Сюжеты

ОН ПОЗВОЛЯЛ СЕБЕ ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ЛЮБИЛ

<span class=anounce_title2a>НАШИ ДАТЫ</span>

Этот материал вышел в № 14 от 01 Марта 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Мирон Черненко. Последний из благородных романтиков, превративший кропотливое киноведческое ремесло в высокое благородное служение кинематографу. Многолетний президент Российской гильдии киноведов и кинокритиков… Армен МЕДВЕДЕВ: — Ушел...

Мирон Черненко. Последний из благородных романтиков, превративший кропотливое киноведческое ремесло в высокое благородное служение кинематографу. Многолетний президент Российской гильдии киноведов и кинокритиков…

 

Армен МЕДВЕДЕВ:

— Ушел лучший среди нас. Его книги о Фернанделе, Вайде, бесчисленные статьи о европейском кино... В них — не только талант исследователя, но мушкетерская отвага и веселье, вне которой он не представлял свое кропотливое ремесло. Был поэтом киноведения, поэтом любви к кинематографу.

И еще: он одним из последних нес щит необычайной порядочности. Ведь морок последних лет коснулся и нашего цеха, и гильдия грязла в состоянии нелюбви, раздоров… до его прихода. Он сумел собрать нас, превратить в единомышленников. Он блестяще знал польский, югославский кинематограф. Но главной его книгой стала «Красная звезда — Желтая звезда»: о еврейском кино. Мирон — первооткрыватель многих имен. Лент. Целых кинематографических школ.

 

Ольга РЕЙЗЕН:

— Его называли самым остроумным человеком на три редакции: старые «Искусство кино», «Советский экран» и «Литературка».

 

Наум КЛЕЙМАН:

— В 56-м он приехал поступать во ВГИК. Наша дружба с ним началась с невольной вины, потому что не полагалось брать двух евреев на курс. Я говорил на экзаменах банальности. А Мирон на вопрос о том, какую любит музыку, ответил: «Джаз». Поэзию? — «Пастернака».

Он позволял себе говорить то, что не полагалось, и делать то, что любил. Он так любил кино, хотел быть в кино. И одарил собой кино. Ведь особенность его любви — в том, что она продуктивна. Он полюбил Вайду и сделал лучшую книгу о нем. А поразительный юмор был щитом, который оберегал душу романтика.

 

Редакция «Новой»:

Мирон Черненко был близок и нам. Он активно участвовал в проекте «Кино, которое мы потеряли», написал о главном режиссере «оттепели» Марлене Хуциеве. Он был нашим внимательным и требовательным читателем, которого нам так будет не хватать.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera