Сюжеты

ДЕСАНТ НА ГУЛАГ

<span class=anounce_title2a>ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ</span>

Этот материал вышел в № 14 от 01 Марта 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Архив госбезопасности тщательно оберегает одну страшную тайну советско-германской войны 1941—1945 гг. Операцию немецких спецслужб и советских коллаборационистов по созданию антисталинского второго фронта из узников ГУЛАГа. Автора этой идеи...

Архив госбезопасности тщательно оберегает одну страшную тайну советско-германской войны 1941—1945 гг. Операцию немецких спецслужб и советских коллаборационистов по созданию антисталинского второго фронта из узников ГУЛАГа. Автора этой идеи комбрига Бессонова расстреляли после войны. Но в 1957 г. он был реабилитирован в числе других пленных советских генералов, кого постигла та же участь.

 

Иван Георгиевич Бессонов (24.08.1904 г.р., Пермь) имел перспективное для своего времени социальное происхождение. Из семьи рабочего. Окончив четырехклассное городское училище, в феврале 1920 г. добровольцем вступил в РККА. От рядового дослужился до помначштаба кавалерийского полка. В 1934 г. переведен в войска НКВД на должность командира полка. На новом поприще энергичный уралец поднялся до начальника отдела боевой подготовки пограничных и внутренних войск НКВД.

Но в июле 1941 г. комбриг Бессонов, попав в белорусских лесах в окружение, предпочел сдаться в плен.

В апреле 1942 г. в лагере для высшего командного состава в Хаммельсбурге (Бавария) Иван Бессонов создал из товарищей по несчастью организацию с громким названием Политический центр борьбы с большевизмом (ПЦБ). А затем предложил германскому командованию весьма оригинальный план. На базе ПЦБ сформировать парашютно-десантное подразделение из нескольких мобильных штурмовых отрядов. И забросить их в район сплошного расположения исправительно-трудовых лагерей НКВД от Северной Двины до среднего течения Оби. Десантникам ставилась задача ликвидировать охрану лагерей и поднять заключенных на антисталинское восстание в глубоком советском тылу.

Бессонов гарантировал успех акции. Как специалист, на практике изучивший ГУЛАГ, отлично знающий дислокацию и систему охраны лагерей.

Проектом Бессонова заинтересовалась серьезная немецкая спецслужба — VI управление РСХА (известная широкому кругу телезрителей тем, что именно в нее был внедрен пресловутый Штирлиц).

В июле 1942 г. бессоновский ПЦБ переводят в специальный центр подготовки «СС-Зондерлагерь Бухенвальд», созданный в качестве секретного блока на территории концлагеря Бухенвальд.

Будущая Россия рисовалась Бессонову и его соратникам следующим образом: «Тяжелая промышленность, транспорт, почта и телеграф будут находиться у государства. Колхозы ликвидируются, вводится частная собственность на землю и допускается частная инициатива; при этом внешняя торговля тоже должна находиться под контролем государства. Россия должна сохранить полную территориальную, экономическую и политическую независимость. После свержения Советской власти до окончания войны вводится военная диктатура, осуществляемая руководителями Освободительных сил, а затем — всеобщие выборы».

К лету 1943 г. были готовы к действиям две десантно-штурмовые группы по 50—55 человек каждая, группа радистов 20—25 человек и женская группа в 20 человек, набранная из числа военврачей и медсестер, находившихся в женском лагере военнопленных в Бреслау (нынешний Вроцлав, Польша). Политический отдел ПЦБ к тому времени подготовил большое количество листовок, воззваний, плакатов и несколько номеров газет с характерными названиями «Уральский рабочий», «Путь сибиряка», а также программные брошюры «Что делать» и «СССР и мировая революция». Все это парашютисты должны были транспортировать с собой в качестве агитационных материалов.

В то же время был окончательно принят план самой операции. Повстанческую деятельность надлежало развернуть в обширном районе от Северной Двины до Енисея и от Крайнего Севера до Транссибирской магистрали. Район планируемых действий разбивался на три оперативные зоны: Северную (правый берег течения Северной Двины), Центральную (бассейн реки Печоры) и Восточную (от Оби до Енисея). Десантники должны были захватывать объекты ГУЛАГа, освобождать и вооружать заключенных и ссыльнопоселенцев и двигаться с ними в общем направлении на юг.

 

Насколько сейчас можно судить, более или менее детально был разработан лишь план действий в Северной зоне. Бывший полковник Красной армии Меандров, являвшийся «командующим Северной зоной десанта», предлагал одновременно забросить 5—6 отрядов общей численностью до батальона. При этом сектор первоначальных действий Северной зоны он ограничивал «треугольником Сыктывкар (штаб зоны) — Сольвычегодск — юго-восточнее Архангельска».

Степень реализации бессоновской идеи выброса парашютистов на ГУЛАГ до конца остается невыясненной. На сегодняшний день реально известны случаи заброски отдельных групп.

Десант в количестве 12 человек был высажен 2 июня 1943 г. в районе совхоза «Кедровый Шор» тогдашнего Кожвенского района Коми АССР. Парашютисты были одеты в форму НКВД. При себе имели количество оружия, явно превышающее их возможности. Немецкие и советские автоматы, пистолеты «парабеллум» и «вальтер», револьверы «наган», ящики с ручными гранатами и взрывчаткой. А также радиостанцию, большой запас продовольствия и медикаментов. Через неделю, 9 июня, эта группа была ликвидирована войсками НКВД, причем два десантника убиты, а 10 взяты в плен. Известна фамилия главного из захваченных — старший лейтенант Годов.

Этот отряд силой в отделение был заброшен в Центральную зону десанта, поскольку приземлился практически на берегу реки Печоры. И слишком близко к лагпунктам. Поэтому органы смогли довольно быстро и удачно его накрыть.

В июне 1944 г. в Коми, опять же в бассейн Печоры, были сброшены с самолета 7 парашютистов особой группы «Ульм». По всей видимости, они тоже приземлились неудачно и были сразу обнаружены. Пятеро погибли в перестрелке, двое захвачены.

Немцы с весны—лета 1942 г. вели активную заброску разведывательно-диверсионных групп коллаборационистов в сталинский тыл. В известном советском блокбастере «А зори здесь тихие» показаны действия или, лучше сказать, попытки действий одной из таких групп. По понятным причинам реальность искажена. На самом деле диверсантами были исключительно военнопленные Красной армии, снабженные поддельными, а зачастую и настоящими документами.

 

О размахе диверсионной деятельности советских военнопленных против советской власти архивы спецслужб старательно умалчивают. Но это уже является секретом Полишинеля. Например, судя по записям в журнале боевых действий Череповецко-Вологодского дивизионного района ПВО, выброска парашютно-десантных групп на территорию Вологодской области (главным образом в район Северной железной дороги) продолжалась с 14 июня 1942 г. по 23 июня 1943 г. Вот характерные образчики: «24.01.1943. …В 5 км севернее города Кадникова задержан в 21.36. один парашютист-диверсантник… При нем найдено командировочное удостоверение… на имя лейтенанта Алиева. Задержанный показал, что с самолета сброшены два человека, оба военнопленные-азербайджанцы… Второй парашютист найден мертвым. Парашютисты имели задание разведки Северной ж.д. на участке Вологда — Архангельск… 27.05.1943. В районе Шумарово задержаны три диверсанта, сброшенные с самолета ночью с 25 на 26 мая… Все трое военнопленные, бывшие бойцы Ленинградского и Волховского фронтов». Всего в журнале имеется 25 подобных записей.

Число заключенных Комилага на 1 января 1942 г. составляло 200 тысяч человек, в подавляющем большинстве осужденных по 58-й политической статье. Вернувшиеся из этих лагерей люди рассказывали о постоянных и напряженных слухах, втихую перетиравшихся зэками. Будто бы то тут, то там в северных лагерях от Двины до Печоры в 1942–1944 гг. происходили восстание за восстанием. Доподлинно известно и подтверждено документально восстание заключенных лагпункта «Лесорейд», расположенного близ поселка Усть-Уса, во главе с Марком Ретюниным. Правда, оно происходило в январе—феврале 1942 г., следовательно, никак не могло быть связано с деятельностью Бессонова.

Восставшие вышли из лагеря и двинулись по реке Печоре, имея целью захватывать лагеря, лагпункты и командировки, освобождать заключенных, пополнять ими свои ряды и продвигаться на юго-запад, в сторону фронта. Против них была применена авиация и моторизованные части войск НКВД и Красной армии. По донесениям НКВД, последние группы повстанцев были ликвидированы 3 и 4 марта. Но уцелевшие узники Комилага уверяли, что отдельные группы действовали еще в 1944 г. По крайней мере, есть глухие сведения, что в марте 1944 г. опять произошло восстание на лагпункте «Лесорейд» в Усть-Усе.

По всей видимости, это были отдельные десантные группы комбрига Бессонова, пытавшиеся штурмовать лагеря. Зэковская молва перетолковала их действия в лагерные восстания. Надо признать, что все эти попытки были обречены на неудачу. Сталин держал в Коми и сопредельных с ней Пермской, Кировской, Вологодской и Архангельской областях мощную группировку войск НКВД и Красной армии. Так что затея комбрига Бессонова была с самого начала обречена.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera