Сюжеты

СЕМЬ ДНЕЙ В ИСТОРИИ. ЧЕМ ОНИ ПОТРЯСЛИ МИР?

Этот материал вышел в № 95 от 18 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

22 декабря 1946 года в Москве, Ленинграде, Риге, Каунасе и Архангельске состоялись первые матчи первого чемпионата СССР по хоккею с шайбой. Зрители увидели новую игру, но старых знакомых: черную шайбу, похожую на консервную банку, гоняли...


       
       22 декабря 1946 года в Москве, Ленинграде, Риге, Каунасе и Архангельске состоялись первые матчи первого чемпионата СССР по хоккею с шайбой. Зрители увидели новую игру, но старых знакомых: черную шайбу, похожую на консервную банку, гоняли клюшками по льду футбольные кумиры страны — Бобров, Якушин, Чернышев, Никаноров. Одетые в трусы поверх теплых рейтуз, сперва совсем беззащитные, а позже экипированные в снаряжение, пошитое из ватников, и велосипедные, а то и танкистские шлемы недавней войны, спортсмены-многостаночники стремительно и напрочь опровергли прогнозы спортивно-партийных журналистов о полной негожести канадского хоккея для советского человека.
       
       23 декабря 1953 года, если верить А. Раскину, не день — феерия. В рифму к феерии поэт-эпиграмматик приладил расстрелянного в этот день Лаврентия Павловича. На набережной Максима Горького, где в подвале штаба Московского военного округа поставили к стенке главного чекистского начальника, никакого оживления, понятно, не наблюдалось, чего нельзя сказать о доме № 3 по Красной площади. 4,2 тысячи квадратных саженей магазинов построили еще в конце позапрошлого века: торгуй — не хочу. После революции не захотели и отдали здание расплодившимся без счета госучреждениям. А в 1953 году аккурат в тот же феерический день пассаж отошел советской торговле, и в нем открыли главное вместилище дефицита страны. ГУМ! Как много в этом звуке для сердца русского!
       
       24 декабря 1985 года процесс смены поколений в партийных кадрах, как говаривал Михаил Сергеевич Горбачев, пошел. 71-летнего Виктора Гришина заменил на посту первого секретаря МГК КПСС ровесник Горбачева — пятидесятичетырехлетний Борис Николаевич Ельцин. Москвичи умилялись: он ходит в магазины, ездит в троллейбусе, борется с привилегиями! Правда, от истовой борьбы привилегий стало отчего-то гораздо больше, а закончилось все Семьей с большой буквы. И это вызывало уже не умиление, а животную злобу. От любви до ненависти, как известно…
       
       25 декабря (15 декабря по старому стилю) 7207 года от сотворения мира (или 1699 года в летосчислении от Рождества Христова) во всю Ивановскую, что надо понимать буквально — во всю Ивановскую площадь в Кремле — глашатаи кричали указ царя Петра «с сего числа перестать дурить людям головы». Это похвальное для правителя намерение относилось, правда, не к политике или там экономике, а токмо к календарю. После 31 декабря текущего, 7207 года наступит, писал великий Петр, 1 января 1700 года, и его, а не 1 сентября, как прежде, следует считать началом года. «А в знак доброго начинания и веселия поздравить друг друга с Новым годом, желая в делах благополучия и в семье благоденствия. В честь Нового года учинять украшения из елей…. А взрослым людям пьянства и мордобоя не учинять — на то других дней хватает». Подтвердим — хватает. Но вот чтоб не учинять, это ты, Лексеич, загнул.
       
       26 декабря (14-го старого стиля) 1825 года узкий круг (у Ленина) революционеров, страшно далеких от народа, вышел на Сенатскую площадь, вывел туда около 3000 матросов и солдат и предпринял попытку политического переворота. До вечера будущие декабристы прождали сигнала к началу восстания. К ночи царь применил артиллерию. Ночью начались аресты. «К мечам рванулись наши руки, но лишь оковы обрели», — констатировал Александр Одоевский в ответ на Пушкинское утешение: «Не пропадет ваш скорбный труд и дум высокое стремленье». «Наш скорбный труд не пропадет», — соглашался с ним Одоевский. Не пропал: прошла (опять же по Ленину) серия побудок, и что случилось, то случилось. Нельзя в России никого будить — прав Коржавин.
       
       27 декабря 1932 года вышло постановление ЦИК и СНК о введении в СССР паспортной системы. Теперь «краснокожая (точнее, зеленокожая) паспортина» стала принадлежностью не только выезжавших за пределы Страны Советов единиц. Паспорт гражданина СССР получили все горожане. Крестьяне права на паспорт и, следовательно, права на перемещение по стране (куда без документа, до первого постового?) были лишены. Но и паспортизированным радоваться было нечему: одновременно с паспортом вводился институт обязательной прописки. Так и повязали всю страну. И с заменой слова «прописка» на «регистрация» суть процесса совсем не изменилась.
       
       28 декабря 1895 года в Гран-кафе на Бульвар-де-Капюсин в Париже продавали билеты. Коммерческий успех был невелик: реализовали 35 билетов по одному франку штучка. Однако событие вошло в историю и числится в ней под названием «первый публичный платный киносеанс». Братья Луи и Огюст Люмьеры побаловали любопытствующих программой, в которой, пишут, были «Выход рабочих с завода Люмьер» (народ подивился), «Прибытие поезда на вокзал Ля-Сьота» (народ напугался и попытался сбежать), «Политый поливальщик» (народ посмеялся). На следующий день вдоль бульвара выстроилась очередь. А в 1926 году в Париже состоялся всемирный конгресс кинематографистов. В уголке зала молча сидел бедно одетый старик. «Что вам здесь нужно?» — строго спросили устроители. «Видите ли, я — Люмьер». Сцена, надо полагать, вышла не слабее, чем в «Ревизоре».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera