Сюжеты

РАНО ИЛИ ПОЗДНО ШИЛО ДОЛЖНО БЫЛО ПОКАЗАТЬСЯ ИЗ МЕШКА

Этот материал вышел в № 91 от 04 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Возвращаясь к знаменитой публикации «А судьи кто?» в «Новой газете» № 13 за 2002 год Я понимаю, что читатели, вероятно, уже успели забыть статью в февральском выпуске «Новой газеты» (№ 13 за 2002 год), которая называлась «А судьи кто?». Но...


Возвращаясь к знаменитой публикации «А судьи кто?» в «Новой газете» № 13 за 2002 год
       
       Я понимаю, что читатели, вероятно, уже успели забыть статью в февральском выпуске «Новой газеты» (№ 13 за 2002 год), которая называлась «А судьи кто?». Но я всегда любила число 13, и оно меня не подвело: хоть и с большим опозданием все, о чем я тогда написала, получило подтверждение, а главное — продолжение. Всевластие главного героя публикации, председателя Московского городского суда Ольги Егоровой, привело к тому, что развалилось слово «правосудие». Право ушло, а суд остался. И вместо закона в некоторых судах Москвы стали вершить «егоросудие», то есть руководствоваться указаниями Егоровой. А тех, кто их не выполнял, ждала незавидная участь.
       Во время неограниченной монархии Егоровой суды Москвы, а также Мосгорсуд покинули десятки судей. Причина у всех увольнений была одна: нежелание работать с Егоровой или нежелание Егоровой работать с непослушными судьями.
       В том самом 13-м номере «Новой газеты» были опубликованы документы, подтверждающие назначение Егоровой с вопиющим нарушением закона. Опровержения не последовало, однако и поста своего она тогда не лишилась, из чего вытекало, что она может обходиться без закона и впредь. Очень удобно. В судах Москвы стали выносить заказные решения.
       Но рано или поздно шило должно было показаться из мешка. Что и случилось в день, когда судья Мосгорсуда Ольга Кудешкина выступила в прямом эфире «Эха Москвы» и рассказала о давлении, оказанном на нее по делу следователя Зайцева.
       Кому-то может показаться, что это был роскошный предвыборный трюк Кудешкиной, которая баллотируется в депутаты Государственной Думы. Однако есть и другие судьи. Они никуда не баллотируются. К примеру, бывший председатель уголовного состава Мосгорсуда, а ныне судья в отставке Наталья Шершова очень хорошо помнит, как Егорова, вызвав ее в кабинет, сказала, что приговор районного суда в отношении торговца наркотиками в виде лишения свободы слишком суров и его нужно освободить из— под стражи. Шершова указаний не выполнила — в результате почти все судьи этого состава вынуждены были уволиться. Как вынуждены были уволиться и судьи Мосгорсуда Светлана Козобродова и Нина Баркова, а также многие другие. Они тоже не пожелали выполнять подобные указания.
       На заседании квалификационной коллегии, где рассматривались их заявления о прекращении полномочий, Козобродова и Баркова прямо сказали, что причиной увольнения является Егорова. Судья Козобродова умерла месяц назад, не дожив до своего 50-летия. Я разговаривала с ней при подготовке публикации «А судьи кто?». Козобродову вынудили оставить без изменения решение, которое она считала абсолютно незаконным.
       В той самой публикации под волшебным номером 13 была еще одна героиня: и. о. председателя Пресненского суда Лариса Суменкова. Именно под ее председательством было вынесено нужное решение, а также изумительное по беззаконию определение по делу богатой организации «Севрыбфлот». Громкая история этого дела нашла свое отражение в постановлении президиума Верховного суда в декабре 2002 года. В этом постановлении было рекомендовано привлечь Суменкову к дисциплинарной ответственности.
       Но, как всем известно, одно беззаконие порождает другое. Суменкову никто даже не пожурил. Уволены были другие судьи. Зато этот «корифей правосудия» ввела на территории вверенного ей суда искрометную новинку, о которой доселе никто, в том числе и законодатели, не додумался. Сотни людей были незаконно привлечены к административной ответственности человеком, не имевшим к правосудию никакого отношения. По личному указанию и. о. председателя Пресненского суда Суменковой все административные дела на протяжении длительного времени рассматривались техническим работником суда, администратором Александром Горбатенко, комната № 20.
       Горбатенко фактически завхоз. В распоряжении редакции имеются подлинники документов, где к нему обращаются не иначе, как «ваша честь». Вы думаете, Егорова об этих судебных новинках ничего не знает? Ошибаетесь. Ей об этом известно, в том числе из многочисленных жалоб пострадавших от правосудия завхоза. Но Егоровой, видно, такая творческая инициатива пришлась по душе, поэтому она решила, что недурно было бы усовершенствовать работу и других районных судов Москвы, поэтому представила Суменкову на должность председателя Хамовнического районного суда.
       Может, кто-нибудь наконец возьмет на себя тяжелый труд восстановить по буквам рассыпавшееся слово «правосудие»? Ведь не вдребезги же оно разбилось, если нашлись люди, наконец рискнувшие противостоять беззаконию.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera