Сюжеты

ДВА ПРОЦЕНТА УВЕРЕНЫ, ЧТО СОВЕСТЬ ЕСТЬ. ЭТО УЖЕ НЕПЛОХО!

Этот материал вышел в № 97 от 25 Декабря 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Проект: Александр ГОЛОВ (ВЦИОМ-А) Идея: Юрий ЛЕВАДА (ВЦИОМ-А) Бывшие лидеры ВЦИОМа создали социологическую службу ВЦИОМ-А. На их сайте www.vciom-a.ru продолжается мониторинг быта, нравов, политических пристрастий и потребительских...


Проект: Александр ГОЛОВ (ВЦИОМ-А)
Идея: Юрий ЛЕВАДА (ВЦИОМ-А)
  •        Бывшие лидеры ВЦИОМа создали социологическую службу ВЦИОМ-А. На их сайте www.vciom-a.ru продолжается мониторинг быта, нравов, политических пристрастий и потребительских предпочтений сограждан. Передвигаются виртуальные стрелки и флажки на «Карте бедности России» (в наших условиях она вполне заменяет фронтовую трехверстку).
           Мы публикуем фрагменты будущей книги А. Голова, которую намерены издать. Данные комментирует автор. Кроме того, они говорят сами за себя.
           Открываем мы этот ряд свежим исследованием ВЦИОМ-А.

       Закон или деньги?
       «Что, на ваш взгляд, имеет сейчас в России больше всего/меньше всего власти, влияния» (опрос 1600 россиян 27 ноября—1 декабря)? Ответы — хороши: просто хоровая народная песня. Эпическая, по преимуществу.
       71% респондентов полагают, что больше всего власти в России имеют деньги.
       5% считают, что Россией правит закон.
       По 2% голосов набрали в стране совесть и вера.
       С радостью, приличествующей новогодним праздникам, отметим одно: всего 10% населения в декабре 2003 года считали, что Россией правит водка.
       А недотепой, не сумевшим и т.д., себя считает почти каждый соотечественник.
       Кстати, и на сей предмет ВЦИОМ-А провел исследование в ноябре 2003 г.
       На вопрос «Приспособились ли вы к нынешней жизни?» респонденты ответили так:
       «Мне приходится «вертеться», хвататься за любую возможность заработать, лишь бы обеспечить себе и близким терпимую жизнь» — 29% (по опросу 2001 года таких сограждан у нас было 26%).
       «Я свыкся с тем, что пришлось отказаться от привычного образа жизни; жить, ограничивая себя в большом и малом» — 26% (в 2001 году «сверхтерпимых» было 30%, видимо — это они медленно переходят в стан «экономически активных»).
       «Я живу, как и раньше…» (20%, в 2001-м — 16%).
       «Мне удалось использовать новые возможности, чтоб добиться большего в жизни»: 8% (в 2001-м было 7%).
       
       О влиянии роста человека на его убеждения
       Почти две трети (64%) россиян в той или иной мере обеспокоены угрозой физического вырождения русского народа — в связи с пьянством, загрязнением окружающей среды и т.д. Таковы данные сентябрьского опроса ВЦИОМа. Степень обеспокоенности при этом оказалась тесно связанной с… собственным ростом респондента. Чем он меньше, тем чаще выражается опасение, что «русскому народу сейчас угрожает физическое вырождение».
       Многие рядовые сограждане, как видно, судят о своем народе по личному самочувствию. И все, вместе взятые, они в принципе правы — народ состоит из людей, из этих сограждан. Но каждый в отдельности легко ошибается. Малорослые и больные россияне склонны преувеличивать опасность вырождения для русского народа, а рослые и здоровые эту опасность, по-видимому, недооценивают.
       Поляризуются мнения и при оценке экономической ситуации. Массовые опросы показывают, что чем выше оценивается собственное материальное положение, тем оптимистичнее оценки экономической ситуации во всей стране. Излишними пессимистами оказываются в этом случае обедневшие сограждане, а чрезмерными оптимистами — те, кому удалось разбогатеть.
       Истина — посередине. В диалоге между оптимистами и пессимистами.
       
       XXI век: один день Иван Иваныча
       В целом же — в эти безумные двенадцать лет — в России продолжалась довольно обыкновенная повседневная жизнь. По данным опросов Александра Голова и его коллег, каждый день на просторах обновленной Российской Федерации:
       82% нации чистили утром зубы.
       33% принимали душ (среди лиц с высшим образованием — 52%).
       72% руководителей и 42% безработных ходили по магазинам.
       От 68% до 83% граждан смеялись.
       6% пытались вспомнить, когда смеялись в последний раз, да так и не смогли.
       20% всех совершеннолетних россиян плакали (8% мужчин и 29% женщин).
       60% домохозяек пели, а 31% лиц этой группы матерился.
       Около 25% населения привычно соблюдали сухой закон. Зато 56% мужчин и 33% женщин выпивали раз в неделю, причем распространение женских выпивок совершенно не зависело от типа местожительства — от столицы до села.
       44% россиян читали книги, а 70% — газеты. (Никогда не бравших книгу в руки в стране оказалось 2%.)
       19% считали, что для них история России начинается с их рождения. А еще 8% — что она начинается с Октябрьской революции.
       65% представителей среднего класса «старались сделать все, чтобы их жизнь была как можно интереснее». 54% рабочих и крестьян занимались тем же.
       47% петербуржцев смотрели в зеркало — и сами себе нравились.
       36% петербуржцев видели рядом с собой счастливых людей, а 52% видели несчастных.
       Москвичи в возрасте 18—23 лет вставали в среднем в 8.30 утра (заметим: первая пара в вузах обычно начинается в 9.00).
       23% населения России кричали на кого-нибудь…
       В целом же эмоциональный баланс дня оказался скорее отрицательным.
       23% россиян чувствовали себя веселыми, а 31% — грустными. Среди мужчин при этом оптимистов и пессимистов было почти поровну (28—26), а у женщин грусть явно преобладала (35 и 19).
       …И только одно в России объединило почти всех:
       91% населения смотрел телевизор.
       
       Среди 20—30-летних москвичей кому-то завидуют 75%
       Каждый второй россиянин испытывает в настоящее время чувство зависти. Одинаково охотно отдаются этому чувству мужчины и женщины, образованные и необразованные, богатые и бедные россияне. Склонность к зависти снижается только с возрастом. На третьем десятке лет жизни завидуют трое из четверых россиян, а на седьмом — лишь один из троих. Таковы данные московского опроса ВЦИОМа (опрошено 804 человека в возрасте 16 лет и старше).
       Поводы для зависти — самые разные. Особенно их много у молодежи. На первых местах — чьи-то успехи в карьере, богатство, умение и возможности проводить свободное время, счастливая личная жизнь, полученное образование.
       …С ростом доходов зависть по поводу чьей-то удавшейся жизни и умения общаться постепенно спадает. Но на смену им идет зависть к чужим успехам в карьере!
       А в старости завидуют по преимуществу чужому здоровью или также чьей-то удавшейся жизни.
       
     
«Социальная лестница»: ну нельзя учительнице в обувной магазин
       
       От редакции:
       Цифра сия поражает. Но не удивляет.
       Как-то мы и это давно инстинктивно чувствовали в воздухе.
       Здесь, возможно, есть «искривляющий критерий»: опрос проведен в Москве. Муравьиный спирт тщеславия пылает под ее бетонными перекрытиями, доводя до кипения людское варево в котле столицы.
       Москва — лабиринт витрин. Образ соблазна, ковровая бомбардировка населения «новыми потребностями», до каковых само население прежде не додумывалось, мнимая доступность их — ежедневные промышленные выбросы в ее ноосферу.
       Недавно рассказывали: на презентацию чего-то запредельно дорогого журналисток (в основном юных) приглашали ликующим текстом:
       — Входите, девушки! Сейчас вы поймете, что вся ваша предыдущая жизнь была прожита зря!
       Ап! Упс, если угодно! Вот на этом-то оно и работает: приобретение в России начала XXI века стало важнейшей формой самоутверждения.
       Огромная машина раскрутки работает на этом горючем. Зависть всех ко всем — ее естественный выхлоп. А к тому же у нашей психики нет защитных фильтров. Исторически нет, прежде всего.
       Ни «протестантской ментальностью», ни усталостью от полувекового процветания (какой уж там…), ни наследственным ощущением места на социальной лестнице (каковое присуще «западному человеку») и того, что тебе на этом месте положено, ни насмешливым и здравым аскетизмом дедушки, который в своем капитале «историю каждого рубля знает» (А.Н.Островский), ни просто-напросто наследством этого самого дедушки в банке, который не испытывал серьезных потрясений с 1929 года, мальчики/девочки Москвы XXI века не защищены.
       Не защищены они, как правило, и «знанием темы».
       Что и создает в Москве-2003 сущий потребительский рай. Для тех, кто раскручивает машину потребления.
       По статистике США, группа «их» населения с годовым доходом свыше 165 тыс. долларов платит в среднем 140 долларов за пару обуви. (25 000 USD — за автомобиль.)
       В пределах Садового кольца обуви от 4 000 рублей и выше — столько, словно половина ее мирового запаса слетелась в Москву.
       И студенток-секретарш-учительниц-младших менеджеров, разглядывающих эту обувь, — примерно столько же. Если она предлагается в таком изобилии, значит, многим она доступна?
       И не принадлежать к ним — стыдно?
       И ощущение «предыдущей жизни, прожитой зря» не возникать не может. У 75%, как сказано выше, оно формирует стойкий комплекс.
       А уж если думать о серьезных вещах: о праве на качественное образование, о жесточайшей зависимости судьбы тинейджера в России-2003 от «стартовых условий» его семьи, становится еще тошнее.
       Зависть человека разъедает. Продуктами полураспада перенасыщен воздух. Они постепенно включаются в обмен душевных веществ. И, кстати, службы психологической реабилитации в поле зрения нет. Ежели она и ведется, то в семьях. (В умных семьях ведется независимо от доходов.)
       В масштабе необъятной родины альтернативную идеологию в массы несут чуть ли не исключительно Наташа Ростова с княжной Марьей в школьной программе за 10-й класс.
       Только что они могут одни? — как совершенно справедливо сказано в песенке времен развитого социализма.
       А уж ежели, не дай бог, учительница словесности молода и вчера заходила в обувной…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera