Сюжеты

БЛИЗКИЕ СОБАКИ ПУТИНА

Этот материал вышел в № 96 от 22 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

И никакая она не сука Всего несколько лет назад кто-то там из западных журналистов спрашивал: who is Putin? Теперь весь мир знает, по выражению одного из самых тиражных изданий в России, кто «может облаять самого президента», как его зовут...


И никакая она не сука
       
       Всего несколько лет назад кто-то там из западных журналистов спрашивал: who is Putin? Теперь весь мир знает, по выражению одного из самых тиражных изданий в России, кто «может облаять самого президента», как его зовут и кто его родители — того, кто лает, в смысле. Это к чему?
       
       Перед выборами президент провел бессонную ночь. Не то чтобы за их исход волновался, нет, это вряд ли. Но вот не спал. Причина была.
       А как только наступило утро, рванул вместе с женой на избирательный участок. Проголосовали одними из первых. За кого? Это, конечно, неинтересно, все и так знают. Но журналисты удивились, почему так рано.
       — Выборы сегодня — главное мероприятие, — отчеканил президент.
       А жена не выдержала. Ой, разоблачила, ой, спалила:
       — Всю ночь не спали, — говорит, — принимали роды… поэтому и решили сразу приехать… Восемь… Шесть черных, два палевых…
       Вот это да! — подумали журналисты. Любимая собака Путина ощенилась в ночь перед выборами! Это — политика.
       И пошло-поехало.
       Ну сначала безобидно, даже трогательно — типа: «В семье президента прибавление». «Ничто человеческое президентам не чуждо». Но дальше началось!
       Стали искать политический смысл в собачьих родах. Жару поддал один жириновец. Вы чего, говорит, разве не поняли? Это ж был скрытый приказ избирательным пунктам: шесть партий должны в Думу пройти, а две остаться за бортом.
       Журналисты подхватили: «Восемь щенков президента. Среди них ни одного правого», «Собака Путина и ее роль в российских выборах», «Выходит, в семье президента даже новорожденные щенята имеют яркий политический окрас».
       Вообще у лабрадоров щенки бывают четырех цветов: черные, палевые, рыжие и коричневые. Но собака президента решила, видимо, не запутывать сильно, поделила всех на черных и белых. Сама она черная — вот черные и проходят, а белые остаются. Логично же. Хотя, говорят, коричневые тоже прошли, но они ведь в какой-то степени черные. А рыжий не попал.
       
       Теперь про собаку. История очень трогательная. Зовут ее Конни Полгрейв (для домашних, то есть президентских, просто Кони). Когда она родилась, Путин был еще премьер-министром. У него в доме уже была собака — белый карликовый пудель Тося. Он ее, конечно, любил (и сейчас, наверное, любит), даже в телевизоре появлялся с Тосей на коленках, но она все-таки была собакой его жены. А он иногда вздыхал: мне бы свою, большую…
       Они встретились в Подмосковье, в кинологическом центре 179-го спасательного отряда МЧС. Ей было три месяца.
       Он был без нескольких дней и.о. На ней был специальный синенький комбинезончик спасателя со светящимися оранжевыми полосами — эмчеэсовцы готовились к визиту. И она важно прогуливалась по дорожке.
       Владимир Владимирович увидел ее, взял на руки. Кони завиляла хвостиком и лизнула его в щеку. Будущий президент растаял. И тут министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу торжественно объявил, что этот щенок — подарок Путину от спасателей. Такая вот тщательно подготовленная случайность.
       Эта история могла остаться между Путиным и спасателями, но Владимир Владимирович не удержался и на первой же пресс-конференции поделился радостной новостью со всей страной.
       
       С тех пор Кони стала чуть ли не самым любимым героем российской прессы. Журналисты разыскали родителей президентской собаки, ее родных и сводных братьев и сестер.
       Журналисты деликатны. Кони называют «девочкой», «собачкой», «любимицей» и «питомицей» президента. Один журналист так и признался на страницах очень известной и серьезной центральной газеты: «Язык не поворачивается назвать ее сукой». Другой, из не менее известного и серьезного издания, заключил: «Любимица президента… уже становится национальным достоянием». А еще один добавил: «В новейшей истории Путин может стать первым президентом с собакой — до него ни один политический лидер не имел домашних животных».
       Неужели у Ельцина не было никакой живности? Может, и была. Да не писали о ней ничего. А почему? А потому что Путина народ любит, а Ельцина... Сначала ведь его тоже очень любили. Но разве дело только в любви народной? Кони сама дает повод — уж очень публичную жизнь ведет.
       Приезжает Путин в аэропорт встречать чету Бушей-старших, открывается дверь президентской машины, а оттуда выпрыгивает собака. Часто президент говорит что-нибудь в телевизоре, а она тут же, в кадре, ходит, он ее еще и погладит иногда, а сам все продолжает говорить о чем-то важном. И в рабочие поездки она с ним ездит, то в Тюмень, то еще куда. А уж сколько раз в Сочи была…
       Вот Сочи-то сейчас журналисты ей и припомнили. Ведь отец щенят неизвестен. А для таких публичных фигур, как Кони, это недопустимо. В общем, журналисты что-то там просчитали и теперь галдят со всех сторон: курортный роман! (Ой, что сейчас творится среди сочинских собачников!)
       Но главный вопрос для пишущей братии все-таки другой: что президент будет делать со щенками? Продавать вряд ли будет, почему-то думают они. (Хотя мог бы прилично заработать: один щенок лабрадора стоит от 400 до 1000 долларов.) А если раздарит, то кому? Ой как интересно! Ведь это же подарок с большим политическим смыслом! Тут и преемника, глядишь, можно вычислить... Хотя рано, конечно, и грех о таком задумываться...
       В общем, граждане, мы живем либо в очень благополучной стране, либо в дурдоме.
       
       Мы попросили хозяев отца и матери президентской собаки прокомментировать ситуацию. Как выяснилось, в отличие от журналистской братии они относятся к происходящему спокойно...
       
       Владелец черного лабрадора Хенриетты Бош (матери Кони) Александр КОБЗЕВ.
       — Изменилась ли ваша жизнь после всей этой истории?
       — Да нет, никак не изменилась. Живем в хрущобе, собакой довольны. Все произошло случайно. Нас никто не предупреждал, что щенок попадет к президенту. Просто приехали эмчеэсовцы, выбрали. А потом мы увидели ее уже по телевизору — у президента. Греет душу? Да. Но гордыни нет.
       
       Владельцы интерчемпиона Алькора Рос Бредфорда (отца Кони) Алексей и Мария ЖДАНОВИЧИ.
       — Как вы отнеслись к тому, что щенок от вашей собаки попал к президенту?
       — Конечно, приятно. Но полного осознания, что щенок моей собаки живет у президента, нет. Одно дело — мы с вами разговариваем, другое — где-то там у президента. Это слишком далеко.
       — К вниманию прессы привыкли?
       — Да нас сильно и не балуют вниманием. Обычно раз в год нас вспоминают — к путинским дням рождения. Все просят интересные факты из жизни собаки рассказать. Ну а какие придумаешь? Были, конечно, какие-то смешные моменты. Как у любой собаки.
       — Голосовали за Путина?
       — Да, но не из-за собаки, естественно. Хотя по телевизору сколько показывали, видно, что он ее любит. Везде с ней.
       — А не думаете, что он таким образом создает себе некий имидж?
       — Это, конечно, может влиять на людей… Не хотелось бы так думать.
       — Цены на щенков вашего Брэдди не выросли в связи с этим родством?
       — Нет, они от заслуг родителей зависят.
       — Дочь живет у президента — это не заслуга?
       — Нет. Заслуги — это родословная и победы на выставках.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera