Сюжеты

БОЛЕЗНЬ ВОЖДЯ

Этот материал вышел в № 94 от 15 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Ум, честь и совесть» КПРФ уже не поправится Среди серьезных аналитиков, связанных в прошлом с КПРФ, считается: признаки кризиса партии начали проявляться в ноябре 1997 года — в момент отзыва вотума недоверия правительству Черномырдина...


«Ум, честь и совесть» КПРФ уже не поправится
       
       Среди серьезных аналитиков, связанных в прошлом с КПРФ, считается: признаки кризиса партии начали проявляться в ноябре 1997 года — в момент отзыва вотума недоверия правительству Черномырдина вопреки воле миллионов россиян и решению пленума партии.
       Попытки президиума ЦК объяснить необъяснимое вызвали скепсис и усиливали подозрение в том, что игнорирование лидерами партии решения своего пленума вызвано как боязнью последствий отставки «антинародного правительства», так и финансовой нуждой партийного руководства. Дальше — больше. Голосование за «бюджеты вымирания», за «грабительские» законы и поправки к ним, режим «полного молчания» в период полураспада «антинародного режима» в августе — сентябре 1998 года, утверждение череды премьеров и продажа проходных мест в избирательном списке КПРФ — «этапы большого пути» руководства партии во главе с Геннадием Зюгановым и его ближайшим окружением по направлению от мощной (в том числе и по европейским меркам) идейно-политической организации к политизированному ЗАО «КПРФ».
       Лидер стал добытчиком спонсорских денег, и многие соратники по партии смирились с тем, что решение любых вопросов отдано на откуп «вождю» и его самому близкому окружению, инициирующему то очередное «разоблачение» соратников по борьбе, то осуждение нарушителей «малосухаревской конвенции», а главное — признающему: мудрее Зюганова в партии человека нет и всякий, кто его критикует, «враг» или агент «антинародного режима».
       Результат получили не сразу. Если в 1993 году за КПРФ голосовали 6 666 702 (12,4%) избирателей, в 1995-м — 15 432 963 (22,3%), в 1999-м — 16 196 024 (24,29%), то печальный и шокирующий результат выборов-2003 — 7 444 777 (12,6%, без учета недосчитанных 2% бюллетеней). 41 депутат-списочник вместо 67 в третьей Думе, 12 одномандатников вместо 72. Как ни считай, падение со 139 депутатских мандатов в 1999 году до 53 в 2003-м никакими фальсификациями не объяснишь.
       Конечно, в рынке жить — по-рыночному выть. Никто не считает, что партия может и должна жить только на членские взносы. Но есть пределы, за которыми уже никакие деньги не помогут избежать срама. Одно дело — когда «миллионщик»-филантроп дает деньги на борьбу за парламентскую республику и не вмешивается в решение вопросов стратегии и тактики спонсируемой им партии. Совсем другое — когда «ближайшее окружение» обсуждает в Лондоне участие КПРФ в новой «антипутинской» коалиции.
       Сделка понятна: одна сторона кидает в общий котел кошелек и мозги, другая — сдает в аренду партмассы. Расходы небольшие, а иллюзия «народного протеста» полная.
       А это значит, что вопросы определения целей и задач борьбы (стратегия), а также вопросы о политических союзах определяет уже не партия, а денежный мешок на тайных сходках у опального олигарха.
       Изгнание из КПРФ Геннадия Селезнева, Светланы Горячевой, Николая Губенко, попытки выдавить из патриотического движения председателя исполкома НПСР Геннадия Семигина, Сергея Глазьева, которому, как говорят, по личному указанию Г. Зюганова запретили баллотироваться в Красноярском крае и возглавить зональный список КПРФ по Сибирской группе регионов, — какие, собственно, еще нужны доказательства, свидетельствующие о полном запрете на инакомыслие и монополизации власти узкой группой ближайшего окружения лидера компартии.
       Разве не очевидно было, что отказ от создания единого патриотического блока — это провал? Разве не было понятно, что, даже рискуя оказаться на обочине политической жизни на ближайшие четыре года, те, с кем Зюганов не может договориться, все равно пойдут на выборы. Так и вышло: «Родина» С. Глазьева, Аграрная партия России М. Лапшина, Партия возрождения России Г. Селезнева в блоке с Партией жизни и некоторые другие нашли своего, левого и патриотически настроенного избирателя. Сложение их голосов с голосами, полученными КПРФ, дает те самые 30 процентов, которые все социологические опросы регулярно фиксируют за левыми. Ничего нового не происходит. Маятник общественного развития, широко взяв вправо в начале девяностых, возвращается в противоположную сторону. Дальновидности доктора философии Зюганова не хватило, чтобы разглядеть эту элементарную вещь.
       Впрочем, просчеты стратегические сопровождались просчетами тактическими. Впервые штаб по проведению избирательной кампании возглавил не лично Геннадий Андреевич. Что помешало ему подобрать для работы профессионалов, остается загадкой. И всегда отличавшаяся умением дойти «из двери в дверь» до каждого избирателя партия, а точнее, ее «ум», видимо, переоценил свои возможности. Штаб, в котором трудился и зам Зюганова Иван Мельников, не выдал ничего мало-мальски приметного. Ну, в самом деле, не считать же за серьезную агитационно-пропагандистскую кампанию навязшие на зубах упреки Кремлю «дайте эфиру», апеллирование к фактически отработанным «четырем вопросам» несостоявшегося референдума и отсутствие нормального — не «железобетонного» а-ля Зюганов — объяснения причин происходящего. Да и рекламные ролики из уважения к партии можно назвать, если мягко, неудачными. Наблюдатели больше склонны считать их провокацией со стороны «дружественных» пиарщиков. Правда, Геннадий Андреевич и это, наверное, сможет объяснить, как объяснил он полный свой провал фальсификациями. (Доказательства — на стол!) «Лично» контролируемых им и В. Видьмановым средств почему-то все время предвыборной кампании не хватало на самое необходимое.
       Нельзя сказать, что делегаты IX съезда партии, который проходил перед выборами, не видели и не чувствовали, что «ум, честь и совесть» партии Геннадий Андреевич Зюганов сбивается с курса. Но тогда они молчали: кого-то включили в списки или выдвинули в одномандатном округе, пообещав профинансировать кампанию. Теперь ситуация иная: многие молчальники профукали свои места под политическим солнцем, и на втором этапе IX съезда они, очевидно, выскажут все, что хотели, но боялись сказать раньше. Уже нельзя не замечать: главные акционеры ЗАО «КПРФ» ввергли партию в политическую кому. Мало того что потеряли больше 80 депутатских мест: без средств к существованию останутся сотни партийных активистов, работавших помощниками депутатов.
       Вряд ли арендаторы партии сдадут без боя обанкротившуюся верхушку. Для них чрезвычайно важно сохранить (хотя бы до президентских выборов) такой ресурс, который будет громко и решительно разоблачать всю нечестность избирательной системы в России, использование административного ресурса и «черного пиара» властью. Без «массовки» с элементами уличного протеста разговоры об угрозе авторитаризма вряд ли произведут надлежащий эффект в «цивилизованных» странах. Поэтому не надо ожидать, что Зюганов сам попросится в отставку.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera