Сюжеты

ИСТЕЦ ОТВЕТИТ ЗА ВСЕ

Этот материал вышел в № 96 от 22 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Стенограмма допроса в суде генерала Патрушева (публикуется впервые) «До сих пор не могу отойти от шока, который у меня вызвало ознакомление с постановлением о назначении дополнительной судебной экспертизы по определению степени секретности...


Стенограмма допроса в суде генерала Патрушева (публикуется впервые)
       
       «До сих пор не могу отойти от шока, который у меня вызвало ознакомление с постановлением о назначении дополнительной судебной экспертизы по определению степени секретности сведений от 22 октября 2002 года.
       На экспертизу направлено 788 документов, и из них более 200 — это конспекты работ В. И. Ленина, Ф. Энгельса, К. Маркса, съездов КПСС, вырезки из газеты «Правда» <…>. Подумайте трезво, меня собираются привлечь к уголовной ответственности за разглашение сведений, составляющих государственную тайну Российской Федерации, путем возможного ознакомления приходящих ко мне лиц со следующими документами: с положениями научного коммунизма, с материалами XXVI съезда КПСС, с вырезкой из газеты «Правда», с работами Л. Фейербаха, с работой В. И. Ленина «Задачи союза молодежи», с работами Брежнева Л. И. и т. п.
       Более двух сотен таких вот документов направлено на экспертизу, чтобы определить, нет ли в них сведений, составляющих тайну Российской Федерации! Хотя повторной экспертизой нужно было только проверить 19 документов…».
       
       Это не пыльная бумага из архива о сталинских репрессиях и не письмо революционера из подвалов царской охранки. Это совсем свежая жалоба бывшего сотрудника ФСБ, полковника запаса Михаила Трепашкина на действия Главной военной прокуратуры. А вся перечисленная литература была изъята из его квартиры в прошлом году в ходе обыска, который провели прокурорские работники по информации из Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ РФ…
       И, конечно, тут же в ходе обыска в пакетике прямо на полке над рабочим столом, в коробке из-под канцелярских принадлежностей, нашли патроны — на всякий случай от всех видов оружия, которые когда-то официально носил и осваивал на стрельбах сотрудник ФСБ Трепашкин.
       Все это может показаться глупым и смешным, а главное — бесполезным. Какой суд, скажите мне, посадит за конспектирование Ильича? Не при Николае живем. А патроны… Раньше квартиранты, а равно и гости, их среди скрепок не видели. К тому же прием с патронами уж очень распространенный. Но изъятие боеприпасов и материалов съезда КПСС оказалось только началом.
       Бывшего офицера ФСБ Михаила Трепашкина все же арестовали. В его машине под задним сиденьем обнаружили пистолет, который физически не мог там поместиться… Сотрудники ГИБДД якобы получили анонимный донос, остановили машину, сунулись, стали шарить и нащупали оружие… К слову, в то время Трепашкин уже год как успешно защищался в суде от обвинений в хранении боеприпасов. А при таких жизненных обстоятельствах, согласитесь, не возят с собой пистолет.
       
       Кому помешал бывший офицер ФСБ?
       Для того чтобы вызвать столь пристальное внимание спецслужб, прокуратур и даже ГИБДД, нужно быть для кого-то очень большой костью в горле. И этот кто-то должен быть вовсе не дворником. И вот ведь странное совпадение: не так давно Михаил Трепашкин фактически выиграл суд у ФСБ РФ. И на этом процессе давал свои показания не кто иной, как генерал Николай Патрушев, ныне — директор Федеральной службы безопасности.
       Дело в том, что в середине девяностых Михаил Трепашкин с коллегами и сотрудниками РУОПа принимал деятельное участие в разработке чеченских бандитов, которые переправляли деньги и оружие через Москву. В частности, разбиралась непростая ситуация, которая сложилась в банке «Сольди». Кончилось это тем, что в МВД чекистов поблагодарили за эффективные совместные действия и даже ходатайствовали о награждении. А в ФСБ… строго наказали по службе. Некоторым сотрудникам генерал Патрушев лично сделал деловое предложение: отправиться в Грозный…
       Протестуя против несправедливого наказания и увольнения, офицеры подали в суд. И вытащили туда генерала Патрушева, которому пришлось отвечать на их вопросы. Благодаря нашим источникам в военном суде нам удалось найти его показания.
       Военный суд Московского гарнизона. Из протокола судебного заседания от 27 марта 1998 года:
       «Председательствующий устанавливает личность свидетеля Патрушева, который о себе показал:
       — Я, Патрушев Николай Платонович, 1951 года рождения, русский, образование высшее, начальник Управления ФСБ РФ, генерал-лейтенант <…>.
       Председательствующий разъясняет свидетелю Патрушеву его гражданский долг и обязанность рассказать суду все известное по делу, предупреждая его об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний <…>, после чего отбирает у него подписку.
       На вопрос председательствующего свидетель Патрушев ответил, что заявителей и представителей ответчиков знает, отношения с ними служебные, что стороны и подтвердили.
       На вопрос заявителя Трепашкина свидетель Патрушев ответил: <…>
       — Операция в банке «Сольди» проводилась без санкции руководства. Данная операция не входила в вашу компетенцию. Я не помню, чтобы справка о противоправной деятельности чечен (так и сказал. — Р. Ш.) от 1995 года вами докладывалась. Письмо, чтобы вас включили в оперативную группу, я докладывал в ФСБ, где было принято решение о нецелесообразности этого. Письмо из РУОПа о вашем поощрении мне докладывалось, где оно теперь находится — я не знаю.
       На вопрос заявителя Кабанова (коллега Трепашкина. — Р. Ш.) свидетель Патрушев ответил:
       — В разговоре с вами я высказал условие, при котором вы могли бы остаться служить: если ты поедешь в Грозный, то я буду ходатайствовать перед директором ФСБ РФ. <…>
       На вопрос председательствующего свидетель ответил:
       — Заявители сами писали рапорта о нежелании служить, и их уволили за несоблюдение условий контракта, так как они хотели их расторгнуть до окончания срока. <…> Приказ о наказании заявителей я считаю справедливым».
       
       Несмотря на мнение Николая Патрушева, суд признал, что офицеров наказали совершенно напрасно. Последствий это решение не имело. Если не считать проблем, возникших у самих офицеров. После такого процесса дальше служить они, разумеется, не могли.
      
       О чем не сказал генерал Патрушев
       Предупрежденный об ответственности за ложные показания, генерал Патрушев сказал, что операция в московском банке «Сольди» проводилась без санкции руководства и что включать офицера Трепашкина в эту операцию в ФСБ не хотели…
       Будем разбираться в этой истории, используя документы, которые нам удалось раздобыть. Вот, к примеру, документ (№ 87/4/3752), который поступил начальнику Управления собственной безопасности ФСБ РФ генерал-лейтенанту Патрушеву Н.П. от В. Б. Рушайло из РУОПа ГУВД Москвы (публикуется впервые):
       «Уважаемый Николай Платонович! <…> В г. Москве, совместно с 3-м отделом УСБ и УЭМ ФСБ, были реализованы материалы на группу лиц чеченской национальности, которые совершили различные преступления <…>. По данным материалам СО 3 РУВД ЦАО г. Москвы возбуждено уголовное дело № 055277 в отношении Новикова В. Д. (обратите особое внимание на это лицо. — Р. Ш.) и других <…>. Просим оказать содействие в розыске вышеуказанных лиц <…>».
       На письме сверху и снизу — множество резолюций. Вот, к примеру, Патрушеву от его руководства начертано (17.12.95) «т. Патрушеву Н. П. Прошу организовать исполнение совместно с УЭК ФСБ РФ». А вот и еще одна: «тт. Трепашкину и <…> совместно с УЭК продолжить сопровождение <…>. Оказать содействие РУОП ГУВД МВД». И еще: «Трепашкину М. Г. согласно резолюции».
       Так неужели генерал Патрушев лукавил в суде, когда говорил, что офицер Трепашкин не имел санкции? Может быть, остался недоволен операцией? Кто такой был этот Новиков В. Д., о котором Рушайло писал Патрушеву, и какое отношение он имел к небольшому московскому банку?
       
       Ценный боевик
       Новиков Висруддин Джунаидович (1966 года рождения) — это известный чеченский боевик по кличке Герой. О нем много сообщала российская пресса. Он воевал в Чечне, затем всплыл в Москве во главе чеченской преступной группировки, которая обрабатывала московские банки на предмет финансирования сепаратистов. Среди таких банков оказался и банк «Сольди» (возник после РЭА-банка — филиала очень известного в то время Ялос-банка).
       Получив санкцию руководства, Михаил Трепашкин с коллегами задержал в этом банке с поличным самого Новикова и группу товарищей, которые явились вместе с ним выбивать деньги.
       Этими товарищами были: майор Дмитриев (ОЭП ГУВД Москвы), майор Павлов (ГАИ Москвы), старший лейтенант Угланов (ОЭП ГУВД Москвы), прапорщик Колесников и полковник Генерального штаба ВС РФ Голубовский (начальник группы оперативного управления). Полковнику, как выяснилось, приказал там быть генерал Генштаба Тарасенко (консультант). Тот признался, что получал от чеченцев деньги, и, в свою очередь, назвал еще одного генерала Генштаба, который давал ему соответствующее указание…
       Всех их в итоге отпустили с миром. А дальнейший путь главаря банды Новикова сложился весьма примечательно. Для чеченских боевиков он представлял особую важность, поскольку поставлял через Москву не только деньги, но также оружие и боеприпасы. Поэтому известный боевик Салман Радуев лично вызволил его, обменяв на трех (!) захваченных омоновцев.
       Вот еще один эксклюзивный документ — акт приема-передачи насильственно удерживаемых в Чеченской Республике военнослужащих, подписанный 18 декабря 1996 года в селе Гордали-Юрт:
       «Мы, нижеподписавшиеся: Денисов Михаил Геннадьевич, сотрудник Совета безопасности Российской Федерации — с одной стороны, и Радуев Салман, бригадный генерал ВС ЧРИ — с другой стороны, составили настоящий акт о том, что 18 декабря 1996 г. первая сторона приняла, а вторая передала в обмен на освобождение от уголовной ответственности Новикова Висруддина Джунаидовича, 1966 года рождения, — военнослужащих, насильственно удерживаемых на территории Чеченской Республики <…> Каких-либо жалоб и замечаний по поводу приема-передачи и по существу настоящего акта от участвующих в процедуре лиц не поступило».
       И все же, почему в ФСБ, если верить свидетелю Патрушеву, так противились тому, чтобы офицер Трепашкин осуществил операцию в московском банке и взял столь ценного боевика Новикова? Спросить бы у захваченного Радуева, чем для него был важен Новиков, но Радуева убили в тюрьме… Он слишком много знал.
       
       Последствия
       Пытаясь понять, почему финансирование чеченских боевиков, снабжение их оружием и боеприпасами происходит через Москву и другие крупные российские города, ловишь себя на мысли, что до сих пор не слышал ни об одном большом уголовном деле на этот счет. Зато мы знаем об офицерах спецслужб, которые поплатились за то, что пытались разобраться в этом вопросе.
       Офицер госбезопасности Михаил Трепашкин не покинул страну, как сделали это многие опальные чекисты. Он не стал выступать и на стороне беглого олигарха Бориса Березовского и откровенно рассказал нам о его связях со многими ныне действующими госчиновниками и руководителями спецслужб…
       А еще офицер Трепашкин говорил с нами и другими журналистами о захвате «Норд-Оста» и обмолвился, что накануне предупреждал действующих коллег о подозрительной активизации эмиссаров чеченских боевиков в Москве. Говорил он и о таинственном Абубакаре — одном из руководителей захвативших «Норд-Ост» террористов…
       Меня и многих других журналистов допрашивали по делу Трепашкина в УФСБ по Москве и Московской области. И вот что удивительно: следователя (позднее мы узнали, что он занимается в основном делами о шпионаже) интересовал не факт неоконченных уголовных дел, а то, какие секретные документы передавал прессе бывший офицер ФСБ. Узнав, что никаких секретных документов не было, следователь несколько опечалился и попытался взять с меня подписку о неразглашении, что ему не удалось.
       Жаль его, человек неплохой. Мог бы заниматься серьезными делами…
       Неизвестно, правда, чем бы это для него обернулось. Сейчас на примере Михаила Трепашкина всем сотрудникам ФСБ дают понять, что с ними будет, если вздумают действовать честно и разбираться в том, о чем следует забыть.
       И еще одна деталь. В отделе по расследованию бандитизма и убийств Московской прокуратуры после одной из наших публикаций нас спросили, что мы знаем о «Норд-Осте». Особенно заинтересовались Абубакарами, которые в разное время объявлялись в Москве. Получив согласие Михаила Трепашкина, мы посоветовали следователям поговорить с ним, поскольку он разрабатывал чеченцев, связанных с боевиками.
       А еще через некоторое время Михаил Трепашкин был арестован — разглашение гостайны, хранение оружия и боеприпасов, конспекты по марксизму-ленинизму…
       Не думали, что в ходе обыска у него изымут еще и Фейербаха, пытаясь и в нем найти секреты РФ. Вряд ли философ писал о финансировании и снабжении оружием чеченских боевиков. Судя по всему, страшную тайну нужно искать в трудах других мыслителей — из центрального аппарата ФСБ.
       

     
       P.S. В следующем году мы продолжим свое расследование причин трагедии «Норд-Оста». И уделим особое внимание тем чеченским боевикам, которые странным образом ускользали из-под контроля российских спецслужб, хотя и действовали в Москве.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera