Сюжеты

ТАЙНЫ СЕКРЕТНОГО ПРОЦЕССА

Этот материал вышел в № 94 от 15 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Московском городском суде продолжаются слушания по делу о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске. Суд приступил к допросу подсудимых Судебное заседание объявлено закрытым, со всех участников процесса взяты подписки о неразглашении,...


В Московском городском суде продолжаются слушания по делу о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске. Суд приступил к допросу подсудимых
       
       Судебное заседание объявлено закрытым, со всех участников процесса взяты подписки о неразглашении, адвокаты категорически отказываются общаться с прессой… Но все же нам удалось выяснить, что происходит за дверями Мосгорсуда.
       
       Участники процесса
       Обвиняемые — Юсуф Крымшамхалов и Адам Деккушев. Процесс ведет судья Марина Комарова. В четверг, 11 декабря, Крымшамхалов подтвердил показания, которые давал в самом начале: он признает свою причастность к взрыву жилого дома в Волгодонске 16 сентября 1999 года. Деккушев свою вину отрицает. И оба подсудимых категорически отказываются брать на себя ответственность за московские теракты.
       Из 2060 потерпевших в процессе участвуют лишь шестеро. Остальным суд не разослал повестки. Некоторые приехали потому, что случайно услышали короткое сообщение по радио. А ознакомиться с материалами дела после завершения следствия смогли лишь двенадцать человек.
       
       Секретность
       В зале суда отсутствуют журналисты. Участникам процесса запрещено вести аудио— и видеозапись. Все потому, что некоторые из томов дела имеют гриф «секретно». Таковыми объявлены лишь пять из 91 тома, но и этого оказалось достаточно, чтобы напрочь захлопнуть двери Мосгорсуда.
       Между тем вся эта секретность весьма удивительна. Ведь всего несколько месяцев назад, в июне 2003 года, когда потерпевшие знакомились с делом, оно еще не было снабжено грифом. Да и процессуальное решение об этом до сих пор не предъявлено. Пометку «секретно» на томах кто-то поставил шариковой ручкой. Кто именно и когда — остается большой загадкой…
       
       Судьей недовольны и обвиняемые, и потерпевшие
       В ходе прошлого заседания адвокат Крымшамхалова Шамиль Арифулов заявил отвод судье Марине Комаровой, поскольку, как было написано в ходатайстве, судья ведет себя предвзято: задает его подзащитному и другим участникам процесса вопросы, наполняя их терминами, совершенно непонятными человеку без юридического образования, и стремится исказить смысл ответов Крымшамхалова.
       Судья Комарова ходатайство отклонила и, в свою очередь, сама направила письмо в Адвокатскую палату Москвы, в котором сделала акцент на недопустимом, по ее мнению, поведении адвоката.
       Второй подсудимый — Адам Деккушев — попросил суд связаться с его родственниками и попросить их нанять адвоката. Но судья Комарова отказала, и Деккушеву назначили бесплатного защитника. Во вторник, 9 декабря, в судебном заседании Деккушев заявил, что за все время процесса назначенный адвокат посетил его только два раза.
       Судьей недовольны не только подсудимые, но и потерпевшие. По словам очевидцев, судья позволяет себе некорректные замечания и в адрес их адвокатов.
       
       Странности следствия
       В четверг суду и участникам процесса были показаны 14 видеокассет с записями, подтверждающими участие Деккушева в незаконном вооруженном формировании, а также кадры с места взрывов.
       На пленке осмотра разрушенного дома в Волгодонске видна большая воронка пятиметровой глубины. Сторона обвинения полагает, что эта воронка — результат взрыва автомобиля «ГАЗ», груженного взрывчаткой и доставленного к месту взрыва подсудимыми.
       Однако потерпевшие усомнились в версии следствия. Некоторые из них были свидетелями того, как за два дня до взрыва неизвестные наполняли каким-то веществом канализационные колодцы во дворе дома. Колодцы, как выяснилось позже, оказались как раз в самом эпицентре. Не исключено, что заряды находились не только в грузовике, но, главное, в колодцах. Кроме того, организаторы могли рассчитывать на взрыв бытового газа и пожар, который уничтожил бы следы преступления.
       — А вам не все равно, где — в колодце или в машине — была взрывчатка? Это должно интересовать суд, а не вас, — примерно такова была реакция судьи…
       Потерпевшие также заявили суду о многочисленных процессуальных нарушениях, допущенных следователями. Так, медицинский осмотр пострадавших провели поспешно, сразу же после взрывов, а судмедэкспертиза состоялась только спустя две недели, когда характер и происхождение травм и ранений установить было невозможно. К тому же экспертиза была назначена без участия специалистов — военных медиков — и даже без участия самих потерпевших, заочно. Таким нехитрым образом трое судмедэкспертов за один день умудрились обследовать около 800 человек, что попросту невозможно.
       Подобная проверка (а многим потерпевшим в ее проведении следователи и вовсе отказали) лишила многих людей возможности доказать, что они пострадали именно от теракта.
       
       Странности суда
       Московский городской суд отказался возместить издержки троим потерпевшим из Волгодонска (приехали всего трое (!) из 1040), связанные с их пребыванием в Москве. Если бы не помощь благотворительных организаций, они бы вовсе не смогли участвовать в процессе. Свидетелям издержки возмещались охотнее. Выглядит это так, как будто суд заинтересован в том, чтобы потерпевшие поскорее уехали.
       «Мы хотим знать правду, — говорят потерпевшие. — Неважно, сколько времени уйдет на процесс. Но вот парадокс: похоже, беспристрастный суд нужен только нам и обвиняемым».
       Вообще удивительного на процессе хватает. К примеру, создается такое впечатление, что одному из адвокатов позволено гораздо больше, чем прочим участникам. Он не давал подписку о неразглашении. «Он советовал нам отказаться от гражданского иска, заявленного в рамках уголовного процесса, — говорили некоторые потерпевшие. — А когда адвокат Арифулов в очередной раз предложил сделать процесс открытым, этим коллегой было замечено, что «не обязательно приглашать всех журналистов», так как «в ФСБ есть свое телевидение».
       Некоторые участники процесса намекают на то, что суду уже известна дата завершения процесса по делу о взрывах. Вероятно, приговор будет вынесен к Новому году. Напомним, что первое судебное заседание состоялось 31 октября, то есть примерно полтора месяца назад. В прошлый четверг в Мосгорсуде начался допрос подсудимых. Это свидетельствует о том, что процесс находится в самом начале. Если предположения о скором его завершении верны, непонятно, как суд разберется в сложнейшем деле, на расследование которого у ФСБ и Генпрокуратуры ушли четыре года? Неужели кому-то не терпится сдать дело в архив?
       Не исключено, что быстрое завершение процесса может быть выгодно Ростовскому управлению ФСБ и Генпрокуратуре, которые расследовали дело о терактах 1999 года. Ведь качество расследования можно оценить лишь в судебном заседании.
       А между тем именно это судебное разбирательство должно было ответить на тысячу вопросов, накопившихся и к спецслужбам, и к прокуратуре. Но, похоже, отвечать на них никто не собирается. Как и в случае суда над Радуевым. Тогда ведь никто не стал выяснять подробности захвата Первомайского, а главное — беспрепятственного выхода из него боевиков. Белых пятен хватает и в истории со взрывами 1999 года. Очевидно, есть заинтересованность в том, чтобы их не прояснять.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera