Сюжеты

ОЧЕВИДЦЫ: «КРЫША ЗАГОРЕЛАСЬ, КОГДА ПО НЕЙ СТАЛИ СТРЕЛЯТЬ КАКИМИ-ТО СНАРЯДАМИ»

<span class=anounce_title2a>БОЛЕВАЯ ТОЧКА</span>

Этот материал вышел в № 74 от 07 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Последние дни — как только стали прибывать опознанные в ростовской 124-й лаборатории останки — особенно часто хоронят учителей. Тогда, после штурма, их не опознали родственники. Только одну учительницу похоронили в открытом гробу.— Вместо...

Последние дни — как только стали прибывать опознанные в ростовской 124-й лаборатории останки — особенно часто хоронят учителей. Тогда, после штурма, их не опознали родственники. Только одну учительницу похоронили в открытом гробу.

— Вместо тела Сабанова Таркана Губулиевича похоронили ботинок. Ботинок — это единственное, что осталось целым… Это был не штурм. Там просто были танки, — сказала Людмила Кокова, завуч начальных классов первой школы.

Танки были. Заложники, которых освобождали, говорят: «По школе так стреляли, что пол трясся, как при землетрясении».

Милиционеры, которые отгоняли людей от школы, говорят: никаких разумных решений из оперативного штаба. Никакого руководства. Потом был только один приказ — оттеснить людей от школы, расширить кольцо оцепления. Второго сентября вечером к школе подтянули танки, технику. Стало понятно: будет штурм…

Напротив школы, по улице Коминтерна, со стороны железной дороги были два танка. Еще были БТРы, БМП, огнеметы «Шмель», вертолеты, которые опускались до уровня второго этажа и расстреливали окна классов и столовой из пулеметов… И дети, и взрослые рассказывают, как вертолеты же стреляли по крыше спортзала и как она после этого загорелась.

— После взрывов пожара не было в зале. Высота стен в спортзале — около шести метров. Стекла вышибло. Стены повредило. Было много трупов у стен. Но крыша осталась целой, — утверждает Марина Каркузашвили-Мисикова (в заложниках оказались все Каркузашвили: бабушка, Марина, ее сестра Лора, трое детей Марины, двое детей Лоры). — Крыша загорелась, когда по ней стали стрелять какими-то снарядами. Они взрывались — и сразу начался объемный пожар. Пластиковые панели на потолке быстро схватились и огненными хлопьями падали на людей. Люди загорались, как факелы.

Марину перебивают дети и на осетинском добавляют массу подробностей-впечатлений. Они, эти дети, может быть, слишком малы, чтобы им верить. Ну разве они могут знать принцип действия огнеметов «Шмель»? Но на следующий день в программе «Вести недели» очень спокойно и подробно подтвердили показания несовершеннолетних заложников… Только подчеркнули, что из огнемета стреляли по террористам. То есть выборочно, «точечно». Стало ясно, что авторы телевизионного сюжета не знают принцип действия «Шмеля».

— Лора погибла на моих глазах. Боевики согнали нас на второй этаж, в столовую. Нескольких женщин и детей заставили встать на подоконники и махать белыми школьными фартуками и блузками. И кричать: «Не стреляйте в нас!». На окне стояли сестра Лора и моя дочь Диана. И кричали. Но кто их услышал бы? Лора каким-то образом столкнула мою Диану на пол. Одна женщина упала в обморок. Остальных, в том числе и Лору, застрелили…

Марина уверенно утверждает, что застрелили наши. Да и медики ей подтвердили, что ранения в грудь, а не в спину.

— Может, это были шальные пули? — спрашиваю Марину.

— Это были не пули. Пуля — это дырка. А у моей Лоры на теле остались воронки, оторвало кусок бедра…

В школе было около 1300 заложников. Количество погибших на сегодняшний день — более 400. Погиб — каждый третий.

Это была полноценная военная операция.

Потому что террористов «мочит» армия.

И в Чечне. И в Беслане.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera