Сюжеты

НА НАС И СУДА НЕТ

Этот материал вышел в № 92 от 09 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«По понятиям» получается справедливее, чем по закону По данным исследования предпринимателей, проведенного группой сотрудников ЦНСИ под руководством И. Олимпиевой в Санкт-Петербурге этим летом, например, про Закон о противодействии...


«По понятиям» получается справедливее, чем по закону
       

    
       По данным исследования предпринимателей, проведенного группой сотрудников ЦНСИ под руководством И. Олимпиевой в Санкт-Петербурге этим летом, например, про Закон о противодействии коррупции хоть что-то слышали только 27% из них, а о недавно принятом Кодексе поведения госслужащих – 20%. Даже о существовании знаменитого закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля», по которому каждая фирма должна быть ограждена от многократных набегов проверяющих из разных инстанций, помнят всего 39%.
       Объясняется такое безразличие бизнеса к правовым нормам очень просто: никто этот замечательный закон соблюдать не собирается. Проверяющие журнал регистрации проверок просто игнорируют. А попробуй настаивать – тебе и запись в журнале сделают, и кучу нарушений моментально найдут, чтобы уж единственная «зарегистрированная» попытка даром не пропадала. Это уже беда. Нормальная же проверка состоит в том, что инспектор, накопав пару поводов, иногда получает подарочек, а иногда и выписывает небольшой официальный штраф – план-то по сборам выполнять надо. Тихо, мирно, бесконфликтно, какие там журналы между своими людьми.
       Вот вам и источники пресловутого «правового нигилизма бизнеса». Дело не в том, что законы плохо работают, а чиновники якобы могут ими манипулировать. Закон в российской экономике – вообще никакое не дышло, а просто оглобля, пригодная только для разбивания голов или для шантажа. Сложившаяся система вообще не подразумевает прямого использования норм законодательства как регулятора отношений между чиновником и предпринимателем.
       С законом, на самом деле, возможны только две «манипуляции». Первая – засунуть его куда подальше и разбираться «по-человечески»; эта практика обычно клеймится как бизнес «по понятиям». Вторая доступная манипуляция с законом – достать и врезать насмерть. Свой «ЮКОС»-гейт, он же локальный спор хозяйствующих субъектов с бесхозяйственными, может устроить любой инспектор ГНИ любому ларечнику. Фирма, с которой решили вдруг ни с того ни с сего поступить по закону, как правило, не выживает. А вот чего чиновник практически никогда не может сделать законно -— так это, не убивая фирму, наложить мало-мальски соразмерную проступку справедливую санкцию.
       Причина в том, что система законов и подзаконных актов, регулирующих бизнес, составляет нереалистичную комбинацию требований. На вопрос, какие изменения в правилах игры могли бы помочь предпринимателю, практически никогда не услышишь, что, мол, вон тот крючок убери – и станет реально легче. Поэтому и знаменитые реформы выводу бизнеса из тени особо не способствуют. Среди предпринимателей помельче бытует миф, что злые чиновники нарочно пишут невыполнимые правила с целью облегчить себе возможность произвола. Но в целом дело, как обычно, не в злой воле, а в системе.
       Ведомства ведь конкурируют за возможность заставить бизнес выполнять именно свои правила. Чиновники прекрасно осведомлены о том, что предприниматель все их правила не выполнит – надорвется. Но ведь и другие ведомства давят, тоже хотят свою долю – забудем на минуту о коррупции – в затратах фирмы на исполнение требований государства. Выход: именно на свое правило навесить (пролоббировать) санкцию пострашнее, да и само правило сделать как можно менее выполнимым; тогда, шантажируя законной санкцией, можно заставить предпринимателя выполнять хоть что-то, то есть наплевать не на «твои» законы, а на те, за которые отвечает сосед-конкурент из другого ведомства.
       Например, если ты должен платить налогов рупь пятьдесят с каждого рубля – ты будешь куда сговорчивее с разумным инспектором, закрывающим глаза на то, что платишь-то ты всего семьдесят копеек. Потому, что отвечать, если по закону, придется не за семьдесят копеек, а за те рупь пятьдесят, которые приписали, чтобы стрясти хоть семьдесят. А перетоптаться тогда придется не налоговой, а, скажем, пожарникам – ну, нет денег на огнетушители, ну возьмите, братцы… Нет, надолго забыть о коррупции не получается.
       
       Но не коррупция превращает официальные правила в петлю на горле бизнеса.
       Курьез: в моих социологических интервью с предпринимателями зафиксировано, наряду с жалобами на взятки, множество случаев, когда чиновники нарушали закон в пользу предпринимателей безвозмездно, просто понимая невыполнимость правил, которые они призваны охранять. По-людски.
       Неудивительно при этом, что в России нет суда как механизма эффективного разрешения конфликтов. Его нет не только в том смысле, что независимость судей – смехотворная фикция. Важнее, что как раз в отсутствие взяток и указаний сверху суд в лучшем случае оказывается средством нанесения вреда противной стороне, но не отстаивания интересов истца: долго, дорого, опасно, неэффективно. Жизнь и бизнес обвиняемого сам процесс правоприменения разносит в клочья, а интересы истца между тем остаются неудовлетворенными. Та же самая оглобля. Получить через суд достойную компенсацию за косвенный вред пока удалось в России, кажется, только банкиру Пугачеву, и вряд ли многим удастся повторить его опыт.
       Суд ведь имеет смысл там, где в основном правила соблюдаются; тогда одиночные нарушения можно отслеживать и устранять. В ситуации, когда жизнь отдельно, а закон отдельно, нарушения преобладают, и выловить из них одиночное становится попросту невозможным; попытаться применить такой закон к такой жизни — значит спровоцировать бесконечную лавину обвинений, накрывающую к тому же всех вокруг. Позволить себе это может только тот, кто играет в игру не на свои деньги, – чиновник. Чиновникам применять законы к частникам обходится непростительно дешево, а вот попытка заставить закон работать для госслужащего обычно становится просто самоубийственной для частника.
       В лучшем случае выигравшая у государства фирма попадает в «черный список» и дружно гнобится всеми регулирующими инстанциями – никому скандалист на подведомственной территории не нужен.
       Госслужащие так привыкли использовать закон только в качестве орудия шантажа, что сама попытка вести себя по закону хотя бы в мелочах становится для них невыносимым испытанием. Никакого «закона что дышла»! Cпособность как бы то ни было, пусть крайне манипулятивно, работать с законом утеряна напрочь. Только полное игнорирование правил позволяет им действовать более-менее гладко. Взгляните на образцово-показательное дело «ЮКОСа».
       Принято почему-то считать, что распоясавшиеся прокуроры в сотрудничестве с Басманным судом именно в этом деле особенно цинично «насилуют» право потому, что им, видите ли, «разрешили». Побойтесь Бога. Дело гремит на весь мир. На каждом чихе следствия присутствуют адвокаты. Каждый обыск – чуть ли не под прицелами телекамер. Президенту страны задают вопросы иностранцы. Да при таких условиях исполнители должны землю носом рыть, чтобы комар носу не подточил, чтобы президента не подставить, чтобы самим крайними не оказаться.
       Они и роют. Лучшие кадры стараются как могут. Все эти обыски, с которых адвокаты выходят с длиннющими списками претензий; выемки в не связанных с делом конторах; публично признанная министром юстиции видеозапись в комнате свиданий с адвокатом; публичные же сожаления замгенпрокурора, что больше 10 лет не дашь; закрытые суды по вопросу меры пресечения – это предел их компетенции в обращении с законом. Высшая планка, круче не бывает. Бывает только намного хуже.
       
       Опубликованное в газетах обвинительное заключение Михаилу Ходорковскому, где он на каждом шагу «вводит в заблуждение» невинных госчиновников, из которых ни один не назван по имени и не привлечен за свои «заблуждения» к ответственности, – это, надо думать, шедевр юридической мысли на фоне обычного обвинительного заключения. Для газет ведь готовили, не для внутреннего употребления! Дело «ЮКОСа» на глазах превращается в гигантскую правозащитную акцию: рутинные методы и обычаи правоохранительных органов становятся предметом полноценного юридического анализа и гласного обсуждения. Теперь давайте представим себе, что такое же количество денег удалось вложить в дотошное протоколирование процесса разборки участкового мента с рядовой фирмешкой. Представляете, какие чудеса бы всплыли?
       Реальная жизнь государственных чиновников, в погонах и без, так же не стыкуется с прописными правилами, как реальная жизнь простых граждан. Попытка заставить их действовать по закону обернулась бы для них той же армейской пыткой под названием «ты у меня по уставу жить будешь», как и для всех остальных, – на этом и держится субординация внутри госорганов.
       Разница в том, что они бодрее шагают через мешающие им правила потому, что массированное правоприменение в исполнении частных лиц представляется им невозможным.
       
       P.S. А вот есть у меня такая мысль. Давайте проведем общественную акцию в интересах тех обвиняемых, кто попадает в Басманный суд случайно. Оплатить присутствие хорошего адвоката на каждом рядовом процессе. И телекамеру в зал. И фиксировать все процессуальные тонкости. Отличное бы могло телешоу получиться, «Дом» и «Голод» обзавидовались бы. «Закон и порядок» по-русски.
       

       

       Печатается в сокращении. Полный текст на сайте Gazeta.Ru
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera