Сюжеты

КАРТОШКА ДОРОЖАЕТ, ЗАТО ДОЛЛАР СТАЛ ДЕШЕВЛЕ

Этот материал вышел в № 89 от 07 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

КАРТОШКА ДОРОЖАЕТ, ЗАТО ДОЛЛАР СТАЛ ДЕШЕВЛЕ Сегодня в нашей новой рубрике дебютирует Марина СУВОРОВА, жена собственного корреспондента «Новой газеты» по Калужской области Олега Чекрыгина Еду в магазин за покупками. Иду пешком через лес,...


КАРТОШКА ДОРОЖАЕТ, ЗАТО ДОЛЛАР СТАЛ ДЕШЕВЛЕ
Сегодня в нашей новой рубрике дебютирует Марина СУВОРОВА, жена собственного корреспондента «Новой газеты» по Калужской области Олега Чекрыгина
       

     
       Еду в магазин за покупками. Иду пешком через лес, сажусь в автобус — и неприятная новость: с первого ноября проезд стоит уже не два пятьдесят, а четыре рубля. В автобусе все возмущены, ругаются. Хорошо, что для меня, многодетной матери, проезд бесплатный. Показываю удостоверение, и теперь уже возмущается кондуктор. Проходя по салону, продолжает ворчать: вот, мол, «настругали». Молча сношу привычное оскорбление, но настроение испорчено.
       Я — жена собственного корреспондента «Новой газеты». Живем мы более чем скромно, живем в Обнинске — и слава богу, в Москве с ее запредельными ценами в супермаркетах на шеститысячную зарплату мужа нам с нашими девятью детьми было бы не прожить. Правда, дети выросли, и сейчас мы живем вшестером, но все равно семья большая, а доход маленький: плюс к зарплате мужа я зарабатываю четыре тысячи врачебной практикой, и государство платит четыре тысячи на двух опекаемых нами детей, приемных дочек. Вот, собственно, и все наши доходы.
       …В супермаркеты я не хожу: не по карману. Да и на рынке изобилие продуктов не радует: купить нужно многое, а денег мало. Прицениваюсь, торгуюсь — а что делать?
       Так, вот крупы. Гречки килограмм еще летом стоил 10—12 рублей, теперь — аж 28, две пачки геркулеса за 20 против 12 в предыдущий раз. Все опять подорожало. Хлеб уже дороже почти вдвое (восемь рублей за буханку черного). Как будем жить? Хорошо, что в колхозной молочной палатке молоко, творог и сметана почти вдвое дешевле, чем рядом в магазине (11 рублей стоит литр молока, 47 — кило развесного творога; а еще год назад молоко стоило пять рублей, а творог — 30). Постное масло в той же цене — тридцать пять рублей бутылка, это радует. А вот сахар опять подорожал, кило вразвес стоит двадцатку. Не беру. Вернется муж, поедем на машине, возьмем мешок у хохлов на шоссе — там дешевле.
       Так, что еще? Рыба. Самая дешевая — мороженая горбуша (50 рублей), затем, чуть дороже, судак. Самая дорогая — треска, почему-то семьдесят рублей за килограмм. Теперь все наоборот. Беру горбушу: добавлю картошки (у нас она своя, слава богу, запасли на зиму, с ребятами все лето на участке провозились, и овощей теперь покупать не надо), и будет роскошный рыбный суп на два дня.
       Хотела купить бутылку кофейного ликера, побаловать себя — он был очень дешевый, около сорока рублей, но так и не нашла, пропал: наверное, из-за невыгодной торговцам дешевизны. Теперь, глядишь, спустя время появится по недоступной цене, где-нибудь рублей за двести, как уже случилось с дешевым дагестанским коньяком: год назад бутылка стоила сто рублей, а нынче продается за триста.
       Теперь нужно зайти в сберкассу, заплатить за газ и электричество. Все обещали, что свет подешевеет, однако все по-прежнему. За прошлый год электричество подорожало вдвое, а Путин по телевизору все твердит про отсутствие инфляции. Может, там, у них в Кремле, и вправду ее нет?
       А вот на телефонной станции я впадаю в шок: за месяц муж наговорил на три тысячи по междугородке. Мне хочется позвонить в его газету начальству и наговорить дерзостей: мол, он работает, а мы оплачиваем его переговоры. Денег не хватает, и я решаюсь разменять у толкущихся здесь же, у обменного пункта, барыг последние сто долларов. Дают две девятьсот — это на пятьдесят рублей больше, чем в обменнике. А в прошлый раз я меняла за три двести. Что за страна такая, в которой все дорожает, а доллары дешевеют.
       Вся сотня уходит на оплату телефона. Денег больше нет, пора домой, приниматься за готовку: дети скоро придут голодные из школы. Домой решаю идти пешком: не хочется опять выслушивать выговоры кондуктора, да и хорошо прогуляться по нашему милому городку. Погода сегодня радует, выглянуло прощальное осеннее солнце: не греет, но хоть светит, и становится как-то веселее.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera