Сюжеты

ВОЙНА НАПОМНИЛА О СЕБЕ

Этот материал вышел в № 93 от 11 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Третий за год теракт в Москве с участием женщин-камикадзе 9 декабря. 10.53. Взрыв около гостиницы «Националь». В здании факультета журналистики МГУ на Моховой повылетали стекла. Студенты высыпали на улицу и создали ту самую толпу, теснимую...


Третий за год теракт в Москве с участием женщин-камикадзе
       

     
       9 декабря. 10.53. Взрыв около гостиницы «Националь». В здании факультета журналистики МГУ на Моховой повылетали стекла. Студенты высыпали на улицу и создали ту самую толпу, теснимую милицией, в которую потом добавились профессиональные репортеры.
       Первая информация, поступившая на пульт дежурных по городу: криминальный взрыв. Эту версию сотрудники милиции озвучивали в приватных комментариях до тех пор, пока на место происшествия не прибыли сотрудники ФСБ. Тогда же была сформулирована и официальная позиция: это — теракт, совершенный шахидками, которые шли к зданию Госдумы, но перепутали выходы из перехода.
       Сначала говорили о двух смертницах, потом — о трех. К вечеру — уже о четырех, одна из которых (по версии ФСБ — организатор) скрылась.
       По последним данным, от теракта пострадали в основном случайные прохожие и пассажиры припаркованного у здания гостиницы «Мерседеса», принадлежащего администрации отеля. Погибли 6 человек, 14 — госпитализированы.
       
       Секретарь ПАСЕ Антуан Верленд услышал взрыв, когда спускался на первый этаж «Националя». Выбежал на улицу. У синего «Мерседеса» с выбитыми стеклами и открытыми дверями лежали окровавленные тела троих мужчин и женщины. Рядом — застыли две девушки-студентки. Они не пострадали — только осколками покрошило их сумки и пакеты. Им повезло фантастически: взрыв был таков, что небольшие ранения и порезы получили даже люди, гулявшие в Манеже, — в 100—150 метрах от гостиницы.
       Среди пострадавших и попавших в эпицентр событий много студентов: рядом с гостиницей — четыре факультета: фундаментальной медицины, психологии, журналистики и Институт стран Азии и Африки.
       Антуан Верленд и другие постояльцы «Националя» пытались помочь раненым. Среди тел бестолково метался человек в синей спецовке. У главного входа в гостиницу почему-то не оказалось ни охраны, ни персонала. Милиция и «скорая» ехали долго — или так просто показалось в тот момент. Очевидцы утверждают, что первые 20 минут милиция вообще не подходила к месту трагедии, не было никакого оцепления, а прохожие то и дело появлялись в нескольких метрах от места взрыва. Через полчаса, когда к работе уже приступили врачи, перекрыли движение по Моховой и выставили оцепление.
       Стекла первого и второго этажей гостиницы выбиты. Из окна торчит покосившаяся светящаяся звезда — украшение к Новому году. Белеет занавеска.
       Три богемного вида девушки пришли через три минуты. Они не слышали взрыва и приставали к милиции: «Скажите, а что случилось?.. Взрыв?! Скажите, а магазины в Охотном ряду работают?».
       Магазины работали.
       В одном из ресторанов «Националя» продолжали прием пищи.
       — Скажите, сколько человек погибло? — спросили откуда-то сзади.
       — Уже пятеро, — жестко ответил пожилой милиционер ДПС. Он совсем не хотел давать интервью в такой ситуации.
       — А иностранцы были? — большой объектив уткнулся ему прямо в лицо.
       — Не знаю. Там лежала оторванная голова. С виду, кажется, не русская…— выдавил милиционер.
       С приездом саперов и сотрудников ФСБ по оцеплению прошла информация о вероятности второго взрыва: на тротуаре в 10 метрах от входа в отель был обнаружен подозрительный портфель. Эфэсбэшники тут же отстранили от работы сотрудников ГУВД, которые продолжали настаивать на том, что существует несколько версий случившегося, в том числе и криминальная. А слухи стали развиваться по обычной для них обвальной траектории: «есть еще чемодан с пятью килограммами тротила», «одна шахидка выжила и сейчас — в толпе».
       Двойной кордон милиции оттеснил наблюдателей и журналистов к зданиям гостиницы «Москва» и ИСАА. Ввели спецпропуска. Крыши соседних домов и Думы, прежде всего, взяли под контроль представители спецслужб — ФСБ и ФСО.
       Хотя неразберихи хватало, в пострадавшую гостиницу попасть было достаточно легко. Милиция в ужасе наблюдала за фотокором, вылезавшим из окна президентского номера на шестом этаже «Националя», где когда-то останавливался Жак Ширак, а ныне проживал кто-то из делегации ОБСЕ. Журналистка вышла на балкон, сняла панораму и беспрепятственно вернулась.
       Несмотря на неоднократные заявления правоохранительных органов о том, что тела погибших увезли сотрудники спецслужб, было отчетливо видно: у колес «Мерседеса» лежал мертвый человек.
       — Всего вижу четырех, — говорил оператор, держа камеру высоко над головой и наблюдая за событиями по дисплею.
       Потом на дисплее этой же камеры показался робот-взрыватель. Он осторожно подъехал к машине. На асфальте стоял портфель. Предполагалось, что там тоже взрывчатка, по крайней мере специально обученная собака беспокоилась. В 12.46 робот выстрелил из водяной пушки — одиночный глухой, но достаточно громкий хлопок. Бомбы там не было. Были клочки бумаги, тетради… Скорее всего — обычная студенческая сумка.
       По предварительным данным, у «Националя» взорвали около 1 килограмма тротила. От взрывной волны в радиусе пятнадцати метров люди получили ожоги и болевой шок. В непосредственной близости от эпицентра прохожие погибли от осколков и металлических шариков, которыми, по данным ФСБ, была начинена бомба.
       
       P.S. В диспетчерской «скорой помощи» опровергли информацию о столь большой (в 30 минут) задержке. В комитете здравоохранения Москвы утверждают, что машины прибыли на место происшествия в течение десяти минут.
       
       Илья БАРАБАНОВ, Ольга ГОНЧАРОВА,
       Константин ПОЛЕСКОВ, Юрий САФРОНОВ, МАРИЯ ШПИЛЕВА
      
       
КОММЕНТАРИИ
       
       УВД Центрального административного округа:
       — Наши сотрудники еще несколько дней будут работать рядом с «Националем». Сохраняется опасность новых взрывов. Милиция приехала к гостинице сразу же — максимум через семь минут.
       
       Эксперт-взрывотехник Минюста РФ:
       — Оперативной информацией мы не располагаем, поскольку взрывом с самого начала занимались сотрудники ФСБ. Адекватно судить о характере взрывчатки «с воздуха» (по материалам телеканалов и сообщениям радио) невозможно. Например, о мощности взрывчатки в тротиловом эквиваленте можно что-либо сказать, только когда осмотрят эпицентр взрыва, оценят характер разрушений — в данном случае повреждения на стене, столбах, рекламных щитах…
       Сбор данных скоро должен закончиться, и тогда исследование поручат либо нашему ведомству, либо ведомству ФСБ — что, конечно, более вероятно в связи с основной версией взрыва. Тем более что они этим уже занимаются на предварительном этапе.
       

       
       От редакции:
       Если смотреть новости наших телеканалов, может сложиться впечатление, что в Чечне войны нет, и потому — мы даже стали забывать, что Москва — столица воюющего государства. О том, что война есть, нам напомнили. И это, в том числе, расплата за официальную информационную политику. Как и «Норд-Ост».
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera