Сюжеты

КТО И ЗАЧЕМ ПИШЕТ «ПИСЬМА СЧАСТЬЯ»

Этот материал вышел в № 93 от 11 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

По мнению главы Минтруда, люди должны «потренироваться» с небольшими деньгами О том, что в стране происходит пенсионная реформа, россияне узнали только в начале осени, когда все центральные телеканалы показали встречу президента с главой...


По мнению главы Минтруда, люди должны «потренироваться» с небольшими деньгами
       

      
       О том, что в стране происходит пенсионная реформа, россияне узнали только в начале осени, когда все центральные телеканалы показали встречу президента с главой Пенсионного фонда Михаилом Зурабовым. Сегодня большинство специалистов констатируют ее фактический провал. О том, как развивается пенсионная реформа, корреспондентам «Новой газеты» рассказал министр труда и социального развития Александр ПОЧИНОК.
       
       — Александр Петрович, все без исключения наблюдатели отмечают, что кампания по информированию населения об особенностях пенсионной реформы оказалась провальной. Почему не была обеспечена адекватная реклама, как, например, в случае с переписью населения? Неужели не хватило денег на то, чтобы рассказать гражданам, что они должны делать и как будет формироваться их будущая пенсия?
       — Во-первых, не было денег. Из бюджета Пенсионного фонда не потрачено ничего. Тем, что шло по кредиту Мирового банка, к сожалению, распоряжается сам Мировой банк, а они прервали контракт с теми тремя фирмами, которые вначале выиграли тендер на рекламу реформы. После этого банк провел новый тендер, и сейчас только-только начала готовиться рекламная продукция. Это действительно наш недочет — не только Пенсионного фонда, но и Мин-труда. Мы должны были, несмотря на отсутствие средств, больше заниматься пропагандой. Хотя все-таки было около 32 тысяч разъясняющих публикаций как в местной, так и в федеральной печати. Но я согласен: этого все равно мало.
       — Те, кто получил уведомления, так называемые «письма счастья», действительно могут называться счастливчиками. Их получили не все — это раз. К тому же у многих там проставлены копеечные суммы.
       — То, что «письма счастья» получают все, — это иллюзия. Их получает треть населения страны — даже меньше: 41 миллион.
       Второе: нас обвиняют, почему мы сразу не рубанули сплеча, не стали перечислять в накопительную систему огромные суммы. Это легко объяснимо: во-первых, мы не можем демонтировать обязательства старой системы, мы обязаны их выполнять, должны индексировать и увеличивать пенсии, начисленные по старому принципу. А второе, мы хотим, чтобы люди могли «потренироваться» на маленьких объемах средств. На самом деле ваш выбор в этом году повлияет на вашу будущую пенсию крайне незначительно, на несколько копеек. Мы не случайно говорим, что этот выбор не на всю жизнь. Если не понравилась ваша управляющая компания, вы в следующем году сможете изменить свое решение. Раз в год происходит изменение перечисления средств — такой Юрьев день, растянутый во времени.
       — То есть получается, что тем, кто еще не получил извещения или не сделал выбор управляющей компании, можно не спешить?
       — Вы можете принять решение в любой момент своей жизни до выхода на пенсию. Можете принять решение до 31 декабря этого года, а можете — первого января следующего. Но от этого зависит то, когда оно будет исполнено. Вот сейчас, если вы отправите свое решение о выборе управляющей компании до 31 декабря, Пенсионный фонд перечислит ей деньги за 2002 и 2003 годы плюс проценты, которые накопились. Если вы задержались, то он, естественно, будет исполнять ваше решение уже в следующем году, и тогда будут перечислены деньги за 2003 и 2004 годы.
       — Многие аналитики отмечают, что наличие «молчунов», которые не отдают свои деньги управляющим компаниям, выгодно государству. Как вы это прокомментируете?
       — Нет. Государству невыгодно наличие «молчунов». Потому что если есть «молчуны», то государство им обязано гарантировать выплаты, доход. Как государство это делает? Государство выпускает свои ценные бумаги — специальные ценные бумаги с хорошим доходом. Это в 97-м году государство занимало, где могло, сейчас лишние займы государству не нужны. У нас есть потолок заимствований, выше которого мы не хотим прыгать. Тем более, понимаете, в чем дело: инфляция снижается, и доходность по государственным ценным бумагам уменьшается. В этих условиях государству выгодно гасить старые займы, беря новые, но никак не увеличивать размеры этих заимствований.
       Поэтому для нас лучший вариант, когда все граждане выберут управляющие компании и негосударственные пенсионные фонды. У нас избыточные средства в Центральном банке, у нас профицит бюджета, нам не нужно, чтобы деньги граждан оставались у государства.
       — Предположим, что управляющая компания или негосударственный пенсионный фонд (НПФ) — банкрот. Есть какие-то государственные гарантии, что человек, доверивший им свои деньги, все-таки не лишится накопительной части пенсии?
       — Ваши деньги страхуются. Управляющей компании (УК), если она не застраховала ваши деньги, не дадут возможности работать на рынке. НПФу тоже. Это элементарная страховка в страховых компаниях. Они покупают полис, поэтому страховая компания выплатит вам возмещение, если УК сделает что-то не так.
       — Александр Петрович, получается, что государство никак не отвечает за сохранность пенсии?
       — Обратите внимание, что все управляющие компании прошли через процедуру отбора. А негосударственные пенсионные фонды работают в стране достаточно давно, и только за этот год они свои активы увеличили в три раза: сейчас у них уже более 100 миллиардов рублей. Ни один НПФ во время кризиса 1998 года не погиб. Ни один не обанкротился. Сейчас они реально выплачивают пенсии уже более чем 400 тысячам человек. Это структура, которая уже работает. А мы проводим постоянный контроль за деятельностью как управляющих компаний, так и НПФов.
       — При проведении пенсионной реформы штат Пенсионного фонда был сильно расширен. Сколько на это было затрачено денег и что теперь, после окончания работы над подготовкой реформы, будет с этими людьми?
       — Да, чтобы нас с вами учесть, были затрачены большие деньги. На увеличение численности работников фонда, создание новых рабочих мест было выделено около девяти миллиардов рублей. В наших предложениях по проведению пенсионной реформы, о которых мы докладывали на заседании правительства, говорилось о возможности сократить расходы «пенсионки» на восемь миллиардов рублей. К тому же сейчас персонификация закончилась. Компьютерная система позволяет в реальном режиме времени найти данные на любого пенсионера в любой точке страны.
       — А дополнительные рабочие места в фонде будут уничтожены?
       — В перспективе количество работников Пенсионного фонда будет уменьшено. Правда, сейчас мы им ищем еще одну работу. Есть такой вариант: сейчас идет реформа медицинского страхования и реформа социального страхования. Значит, и здесь мы создаем такую же систему персонифицированного учета граждан. Если мы заставим Пенсионный фонд выполнять такую работу, то еще на год можно будет сохранить количество работников, добавить к наработанным информационным массивам данные для медицинского и социального страхования и создать единую систему учета. Но после этого количество работников Пенсионного фонда все равно придется сокращать.
       — Размер будущей пенсии в первую очередь будет зависеть от размера заработной платы. Но у россиян есть и другие источники доходов. К примеру, пособия на детей не повышаются уже несколько лет. Вы считаете, что 70 рублей в месяц на ребенка — это нормально?
       — Да, они не повышаются. 70 рублей — это ничтожно мало. Согласен, критикуйте. Проблему надо решать. Мы пытались на протяжении трех бюджетов увеличить размеры детских пособий. Но Минфин на это не шел. Взамен мы добивались увеличений по заработной плате, увеличений пособий при рождении ребенка. Но это, конечно, все не то. Вот и сейчас мы предлагали вариант увеличения детского пособия до 200 рублей, но нашу инициативу при утверждении бюджета этого года не поддержали.
       Между прочим, не только Минфин был против, но и депутаты Государственной Думы — они не стали принимать соответствующую поправку. Вы обратите внимание на такую интересную деталь: за последние годы Государственная Дума отклоняла все поправки социального характера. Хотя, вы знаете, властям регионов никто не запрещает платить больше. Ведь на самом деле детское пособие — это территориальный расход. Мы возложили в свое время эти обязательства на федеральный бюджет, потому что была дикая задолженность по детским пособиям. Сейчас текущей задолженности нет, и даже старые долги субъектов Федерации почти полностью сведены на нет. Если были должны чуть ли не по 30 миллиардов рублей, то в конце года все субъекты Федерации в сумме будут должны около семи миллиардов рублей. Но, еще раз повторюсь, территориям никто не запрещает, если есть деньги, увеличить размер детских пособий.
       — Какие же конкретные действия предпринимает для этого Минтруда?
       — Есть конструктивный вариант. Мы собираемся подготовить новый закон, который будет менять порядок выплаты пособий. Потому что на самом деле решать ее можно за счет повышения заработной платы людей. Если повысится уровень жизни, то и пособия будут не так важны. Пособия по степени важности сейчас стоят на третьем месте. А на первых — это зарплата и ипотека. Потому что на рождение ребенка большее влияние оказывает возможность получить жилье. Это наша огромная, колоссальная недоработка. Тем не менее нужен новый порядок выплаты пособий, чтобы они выплачивались в первую очередь тем, у кого доходы ниже прожиточного минимума.
       — Повышение уровня жизни россиян зависит не только от общего развития отечественной промышленности и экспортных цен на нефть, но и от того, насколько исправно собираются налоги. Александр Петрович, последний вопрос к вам лично. В свое время, готовя материал для рубрики «Стоимость чиновника», мы попросили вас предоставить нам вашу налоговую декларацию. Вы отказались. Почему?
       — Откройте закон «О госслужбе». Если я вам лично дам декларацию, то нарушу закон. Потому что в законе «О госслужбе» написано: чтобы получить налоговую декларацию, нужно обратиться к моему работодателю с обязательством опубликовать ее в определенный период времени. Мой работодатель в этом случае — это кадровые службы администрации президента. Если бы обратились к ним, то они обязаны вам ее дать. Причем дать только в том случае, если вы будете ее публиковать, а в других случаях ее использовать категорически нельзя. Получается, что мне запрещено давать кому-либо свою налоговую декларацию.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera