Сюжеты

КОНТРОЛЬНЫЕ ВЫБОРЫ В ГОЛОВУ

Этот материал вышел в № 94 от 15 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

К власти в РФ пришел КГБ СССР Как бы ни относиться к нынешнему режиму, в одном ему нельзя отказать — в логике. Все, что происходило в последние три года — управляемая демократия, селективное правосудие, наконец, разгром либеральных партий...


К власти в РФ пришел КГБ СССР
       

       
       Как бы ни относиться к нынешнему режиму, в одном ему нельзя отказать — в логике. Все, что происходило в последние три года — управляемая демократия, селективное правосудие, наконец, разгром либеральных партий и возрождение однопартийной системы, — все это соответствует логике установления максимального контроля над обществом в том контексте, как это видят люди в погонах.
       
       Мне уже приходилось писать, что у власти в России сегодня находится КГБ СССР. Это не фигура речи, это констатация факта. Свидетельство тому даже не то, сколько людей в погонах находятся сейчас у рычагов управления страной, но методы, инструменты, результаты.
       Налицо все признаки корпоративной структуры, которая действует в соответствии с теми правилами, привычками, опытом, который десятилетиями отрабатывался в недрах советской политической полиции. Это называется институциональной памятью. В сердцевине этой памяти — слово «контроль».
       Он, этот контроль, подразумевает простые и понятные вещи: 1) отсутствие альтернативных источников власти — отсюда олигархи должны быть раздавлены или как минимум унижены; 2) отсутствие альтернативных источников информации — отсюда уничтожение даже тех телевизионных каналов, которые не представляли никакой реальной угрозы для Кремля; 3) отсутствие организованных политических структур, претендующих на роль выразителей мнений определенных сегментов общества: мнения, даже девиантные, должны быть внутри одного тела (не важно, называется оно КПСС или «Единая Россия» с флангами вроде ЛДПР и «Родины»), отсюда вычищение с публичной трибуны СПС и «ЯБЛОКА». Конечно, с точки зрения имиджевых потерь (а они, судя по публикациям в западной прессе, очевидны), было бы разумнее кооптировать либералов в свои ряды — готовность к тому они демонстрировали даже во время выборной кампании.
       Однако резкость высказываний Анатолия Чубайса в связи с арестом главы «ЮКОСа» Михаила Ходорковского заставила отказаться от подобных планов: лидер СПС продемонстрировал, что способен на независимость суждений в ситуации, когда решение было принято главным начальником, а потому партийным дискуссиям не подлежало. В этом проявилась еще одна родовая черта КГБ: привычка к жесткой иерархии подчинения. Диссидентство Чубайса могло послужить дурным примером для других — в регионах еще достаточно чужих губернаторов, что создавало прецедент неподчинения, который допустить было никак нельзя.
       Вот в этой логике — логике КГБ СССР — я полагаю, и следует рассматривать события ближайших месяцев и лет. Это означает, что, во-первых, внешняя политика России претерпит существенные изменения, причем вне зависимости от того, каковы на то взгляды президента Владимира Путина. Имперские амбиции ближайшего окружения, годами воспитанная привычка видеть в Западе врага, равно как и источник диссидентства внутри страны, заставят поменять и риторику, и практику. К тому же отсутствие в Думе либералов с их апелляциями к западному опыту лишает Путина лазейки объяснять собственные привязанности к Европе давлением со стороны демократов. Ну а, кроме того, логика установления максимального контроля предопределяет создание образа врага — и внутреннего, и внешнего: кто-то же должен нести ответственность за то, что лучше жить не станет. Враг внутренний — богатые инородцы (причем «богатые» именно как прилагательное) — был вполне артикулирован во время избирательной кампании; за ним последует и враг внешний.
       Неизбежны изменения и в политике внутренней, прежде всего в экономике: бюрократы в погонах будут наращивать свой контроль за основными ресурсами страны. Конечно, никакого возврата в Советский Союз в этом плане не будет: собственно, КГБ СССР был главным инициатором экономических реформ при жестком контроле всей политической составляющей государства. Безусловно, о либерализации экономики — в смысле освобождения бизнеса от власти чиновников — можно забыть. Собственно говоря, логике контроля множество мелких и средних бизнесов только мешает — всегда легче управляться с десятком, нежели с сотней. Однако, во-первых, на этих бизнесах кормится чиновничество — оплот системы; во-вторых, они же позволяют не увеличивать расходы государства на социальную сферу. Экономисты-либералы могут быть спокойны: возрождения благотворительного государства не произойдет. С этой точки зрения практически не важно, кто станет главой правительства. Однако, следуя заявленной логике, им вряд ли станет вице-премьер Алексей Кудрин, даже несмотря на то что он последнее время всячески демонстрирует свою лояльность к чекистам: он — чужой, на нем — пятно альтер эго Чубайса. Это, кстати, всегдашняя беда предательства: как ни кайся, а все равно не свой.
       Предвижу возражение: КГБ вместе с ЦК КПСС имел полноценный контроль в Советском Союзе, а страна тем не менее грохнулась. Неужели они ничему не научились? Во-первых, научились: старики-чекисты вам непременно возразят, что Союз развалился именно потому, что контроль делили с КПСС. Историческая память об этом печальном факте — причина столь оголтелой борьбы кремлевских чекистов с «семейными»: последним дали сделать грязную работу под именем «управляемая демократия», но теперь они должны исчезнуть — контроль делить нельзя. Во-вторых, опыт корпорации под именем КГБ утверждает: пока был тотальный контроль, страна, перебиваясь с хлеба на воду, молчала; стоило чуть-чуть отпустить вожжи, как не стало ни страны, ни КГБ СССР. В-третьих, эксперимент с последними выборами дал существенные аргументы в пользу идеологии контроля: они показали, что оголтелая пропаганда (тотальный контроль над телеканалами), принуждение (контроль за личной жизнью и источниками благополучия) и немного страха (контроль над будущим) позволяют добиться искомого результата.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera