Сюжеты

Олег ТАБАКОВ: «Я — АКТЕР. И ИНТЕРЕСЕН ТЕМ, ЧТО ГОВОРЮ О СВОЕМ ВРЕМЕНИ»

Этот материал вышел в № 96 от 22 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Я — АКТЕР. И ИНТЕРЕСЕН ТЕМ, ЧТО ГОВОРЮ О СВОЕМ ВРЕМЕНИ» — Олег Павлович, в России изрядная часть публики «Тит Титычей» Островского трактует «по Добролюбову». Саркастично. С высот духовности… Но вы играете замоскворецкого туза Прибыткова...


«Я — АКТЕР. И ИНТЕРЕСЕН ТЕМ, ЧТО ГОВОРЮ О СВОЕМ ВРЕМЕНИ»
       
       — Олег Павлович, в России изрядная часть публики «Тит Титычей» Островского трактует «по Добролюбову». Саркастично. С высот духовности… Но вы играете замоскворецкого туза Прибыткова почти образцом достоинства, ума, созидания. Да и джентльменства. Почему?
       — Я думаю: во мне говорит, может быть, и некий полемический запал. В последние годы жизнь складывалась так, что я часто видел вокруг себя людей той же породы, что и сей персонаж Островского.
       Нормальных людей! Семейных людей. Умных людей. Вовсе не похожих на свой карикатурный, легендарный стереотип.
       И Флор Федулыч Прибытков на сцене Художественного театра — да, чем-то напоминает и этих моих знакомцев…
       Видите ли, я — актер. А это значит: я интересен тогда, когда рассказываю о с в о е м времени. Что видел, о том и свидетельствую. Это не эпатаж. И не историческая, положим, ностальгия. Это — знание и наблюдение.
       — То есть «прототипы Флора Федулыча» для вас — не Морозовы-Бахрушины-Солдатенковы-Щукины? А живые, нынешние люди?
       — Живые люди, которые помогают Подвалу (театру-студии О.П. Табакова. — Ред.). Которые помогают Художественному театру. Знаете ли, например, что гастроли МХАТа в Новосибирске — а ведь мы привезли девятнадцать спектаклей! — были поддержаны двумя конкретными людьми? Двумя бизнесменами. Я, пожалуй, и имен называть не буду. Или назову только имена — Константин и Сергей. Так уж получилось: созвучно имени-отчеству Станиславского.
       И так случается не только в Подвале и в Камергерском переулке. Я бы сказал: в Москве люди приходят в себя от «первого угара». Люди начинают сознательно вкладываться в то, что интересно и нужно — и не только им. Да, действуют именно по той модели, что и Морозовы, Мамонтовы, Бахрушины…
       Все это сейчас происходит, усиливается постепенно — даже без закона о меценатстве. Без всякой отдачи!
       — Есть в Москве и издательские, гуманитарные проекты того же духа. Живут они дольше, чем жили на средства легендарных меценатов 1900-х гг. «Мир искусства» и «Весы». И тоже действуют отнюдь не без пользы…
       — Я думаю, что время сейчас очень подвинулось. И что беда, которая сейчас случилась с СПС и с «ЯБЛОКОМ», тоже многое изменит в мыслях.
       Есть такой привычный, до боли близкий, чтоб не сказать «родной», алгоритм решения любой задачи — «отнять и переделить». Но я вижу, что эта идея все-таки разделяется все меньшим числом лиц… Воздух меняется! Мнения меняются. Кто-то начинает чувствовать большую ответственность, а кто-то — меньшую беспомощность…
       И я бы не сказал, что это происходит только в Москве! Нет, во многих губерниях, по всей России. Во Владивостоке, за шесть часовых поясов от столицы, создали музей города. Делали его, конечно, специалисты. Но исключительно на частные пожертвования. А была на этом месте руина старого форта над Тихим океаном.
       И не все еще воссоздано. Руин более чем достаточно. Но, помимо шума и блеска и сверхдоходов «Брумбрумнефтегаза» и «Трамтрамнефтегаза», в жизни появляется что-то совсем иное.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera