Сюжеты

КАК ВЫБИРАЛИ КАДЫРОВА

Этот материал вышел в № 91 от 04 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Признание фальсификатора специальному корреспонденту «Новой газеты»: Нам дали установку — надо сделать 80 процентов. Мы дали 87 Книга рекордов Гиннесса, похоже, — первейшая российская забава, даром что пришла к нам из-за рубежа. Чем дальше...


Признание фальсификатора специальному корреспонденту «Новой газеты»: Нам дали установку — надо сделать 80 процентов. Мы дали 87
       

     
       Книга рекордов Гиннесса, похоже, — первейшая российская забава, даром что пришла к нам из-за рубежа. Чем дальше мы в глубь нашей своеобразной демократии, тем выше политические рекорды, на которые замахиваемся. 7 декабря нам предстоит брать новую высоту, а предыдущая, как известно, была зафиксирована 5 октября — день, объявленный выборами «первого президента ЧР» по версии «конституции 23 марта». На улицах Грозного тогда было пусто, целыми многоэтажными домами люди игнорировали голосование, но, однако, все ЦИКи (центральные избиркомы) и ИКи (просто избиркомы) анонсировали «победу в первом туре» для Ахмат-Хаджи Кадырова.
       
       Сейчас самое время освежить в памяти: как же это могло случиться? Не в политическом, естественно, плане, тут все понятно, а в примитивном, механическом? Как и кто приписывал? Где плюсовали и отнимали, чтобы никакой демократический комар носа не подточил?
       ...На переднем сиденье в машине с затемненными стеклами — человек по имени Лечи. Он все время озирается по сторонам — нет ли хвоста, хотя машину специально загнали в тупик... Лечи — не полевой командир и даже не сочувствующий, кому не надо. Совсем наоборот, Лечи — легально живущий в Грозном интеллигентный мужчина лет сорока, он где-то что-то преподает, иногда пишет в газеты и считает себя представителем самого передового интеллектуального отряда современных чеченцев.
       Принадлежность к этому отряду не помешала Лечи 5 октября послужить своему народу в качестве заместителя председателя участковой избирательной комиссии на одном из избирательных участков в Заводском районе Грозного (каком — известно, но Лечи просит сохранить это в тайне, как и его фамилию). К зампреду сегодня только один вопрос: как же это было? Как его участок избрал Кадырова? Каков был первый шаг Лечиной комиссии к формированию этой победы? Какой второй? Десятый?.. Схемы хочется.
       
       – Мы отрапортовали в республиканский ЦИК о том, что на наш участок пришли 876 избирателей — то есть обеспечена 90-процентная явка, как нас и просили.
       — Кто просил? Если можно — кто лично?
       — Отвечу так — республиканский ЦИК.
       — За сколько дней до голосования вы получили там последние инструкции о ходе голосования?
       — Дня за два. Может, за три… Но не больше.
       — Сколько реально пришло людей на ваш участок?
       — 80 человек.
       — Сколько из них проголосовало за Кадырова?
       — 22.
       — То есть чуть больше 25 процентов от явки. Какие сведения вы подали в ЦИК? Также 25 процентов от 876 человек? Чтобы соблюсти соответствие реальности?
       — Нет. Согласно нашим протоколам (они были утверждены официально), 780 из 876 избирателей проголосовали за Кадырова. То есть примерно 87 процентов.
       — Почему именно 87?
       — Нам дали установку: ориентируйтесь на 80 процентов, плюс-минус, но не перебарщивайте особенно. Вот мы и сделали.
       — Кем и когда был вам «заказан» 80-процентный кадыровский процент?
       — Давал установку также республиканский ЦИК. Тогда же — за два-три дня до 5 октября.
       — Как происходила фальсификация реальных результатов?
       — Очень просто. В середине дня мы поняли, что никто не идет. После обеда председатель избирательной комиссии собственноручно брал бюллетени и вкидывал их в урны небольшими порциями.
       — У кого брал?
       — У каждого из девяти членов избирательной комиссии по очереди. По алфавиту. По принципу: «Сейчас беру у того, кто сидит от «А до Д», через полчаса — у того, кто от «Е до Л».
       — А кто расписывался за бюллетени?
       — Эти члены комиссии. Также по очереди.
       — Друг у друга на глазах?
       — Да, конечно.
       — Кто-нибудь из девяти протестовал? Говорил, что дело подсудное?
       — Нет, конечно.
       — А как же поступали с паспортными данными? Их ведь надо было вносить в протоколы?
       — Они были известны нам заранее. Из паспортных столов.
       — Хорошо, но если реальный избиратель — тот, кто уже «проголосовал», — все-таки появлялся потом на участке, как вы выкручивались? Ведь его подпись, поддельная, уже стояла в списке?
       — Тоже очень просто. На него заводили дополнительный протокол — мы имеем на это законное право. Как только он уходил с участка, бумага нами уничтожалась. Но таких было очень мало, поэтому никакого влияния на конечные результаты голосования это иметь не могло.
       — Нарисованная погрешность от реальной явки составила 90 процентов?
       — Да.
       — Когда вы отрапортовали в республиканский ЦИК о результатах по вашему участку?
       — Около десяти вечера 5 октября.
       — За два часа все подсчитали? Ведь официальное закрытие участков было в восемь?
       — Мы закрыли наш участок в пять. После пяти людей не запускали вообще.
       — Почему?
       — Потому что все необходимые бюллетени «за Кадырова» были уже вкинуты, протоколы наполовину составлены.
       — Когда ближе к десяти вечера члены комиссии ставили свои подписи под фальшивыми протоколами, кто-нибудь был открыто против? Говорил, например, что делать этого нельзя — противозаконно?
       — Нет. Открыто сомнений никто не выражал — только между собой.
       — Почему?
       — Советские выборы… Кадыров был заказан, и каждый знал, что лично от него ничего не зависит. У нас все привыкли к беззаконию. Власти никто не верит.
       
       Итак, схемы — наш рулевой. А политическое схемоблудие — залог запланированных выборных рекордов. Судите сами, Гиннесс, каковы технологии при тотальной-то компьютеризации: явочная «нарисованная погрешность» на этом конкретном избирательном участке в Чечне составила 796 голосов, или более 90 явочных процентов. Персональная «за»-кадыровская «погрешность» — 756 фактически нарисованных голосов. Или также более 90 процентов. Результаты, согласитесь, зашкаливающе-циничные. В 1996 году, «дотягивая» Ельцина, политтехнологи позволили второй тур. В 2000-м Путина «выдали на-гора» уже более гарантированно. В 2003-м рейтинги малюют просто рекордные. Чувство стиля и меры так тотально мутировало, что никакие ОБСЕ с их развитыми наблюдательскими технологиями не спасут.
       Только вот кому все это нужно? Власти, удерживающей свою власть? Сомнительно: обязательно наступает момент, когда власть без веры в нее — труха, что показали недавние грузинские события, когда именно вера определяла, сохранится ли власть в одних руках или пойдет по другим.
       Нам? Гражданам? Нам тоже не требуется. Но, правда, и винить нам в этих рекордах некого, кроме себя. «Нарисовав» Кадырова, жители Чечни могут иметь претензии только к себе и своим «лучшим представителям» — единодушие в принятии лжи продемонстрировано полное и безоговорочное, ни единым иском или пикетом чеченцы не опротестовали выборов себе на голову Кадырова. Это значит многое — например, что остальные ОБЯЗАНЫ принять в том числе и это общенародное единодушие во лжи: кого в конечном счете хотят — того и имеют.
       Точно так же, как и нам не на кого пенять, кроме самих себя, в том, что случится 7 декабря по всей России, включая Чечню. Что допустим — то и получим. Слышали, как 2 декабря господин Вешняков собрал всех «избирательных» руководителей РФ и так уж кричал, так распалился при включенных телекамерах: мол, пойдете в тюрьму, если вздумаете что-нибудь подтасовать, на чьем-то политическом поле сыграть... Интересно, кому стало страшно? В преддверии этих самых советских выборов в истории новой «демократической» России?..
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera