Сюжеты

КАК ШТУРМОВАЛИ ШКОЛУ

<span class=anounce_title2a>БОЛЕВАЯ ТОЧКА</span>

Этот материал вышел в № 74 от 07 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Все больше доказательств, что с самого начала в Беслане готовилась не спецоперация по освобождению заложников, а войсковая операция по уничтожению боевиков любой ценой. По свидетельству очевидцев (и российское телевидение это...

Все больше доказательств, что с самого начала в Беслане готовилась не спецоперация по освобождению заложников, а войсковая операция по уничтожению боевиков любой ценой. По свидетельству очевидцев (и российское телевидение это подтверждает), в школе спецназ использовал реактивные огнеметы «Шмель»

 

Корпуса гранатометов, чрезвычайно напоминающие «Шмель». Найдены на крыше дома напротив. Видимо, отсюда и велся обстрел школы, полной заложников, зарядами, создающими объемный взрыв. Может быть, именно этим объясняется такое количество «пропавших без вести»...

 

Справка:

Реактивный огнемет «Шмель» одноразового применения:

Прицельная дальность — до 600 м; минимальная — 20 м; масса — 12 кг; длина — 920 мм; калибр — 93 мм.

Пороховой вышибной заряд выстреливает из герметичного ствола-контейнера капсулу с летучей, легковоспламеняющейся жидкостью. Стрельбу можно вести из помещения (объемом более 60 куб. м). При попадании в цель капсула разрушается, жидкость быстро испаряется, образуя в воздухе гремучую смесь, которую поджигает инициирующий заряд. Объемный взрыв этой маленькой вакуумной бомбы поражает живую силу в помещениях и укрытиях, а также легкобронированную технику термобарически (высокой температурой и ударной волной). Объемный взрыв капсулы РПО-А «по фугасному действию не уступает 122-миллиметровому гаубичному снаряду».

 

Третий протокол Женевской конвенции 80-го года (ратифицированный Россией) запрещает использовать зажигательное оружие «при любых обстоятельствах, против любого объекта вблизи сосредоточения гражданского населения».

 

 

Президент Владимир Путин был, конечно, прав, когда сразу решительно выступил против публичного расследования трагедии в Беслане. Ни Сталин, ни Хрущев, ни Брежнев никаких «парламентских комиссий» близко не подпустили бы. Но нынешняя власть слаба и постоянно то грозит, то вдруг отступает.

Очевидно, в Кремле понадеялись на то, что парламентская комиссия под общим руководством сверхпослушного Совета Федерации будет себе работать в закрытом режиме и года через два опубликует какой-нибудь урезанный по соображениям секретности доклад, который общество не заметит, скорее всего, уже забыв о Беслане из-за новых бед и трагедий.

Того не продумали наши начальники, что путинская вертикаль власти — лишь палка, воткнутая в болото.

Сегодня в России практически ничего нельзя удержать надолго в секрете. Местные жители и военные в Беслане, поговорив с комиссией, потом и дальше продолжают говорить достаточно открыто. Сведения и слухи растекаются, попадая в печать. Официальная версия событий 1—3 сентября, которая с самого начала была полна внутренних противоречий и несообразностей, разваливается на глазах.

После того как стало ясно, что среди заложников процентов 90 ранены или убиты, власти стали утверждать, что вообще никакого штурма не готовили, что три дня просто так торчал спецназ вокруг школы, а потом вынужден был действовать по обстановке, вот и потери — в том числе и среди бойцов отрядов «Вымпел» и «Альфа» ФСБ. Было объявлено, что террористы «стреляли в спину детям», хотя доказательств не было представлено никаких. Характер боя, где стреляли все кому не лень,

не дает возможности точно установить, кого подбили «в спину», а кто просто попал в перекрестный огонь. Конечно, это никак не оправдывает террористов, подставивших детей под смерть и пули.

Все больше доказательств, что с самого начала в Беслане готовилась не спецоперация по освобождению заложников, а войсковая операция по уничтожению боевиков любой ценой. По официальной хронологии событий, 3 сентября в 14.02 в здании школы произошло несколько взрывов, вроде как случайных, часть заложников сбежала, осетинские милиционеры и «ополченцы» начали стрельбу, но из оперативного штаба продолжали звонить террористам, предлагали прекратить огонь, и только около трех часов спецназ ФСБ пошел на штурм. А в реальном времени 3 сентября оперативный штаб уже к трем бравурно сообщал агентствам, что школа занята спецназом и заложники освобождены. По правде же бой продолжался целых 12 часов.

Кстати, в 14.17, по хронометражу съемок операторов иностранных телекомпаний, когда штурм еще как бы пытались остановить, над школой начал барражировать ударный вертолет Ми-24. Тяжелая бронированная машина просто не могла появиться так быстро, если бы ее заранее не подготовили к вылету к определенному времени, а экипаж не был бы заранее проинструктирован о месте и порядке ведения боя. Теперь, по свидетельству местных, выходит, что Ми-24 не просто барражировал, а наносил авиаудары по Беслану 3 сентября.

Ми-24 может летать и прицельно стрелять только днем в хорошую погоду. Потому в Беслан, скорее всего заранее, были введены танки 58-й армии, которые использовались для стрельбы прямой наводкой. Кто видел кадры хроники боев в Москве в октябре 93-го, может представить, что такое танковая стрельба прямой наводкой в городе.

Святая цель любой антитеррористической операции — спасти как можно больше невинных. Для этого ведут переговоры, идут на уступки, обещают выполнить все требования, чтобы успокоить, задобрить террористов и освободить как можно больше заложников. Только когда возможности для торга полностью исчерпаны, а число заложников существенно сократилось, можно использовать силу, стараясь действовать хирургически.

В Беслане идти на уступки, вести всерьез переговоры о прекращении войны в Чечне — основном требовании захватчиков — и не пытались. Террористов довели до исступления, а потом началась то ли стихийно, то ли просто неорганизованно и непродуманно армейская операция по зачистке школы.

По свидетельству очевидцев (и российское телевидение подтверждает), в школе спецназ использовал реактивные огнеметы «Шмель» с термобарической боевой частью (РПО-А).

Во время штурма Грозного в январе 95-го подразделения российских химвойск, приданные штурмовым группам, широко и эффективно использовали реактивные огнеметы для подавления огневых точек и снайперов — выжигая здания.

Теперь с огнеметами идут освобождать детей-заложников. Очевидно, спецназ полагал, применяя «Шмель», что живых уже не осталось. В ходе операции с использованием танков, авиации и огнеметов в одной отдельно взятой школе шансов на спасение было и вправду мало.

 

 

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

 

Подполковник Александр Силин (фамилия и имя изменены) командовал в Чечне химическим подразделением, на вооружении которого были реактивные пехотные огнеметы (РПО), имеющие кодовое название «Шмель».

— В РПО «Шмель» используются три вида снарядов: зажигательный — тот же напалм; дымовой, покрывающий дымовой завесой пространство более 3 км; и термобарический, создающий высокую температуру и давление, обеспечивающие вакуумный взрыв большой мощности. Выстрелами по цели тремя термобарическими зарядами из «Шмеля» можно полностью разрушить пятиэтажное здание.

Сомневаюсь, что по школе могли стрелять этими зарядами. Возможно, могли применить термобарический заряд, но значительно меньшей мощности, чем для огнемета «Шмель», на базе гранатомета РПГ-7. Этот снаряд мы называем «свиньей». Принцип действия такой же, как у «Шмеля», только мощность меньше. Непосредственно в помещении такой заряд не применяют, так как от трубы РПГ или РПО идет сильнейшая отдача реактивной струей, которая может сразить и самого стреляющего.

 

Записал Вячеслав ИЗМАЙЛОВ, военный обозреватель «Новой».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera