Сюжеты

СПАСТИ СЕРЖАНТА ШЕПЫРЕВА

Этот материал вышел в № 95 от 18 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Исчезнувшего солдата ищет только мать Два с половиной года назад житель города Вольска Саратовской области Саша Шепырев ушел в армию и не вернулся. Служил недалеко от дома—в соседней Самарской области. За несколько месяцев до дембеля...


Исчезнувшего солдата ищет только мать
       

      
       Два с половиной года назад житель города Вольска Саратовской области Саша Шепырев ушел в армию и не вернулся. Служил недалеко от дома—в соседней Самарской области. За несколько месяцев до дембеля пропал. Военные прокуроры считают, что Саша дезертировал, и каждую неделю проводят федеральный розыск на квартире его мамы, Валентины Александровны. Мама считает, что прокуроры ошибаются. По словам Валентины Александровны, офицер части не раз требовал у нее деньги за безболезненное прохождение службы Отечеству. Когда деньги кончились, младший сержант Шепырев исчез...
       
       Армейским здоровьем Александр не отличался, с детства получил целый букет болезней. Энцефалопатия, расходящееся косоглазие, плоскостопие... Мама — медсестра местной больницы — подумывала, конечно, что в армию Саша мог бы и не ходить. Но вслух не говорила — он же сам служить захотел.
       В военкомате инициативному призывнику поставили штамп «Годен» и отправили в мотострелковые войска. Парень прошел «учебку», стал младшим сержантом и около года служил в войсковой части № 65349 в поселке Кряж Самарской области. Осенью 2002 года его перевели в в/ч № 64322, поселок Рощинский. Через месяц сержант вдруг появился дома — в «гражданке» и без документов. Матери сказал, что ротный командир Пряничников дал ему внеочередной отпуск.
       Сын стал замкнутым, об армии ни словом не обмолвится, как будто другой человек приехал», — вспоминает Валентина Александровна. Через несколько дней она сама отвезла Сашу в часть и пошла за объяснениями к ротному. По словам Валентины Александровны, Пряничников пригласил ее и сына к себе домой и растолковал, что дополнительный отпуск дают не просто так, а ровно за две тысячи руб. При себе у Шепыревой была только одна тысяча. Вторую половину суммы ротный, как говорит Валентина Александровна, велел привезти в следующий раз. Разговор на кухне у офицера слышал только Саша. Подтвердить, о чем шла речь, больше некому.
       В последнем письме от 18 октября 2002 года Саша напомнил: «Вышли сумму денег, о которой мы договаривались». Через пару дней приехал сам (снова без формы и отпускного билета). Ни копейки родственники собрать не смогли. 30 октября Валентина Александровна отвезла сына на станцию Вольск-2 и в 20.00 посадила на поезд Саратов — Пугачев в самарский вагон.
       В начале ноября ей позвонили из Рощинского и сообщили, что военнослужащий в часть не прибыл. Шепырева помчалась в Самарскую область. «Пряничников встретил меня на КПП. Не успела я рта раскрыть, как он начал браниться и потребовал обещанную тысячу рублей. Я отдала деньги. Командир обещал разобраться, где Саша», — рассказывает Валентина Александровна. Встреча была наедине.
       В феврале в Вольск пришло извещение из войсковой части. Мать уведомили, что Александр «самовольно оставил часть», и сообщили что в отношении Шепырева возбуждено уголовное дело. Саша так и не объявился.
       
       Летом Шепырева обратилась за помощью в вольский и областной союзы солдатских матерей, пожаловалась в военную прокуратуру Самарского гарнизона. Старший следователь Сергей Киселев опросил самого ротного командира, его сослуживцев и ответил, что «факты вымогательства со стороны капитана Пряничникова не подтвердились». И вообще, главным подозреваемым по делу считается сам пропавший сержант.
       Гарнизонная прокуратура характеризует часть в Рощинском как «не очень благополучную по большому количеству уголовных дел». По сведениям областного Союза солдатских матерей, за 2003 год оттуда сбежали 8 саратовских солдат.
       Председателю союза Лидии Свиридовой разрешили ознакомиться с делом Шепырева. Из неподшитой папки выпали 3 рапорта с тремя разными датами побега — сентябрь 2002-го, ноябрь и февраль 2003-го.
       
       Следствие по делу Шепырева приостановили еще весной за неустановлением местонахождения подозреваемого. Оперативные действия в рамках федерального розыска поручили организовать вольскому ГОВД и военкомату.
       Каждую неделю к Валентине Александровне заходит участковый. Каждый вторник ей звонит ответственный исполнитель райвоенкомата Александр Егоров — потому что по средам ему нужно докладывать «в область». «Наше дело — отправить гражданина в войска. А куда он оттуда девается, должна разбираться комендатура», — вздыхает Егоров. Поначалу ответственный исполнитель убеждал меня, что пропавшего сержанта прячет сама родительница: «Так часто бывает: отвезет в деревню — и ходит довольная: вестей, мол, не имею». Я сказала, что довольной маму Саши назвать никак нельзя. Александр Анатольевич ответил, что нервы надо беречь — некоторые солдаты из Вольска и за 8 лет не отыскались, со времен первой чеченской. Подумал и достал с полки личное дело. «Спокоен, дружелюбен, уважителен со старшими, любит баскетбол, читает книги о войне, стремится в армию», — прочитали в характеристике из ПТУ №5, где Шепырев выучился на сварщика. «Положительный вроде товарищ. За полгода до «дембеля» «деды» не бегают. Что-то там, в части, значит, было», — почесал в затылке ответственный исполнитель и дело захлопнул.
       

       наш соб. корр., Вольск, Саратовская область

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera