Сюжеты

БЕЗ ПАЛИТРЫ НЕ РАЗБЕРЕШЬСЯ

Этот материал вышел в № 95 от 18 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Художники наконец-таки прочли Конституцию В Музее современного искусства постатейно выставляют Конституцию. Обычную российскую Конституцию десятилетней давности. Только с иллюстрациями для наглядности. Буквально на днях Конституцию РФ с...


Художники наконец-таки прочли Конституцию
       
       В Музее современного искусства постатейно выставляют Конституцию. Обычную российскую Конституцию десятилетней давности. Только с иллюстрациями для наглядности. Буквально на днях Конституцию РФ с картинками выпустили отдельным изданием — для ценителей.
     

       
       Петр Войс — куратор проекта «Артконституция». Его небольшая мастерская («Галерея S-art») доверху набита работами современных художников. На двери хозяйского кабинета — краткое «ОН». Это для того, чтобы посетители и ученики с ходу понимали, что сюда без стука нежелательно. Хотя и возможно. Петр Войс — прост, скромен, обаятелен. Вешает на гвоздик три парадных галстука — два в клеточку и один в абстрактный цветочек.
       — Мы настоящие художники, не позеры. Мы чувствуем тоньше и глубже, чем другие люди. И предвидим иногда. Мы вообще — другие, — говорит он о себе и о ком-то еще.
       Странное дело: если б такое заявили Шилов или Глазунов — общепризнанные наши художники — это можно было бы принять за самолюбование. А тут — непосредственно, искренне и даже по-своему мило.
       Войс рассказывает о своих проектах:
       — Мы с соратниками и раньше делали такие социальные акции. Когда Бородин сидел в американской тюрьме, мы ему собрали посылку. Не от себя лично — от всего русского народа. Положили туда буханку бородинского хлеба, бутылку водки бородинской, чугунный мяч, ну и еще по мелочи кое-что. Бородину об этой посылке рассказали, и он обиделся. Тем не менее МИД так и не пропустил посылку.
       Водку художники выпили сами, хлеб пошел на закуску. А чугунный мяч так и остался в мастерской Петра Войса. На вид он вроде волейбольного: белый и немного потертый. Только весит 24 килограмма. Ижорские машиностроители отлили его назло заморским зэкам, которые нашему Бородину настоящий мячик испортили.
       
       Но бородинская посылка, считай, баловство: идея «Артконституции» выросла из проекта «Нам такой «Фиат» не нужен». Получилось так: одна коллега Войса купила себе «Фиат». Новый «Фиат» у официальных представителей компании в Москве. А он оказался испорченный. Коллега решила его обменять, что российскими законами не возбраняется. К тому же и чек кассовый у нее, как у ответственной дамы, сохранился. Но в магазине, где продавались «Фиаты», ей прямо сказали: «Мы вам ничего менять не будем, потому что на территории России мы не аккредитованы и подчиняться вашим законам не обязаны». С этим парадоксальным утверждением запросто согласились и Антимонопольный комитет, и Комитет по защите прав потребителей.
       Но там, где молчат чиновники, настоящий художник ни за что не заткнется. И художники заголосили. Слепили коллажи из чиновничьих отписок, сами что-то нарисовали. Выставка, по воспоминаниям Войса, имела огромный общественный резонанс, редакции центральных газет были завалены письмами других пострадавших. Нашлись-таки более-менее бескорыстные адвокаты, которые в международных судах доказали «Фиату», что он не прав. Коллеге вернули деньги. Так Войс уверовал в нечеловеческую силу искусства. И решил замахнуться на святое — на Конституцию: проиллюстрировать все 137 неприкосновенных ее статей.
       — Конституция — она же про людей, про маленького человека, — простодушно полагает Войс. — И наши работы про маленького человека, про то, как ему жить при такой Конституции.
       
       Над картинками к Основному Закону трудились 120 художников. Кому-то по одной статье досталось, кому-то — по две.
       — Бильжо, Кулик, Колесников, Денисов, Чайка… Весь цвет современного искусства собрали, — не без гордости заявляет Войс.
       Видимо, это и стало непреодолимой преградой на пути признания иллюстрированной версии Конституции властью.
       Издать книжку — не то что Конституцию с картинками, а вообще любую — дорогое удовольствие. Войс, как куратор проекта, стал искать спонсоров. Сперва обратился в администрацию президента. Но там, недоверчиво шмурыгнув носом, одно ответственное лицо сказало: «Судя по представленному вами списку авторов, можно смело сказать, что ничего хорошего от них не дождешься».
       Явлинский был мягче, но тоже отказал. Зюганов молча ушел от ответственности. Вряд ли Геннадий Андреевич жаден — наверное, просто не силен в современном искусстве. Дашь денег на такую книжку — вдруг товарищи засмеют. Пойди разберись, что, например, хочет сказать автор картинки к 71-й статье: на коричневом фоне накалякано разными красками, а внизу приписано: «КОНКРЕТНО». А что конкретно-то? Правда, и статья не очень: сам черт ногу сломит, с первого раза не разберешься — про то, что находится в ведении Российской Федерации. Но зачем, спрашивается, художник Ладейщиков усугубил ситуацию?
       Пришлось первую в мире иллюстрированную Конституцию художникам издать на собственные деньги. А это, знаете ли, подвиг: себестоимость одного экземпляра — около сотни долларов.
       — И все равно вынуждены были пойти на некоторые уступки издателю, — огорчается Войс. — Из наиболее значительных — поправки к 33-й статье.
       Статья 33-я гласит: «Граждане РФ имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления». На рисунке большой чиновник с замазанным лицом от души нам всем советует: «Идите в жопу». В издательстве непечатное слово замазали. Иллюстрация получилась совсем беззубая.
       
       …Художник Осмоловский с группой единомышленников иллюстрировал 97-ю статью. Она о том, кому можно быть депутатом. Свою работу Осмоловский выполнил в жанре «перформанс». Представление снимали на пленку и фотографировали. Сюжет такой: пятеро молодых и отважных художников решили выразить свой протест существующему строю и надвигающимся выборам. И не где-нибудь, а на Красной площади. На дворе стоял ноябрь 1999-го.
       Подготовка к акции больших материальных затрат не требовала. У живописца Давида Тер-Оганяна взяли недавно постиранную двуспальную простыню белого цвета. На ней акриловой краской выполнили надпись: «Против всех». С простыней художники подкрались к мавзолею (он теперь охраняется значительно хуже, чем в советские времена). Кое-как усыпив внимание караула, вскарабкались на трибуну и развернули свой транспарант — прямо поверх слова «Ленин».
       Уже через пару минут участников перформанса скрутили. Суд, конечно, признал художественную акцию обыкновенным хулиганством. Выписал штраф в размере 400 рублей с каждого участника и отпустил их на все четыре стороны.
       
       В «Артконституции» есть одна плохая работа. Это Войс без малейшего сожаления признает. Статья 81-я, в которой написано, что занимать президентское кресло дольше двух сроков нельзя, проиллюстрирована популярным портретом В.В. Путина кисти Сафронова.
       — Сафронов — плохой художник. И работа плохая. Мы его специально в свою конституцию взяли, потому что он придворный художник.
       Между тем плохому художнику Сафронову власти благоволят. А от «Артконституции» отмахнулись: ни Дума, ни Совет Федерации так и не купили ни одного экземпляра.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera