Сюжеты

ЛУЧШЕ «СЕКРЕТ» В КРЕМЛЕ, ЧЕМ ДВОРЦОВЫЕ ТАЙНЫ

Этот материал вышел в № 95 от 18 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Вчера и сегодня в Кремле — «Секрет». У белой коронованной башни очередь — недешевые билеты раскуплены задолго до. Дома — магнитофоны протерты от пыли и разрываются старыми кассетами: «Привет, сегодня дождь и скверно, а мы не виделись,...


       

      
       Вчера и сегодня в Кремле — «Секрет». У белой коронованной башни очередь — недешевые билеты раскуплены задолго до.
       Дома — магнитофоны протерты от пыли и разрываются старыми кассетами: «Привет, сегодня дождь и скверно, а мы не виделись, наверно, сто лет…».
       «Секрету» — 20 со дня рождения. И прожил-то всего ничего — уже в 88-м Фоменко, Леонидов, Мурашов и Заблудовский перестали существовать как целое. Но за пятилетку многое успели. Успели написать «Алису», «Моя любовь на пятом этаже», «Ленинградское время», «Вниз по течению», «Не трогай только гитару» и еще много нетленки.
       К 2003-му музыкальные инструменты продолжают трогать трое из четверых. Леонидов поет про гантели, утюг и триклазанкарбомидовые сны; Мурашов и Заблудовский создали группу «Секрет 99», с которой ездят по закоулкам. А Николай Фоменко работает Николаем Фоменко в очень разных местах — например, в телевизоре и на гоночной трассе.
       Сегодня они — разные люди, четыре куска вкусного яблока, которые растащила по углам обжорка-жизнь. Два раза в Кремле и один раз в Питере Николай, Андрей, Алексей и Максим пытаются яблоко склеить. Мушкетеры 20 лет спустя, не иначе.
       Перед московскими концертами мы встретились с Максимом Леонидовым, единственным «секретчиком» с успешным музыкальным настоящим, и поговорили с ним о разном…
       
       — Вам нравится музыка новых молодых русских?
       — Специально я их не слушаю. Исключение составляет, пожалуй, группа «Пятница» — они мне очень нравятся. Остальное мне неинтересно. Мне больше нравится слушать ту музыку, на которой я вырос. Я до сих пор с удовольствием слушаю классиков — битлов, Брюса Спрингстена, Стинга, Тома Петти и «Хардбрейкерз». Даже джаз меня уже раздражает.
       — Я мало знаю людей, которые не любят группу «Секрет». Думаю, это потому, что у «Секрета» очень добрая музыка. А вот сейчас кто играет добрую музыку?..
       — Я.
       — По-моему, раньше таких было больше…
       — Когда вы говорите «добрая музыка», вы имеете в виду общее позитивное отношение к жизни. Мне кажется, что очень позитивен Гребенщиков. Хотя у него есть песни и депрессивные, и с бесовщиной, но он никогда не разрушителен — он созидателен.
       — Ну да, такой позитивный, что дружит с силовиками…
       — Да нет, это ерунда все.
       — А почему он с Грызловым чай пил?
       — Это случилось по абсолютному недоразумению. БГ пил с ним чай один раз в эфире и был этому поражен. Ему позвонили и сказали — Грызлов просит о встрече. Ну он пошел. Никто ж не знал, что там будут телекамеры. А когда увидел, он уже не мог встать и хлопнуть дверью — взрослый ведь дядька, не скандалист какой-нибудь. Ну и попил чаю, ничего страшного…
       А вообще он позитивен. Макаревич тоже позитивен, хотя и грустен иногда. А из молодых… да, вообще с позитивизмом беда, слушайте!
       — Вам не кажется, что для музыкальной группы, чтоб она всем нравилась, главное — вовремя исчезнуть? Вот распался «Секрет» — все говорят: «Какая прекрасная группа!»; умер Майк Науменко — «Супергруппа «Зоопарк». А люди, которые продолжают заниматься музыкальным творчеством, как Макаревич, как БГ, — вот они — «старые козлы».
       — Все зависит от того, что ты из себя представляешь. Я не считаю всех вышеперечисленных старыми козлами, хотя к тому, что делают, например, Шевчук и Гребенщиков, отношение у меня абсолютно разное…
       — Ну вот, можете порассуждать на эту тему…
       — Ну что тут рассуждать? Есть человек с замечательным собственным словарем и очень хорошим отношением к русскому языку — БГ, и есть Шевчук, у которого встречаются строчки, где я вообще не понимаю, что он имеет в виду. Я не понимаю, кто пролетел, куда упал на столе, по какой золе кто скатился…
       — Сейчас вообще для музыкальной лирики характерно клиповое мышление. Взять ту же Земфиру, к примеру…
       — У Земфиры я понимаю, у Шевчука — нет. Так уж получается. Ну не люблю я поэзию Шевчука!
       — Вы случайно не в курсе, что такого произошло в 83-м, что резко стали плодиться хорошие музыкальные группы? «АукцЫону» в этом году — 20 лет, «Алисе». «Несчастному случаю», «Секрету» вот тоже… Может, это потому, что водка подешевела?
       — Не знаю… Помню, в 79-м году был громкий рок-фестиваль в Тбилиси, где Гребенщиков пел песню про то, что «в каждой женщине должна быть змея» — что-то вроде этого. А его потом из комсомола исключили. Это был первый громкий всесоюзный рок-фестиваль под эгидой комсомола. Наверное, происходящее всколыхнуло юношеские умы. И потом, как раз подросло поколение, которое слушало рок-н-ролл не на «костях», а на магнитофонах и пластинках — в нашей юности уже даже «Мелодия» выпускала песни «Битлз» на маленьких пластиночках. Видимо, это поколение людей, рожденных в 62—63-м, к 83-му подросло и схватилось за гитары.
       — Зачем вам нужно отмечать этот 20-летний юбилей? Из-за денег?
       — Ну как… Это же все-таки наша жизнь. Если мы не будем каким-то образом вспоминать и отмечать важные даты, то никто за нас это не сделает. И потом — это повод повеселиться, выпить, повидаться. Вон с Бутусовым живем в одном городе и видимся редко, а тут — встретимся на банкете.
       — Я знаю, к 20-летию разные музыканты записали трибьют «Секрета». Это нормально? Живые люди, молодые на самом деле еще, а вам такой творческий некролог пишут.
       — Ну почему же это некролог?
       — Потому что, мне кажется, трибьюты надо писать умершим людям.
       — Да нет, трибьют — это просто посвящение, дань уважения, почему для этого надо обязательно умирать? И потом — группы «Секрет» как таковой не существует. Если вы обратили внимание, все эти песни, на которые ребята сделали кавера, написаны до 88-го года. До того, как я ушел из группы.
       — Теперь — немного о другом. Вот вы поддерживали на выборах правые силы, Николай Фоменко — лицо СПС. Вы считаете, творческим единицам пристало лезть в политику?
       — Мы поддерживали предвыборную кампанию СПС исключительно концертами. От них поступила такая просьба-предложение, и мы — Максим Леонидов и его команда — это предложение приняли. Я сотрудничаю с теми людьми, которые мне симпатичны. А если люди мне омерзительны, я не буду с ними иметь дела ни за какие деньги… Впрочем, я думаю, на самом деле это ничего не дает. Потому что те молодые люди, которые ходят на рок-концерты с участием группы «Чайф», Леонидова и Чижа, к сожалению, не ходят голосовать. Им важнее пива попить, музыку послушать. Это низкий уровень сознательности, да и вообще народ у нас дремучий, что там греха таить.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera