лишь заместитель министра внутренних дел России генерал Владимир Колесников пытался хоть как-то бороться с криминалом. Возбуждались уголовные дела на руководителей — криминальных авторитетов во власти: министра юстиции Дагестана Тажутдина Биджамова; начальника Управления рыбоводства и охраны рыбных ресурсов Эсенбулата Магомедова по кличке Эсен; Шарапутдина Мусаева — председателя пенсионного фонда по Республике Дагестан; мэра города Каспийска Руслана Гаджибекова, обвиняемого в хищении 1,5 миллиарда рублей и организации убийства руководителя строительной фирмы Арсена Байрамова, и т. д.
       Почти все эти дела дошли до суда. Но подследственные уходили от реальной ответственности и снова возвращались во власть. То, что нельзя было сделать за маленькие деньги, решалось за большие.
       При Путине Кремль, по-прежнему не решаясь на вмешательство в борьбу за власть в Дагестане, пытался все-таки как-то повлиять на ситуацию.
       Среди руководителей Дагестана есть высокопорядочные люди. С ними консультировались в президентской администрации, в центральном аппарате ФСБ, в Министерстве внутренних дел России. Самые профессиональные и честные оценки ситуации в Дагестане, характеристики руководителям республики, лидерам национальных движений давал именно Магомед-Салих Гусаев.
       В определенных кругах федеральной власти в этом 50-летнем человеке видели будущего лидера республики, хотя сам он реально оценивал ситуацию, исторические, этнические и прочие традиции и на первые роли в Дагестане, как уже говорилось, не рвался.
       Увы, продажные федеральные чиновники в администрации и ФСБ доводили до сведения криминальных руководителей Дагестана ту информацию, что получали от Гусаева, четко обозначая ее источник.
       Именно этим объясняется попытка покушения на Гусаева летом 2001-го — за год до очередных выборов в Госсовет Дагестана. Через два с половиной года истекут полномочия нынешнего председателя Госсовета Магомедали Магомедова, которому к тому моменту будет 76 лет. На его место метят сразу несколько враждующих между собой криминальных авторитетов. Всем им мешал честный министр Гусаев, с которым, на его беду, считались и консультировались в Кремле далеко не только честные люди.
       Криминал во власти не стал долго ждать. Участь министра была решена сентябрьским днем 2003 года, когда на перекрестке к его остановившейся на красный свет светофора служебной машине подбежал молодой человек и положил на крышу мину...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera