Сюжеты

СТАДНОЕ ЧУВСТВО ЧАСТО ПРИВОДИТ НА БОЙНЮ

Этот материал вышел в № 91 от 04 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В последнюю неделю перед выборами в Государственную Думу наиболее популярными стали две сентенции: парламентские выборы ровным счетом ничего не решают, как ни голосуй, все будет зависеть от царя-батюшки, сиречь от Путина; сентенция вторая:...


       
       В последнюю неделю перед выборами в Государственную Думу наиболее популярными стали две сентенции: парламентские выборы ровным счетом ничего не решают, как ни голосуй, все будет зависеть от царя-батюшки, сиречь от Путина; сентенция вторая: либеральные партии СПС и «ЯБЛОКО» имеют минимальный шанс на преодоление пятипроцентного барьера. Вывод, который должны сделать потребители этих аналитических изысканий, следующий: избирателю либо вовсе не стоит приходить на выборы, либо голосовать за победителя, которого власть уже определила, то бишь за «Единую Россию» и ее сателлитов в виде погромного блока «Родина», чей список скорее напоминает картотеку КГБ СССР.
       Идея понятна: позиция «против всех» никак не наберет достаточный процент для того, чтобы выборы были сорваны, следовательно, те партии, которые пройдут в Думу, единороссы прежде всего, станут главными бенефициантами голосов протестного электората. Так уж устроен наш закон, по которому протестные голоса, не набрав двадцати пяти процентов (никогда не набирают), автоматически перестают быть протестными и оказываются — вот чудеса! — дополнительными местами для победителя гонки. Иными словами: те, кто выбирает позицию «а пошли все куда подальше», однозначно отдадут свои голоса за тех, кто сегодня рулит страной. Это — не протест. Это — идиотизм в том смысле, в каком этот термин понимали древние греки, именуя идиотами тех, кто по собственной воле отказывался от возможности — пусть и минимальной — использовать свое право голоса для того, чтобы изменить положение дел в стране.
       Сентенция номер два — о заведомом проигрыше либеральных партий — также является не чем иным, как агитацией за партию власти. Идея и здесь немудрена: рациональный избиратель, посмотрев на эти печальные для либералов прогнозы, решит: ребята все равно не пройдут, следовательно, мой голос, поданный за «ЯБЛОКО» или СПС, по сути дела, пропадет, а раз так, то либо вовсе не имеет смысла участвовать в выборах (см. предыдущий абзац), либо рационально отдать свой голос за партию власти. Другими словами, рациональный избиратель должен стать либо идиотом, либо конформистом.
       По сути, избирателю из месяца в месяц, из недели в неделю внушается простая мысль: у тебя выбора нет, победитель определен, потому не делай ошибки, встань в общий строй и делай ставку на ту лошадь, которую мы тебе указали, даже если эта лошадь спотыкается на все конечности. В политической науке подобное электоральное поведение называется «проблемой коллективного действия», или — в просторечии — эффектом стада. А именно: Иван Иванович понимает, что от партии власти ему ничего хорошего ждать не приходится, но он убеждает себя: «Пусть Петр Петрович борется за разумное, доброе, вечное — ну не может же так быть, что нет того Петра Петровича, кто умнее и смелее меня, а я, Иван Иванович, лучше либо в уголке отсижусь, либо прислонюсь к стаду…». Беда наша в том, что в отличие от стран с развитой демократией у нас петры петровичи в абсолютном меньшинстве, а стадо часто вслед за погонщиком оказывается на скотобойне.
       Вот на этом трюке, собственно, и построено большинство рекламируемых публично рейтингов: чем выше рейтинг, тем больше тех, кто отказывается от своего права на выбор и становится в общий строй. Неслучайно один из наиболее достоверных критериев уровня несвободы режима в той или иной стране — это процент голосов, отданных за автократа; Узбекистан, Туркменистан, Белоруссия, где уровень поддержки президентов зашкаливает за семьдесят и более процентов, — живые и близкие тому примеры.
       Напротив, в демократических странах уровень поддержки лидеров редко когда переходит грань пятидесяти процентов. Причина тому очевидна: во-первых, опасно складывать все яйца в одну корзинку, у лидера или партии власти может закружиться голова, и они начнут — по закону больших чисел — давить любых несогласных с ними; во-вторых, у партии власти вкусных коврижек тоже ограниченное количество — на многих не хватит, следовательно, подобные коврижки разумнее поискать у оппонентов.
       Отсюда следует вывод: голосовать за партию власти по принципу «прислонюсь, авось подадут» — неразумно. Подадут только тем, на кого эта власть опирается, а опирается она на бюрократию и силовиков. Становиться частью стада — еще глупее.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera