Сюжеты

ПИРРАМИДОВА ПОБЕДА

<span class=anounce_title2a>ВЛАСТЬ</span>

Этот материал вышел в № 74 от 07 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

В сентябре президент Путин выдвинул очередные инициативы, направленные на укрепление вертикали власти. Одной из них является переход к фактическому назначению губернаторов президентом. Официальные объяснения этой радикальной реформы хорошо...

В сентябре президент Путин выдвинул очередные инициативы, направленные на укрепление вертикали власти. Одной из них является переход к фактическому назначению губернаторов президентом. Официальные объяснения этой радикальной реформы хорошо известны. Нужно понять, в чьих интересах они на самом деле проводятся.

 

Во-первых, главным заинтересованным лицом является сам В. Путин. Нынешние реформы являются частью его стратегии, рассчитанной минимум на несколько лет. Избравшись на второй срок, президент занялся решением следующей «исторической» задачи — обеспечением преемственности власти и сохранения у руля нынешней коалиции питерских и примкнувших к ним групп влияния.

Решение поставленной задачи требует предельной консолидации «партии власти»: президент знает, что региональные элиты не настолько счастливы, чтобы искренне поддержать любые путинские решения следующего выборного цикла. С самого начала Путин задал стиль отношений между центром и регионами — минимизация диалога и компромисса, ограничение региональных свобод, создание безвыходной ситуации для губернаторов. Оно и понятно, ведь губернаторы не были его ставленниками и личными друзьями, и потому их нужно было приводить к состоянию должной лояльности. Теперь Путин, ликвидировав губернаторские выборы, окончательно превратил губернаторов в своих заложников. Сам Путин, впрочем, тоже является заложником — заложником избранной стратегии, которая заставляет его усиливать тотальный контроль и подавлять региональное сопротивление.

 

Во-вторых, в реформе заинтересованы столичная бюрократия и связанный с ней бизнес. Назначение губернатора — это прекрасный способ для того, чтобы обеспечить продвижение приближенного бизнеса. В регионах еще есть что делить: остатки собственности, которыми распоряжаются региональные власти, близкие к ним бизнес-структуры регионального уровня. Назначенный или стремящийся к назначению губернатор волей-неволей согласится на условия, сформулированные в центре. Среди этих условий, несомненно, будет согласие губернатора на поддержку питерского и иже с ним бизнеса. Несколько лет назад «ельцинские» олигархи по договоренности с выборными губернаторами сняли верхний слой региональных сливок. Сейчас назначенные губернаторы отдадут новокремлевским элитам сладкие остатки.

 

В-третьих, вертикаль власти позволяет подавить региональное сопротивление непопулярным решениям центра. Очень важный аспект связан с реализацией социальной реформы. Выборные губернаторы не могут не обращать внимания на народные настроения. Поэтому некоторые из них устроили летом «бунт». В новом формате губернаторы станут простыми винтиками в кремлевской машине и будут делать все, что им укажут в центре. Именно сейчас резко растет социальная нагрузка на регионы и региональные бюджеты. В этой ситуации губернаторские выборы могли привести к всплеску протестных настроений и приходу к власти каких-нибудь ненужных Кремлю популистов.

 

В-четвертых, в реформе заинтересована президентская администрация. Именно на это ведомство замыкается теперь весь административный ресурс. Оно получит прекрасные возможности, чтобы усилить свою роль кадровой комиссии, решающей, кого двинуть на какую должность.

Если прежде решения кадровой комиссии приходилось согласовывать с народом, который иногда позволял себе взбрыкивать, то теперь все будет проще. Качества публичного политика, умеющего общаться с народом и понимающего интересы избирателей, вовсе перестанут котироваться. Начнут работать иные факторы — личные знакомства, анкетные данные. Усилится подковерная борьба. Торг с законодательным собранием не считается чем-то серьезным, да и закон ставит Законодательное собрание в почти безвыходное положение, поскольку неподчинение президенту чревато роспуском. Зато реально сложным может быть торг между заинтересованными кремлевскими кланами.

Что касается регионального начальства, то оно привыкло к административной иерархии и не способно к сопротивлению. Губернаторский корпус давно находится в президентской ловушке. Бунтарство чревато активацией силовой машины, а компромат есть на всякого. Напротив, предельная лояльность позволяет претендовать на назначение, что и является главным мотивом, почему губернаторы теперь выступают за отказ от выборов. Притом многие региональные лидеры реально устали от этих выборов, не обладая и намеком на харизму. Психологически они готовы к кремлевским согласованиям больше, чем к общению с народом. Многие губернаторы знают, что отношение людей к ним меняется не в лучшую сторону, а грядущая социальная реформа может иметь еще худшие последствия для их репутации.

Крупный бизнес ничего не выиграет от предстоящей реформы. Олигархии как раз удобнее было играть на выборах, закачивая огромные деньги в своих кандидатов и обеспечивая их электоральный успех. А Кремлю не нужны губернаторы с «двойным дном», лояльные не только к президенту страны, но и президенту некоей корпорации. Неслучайно красноярский губернатор Хлопонин стремится подчеркнуть свою лояльность к центру, активизировав процесс объединения субъектов Федерации.

Очередная политическая реформа подается как мера в борьбе за единство государства Российского, она щедро припудрена патриотической идеологией. На самом деле назначение губернаторов само по себе не решает ни одной серьезной политической проблемы и только создает новые. «Региональные бароны» появились в России в те времена, когда губернаторов назначал Б. Ельцин и когда за каждым из них следил индивидуальный полпред. Тогда же появилась неприкрытая коррупция. А в результате свободных выборов к власти в некоторых регионах пришли губернаторы, которые даже не воруют. Эффективность российской власти снижается прежде всего из-за коррупции, но чиновник, на которого есть папка с компроматом, лояльнее и безопаснее, чем честный профессионал, болеющий за свой регион. Вполне логично, если система губернаторских назначений заработает по принципу негативной селекции, когда на первые позиции выводятся серые безынициативные исполнители и «хромые утки».

Укрепление В. Путиным вертикали власти напоминает старую советскую шутку о борьбе за мир, пока от него не останется камня на камне. Так и сейчас с упорством, достойным лучшего применения, Кремль строит свою вертикаль на гнилом фундаменте.

Власть не хочет признавать, что единство страны — это вопрос экономической стратегии, развития инфраструктуры и коммуникаций, преодоления социальных различий между территориями, тонкой настройки межнациональных отношений. И задача эта решается отнюдь не аппаратно-бюрократическими методами. Сейчас, увлекшись строительством вертикалей и не зная, где остановиться, центральная власть вплотную приблизилась к ликвидации местного самоуправления. Иначе трудно назвать предложения по созданию аналогичной ситуации в отношениях между губернаторами и мэрами, когда губернаторам в качестве компенсации могут передать право назначать мэров по той же самой схеме.

Власть исходит из поверхностного понимания ситуации: электорат стал управляемым, гражданского общества нет и не надо, возразить некому. Кремль пользуется тем, что федерализм не понят и не переварен российским обществом, что региональные интересы выражены слабо и «умирать» за них никто не готов.

В результате проводимой реформы нынешняя власть, конечно, укрепится. Изменив политическую систему, В. Путин решит задачу объединения правящих элит вокруг себя самого. Но, с точки зрения российской истории, это — мелкая, частная задача, решив которую на какое-то время, потом, лет через 10—20, можно потерять все остальное, потерять страну. Слишком уж жесткие меры системного характера приходится применять, чтобы решить проблему одного конкретного лидера.

Кремль упорно закрывает активным членам общества каналы для политической самореализации. Губернаторские выборы и выборы депутатов Госдумы в одномандатных округах давали для этого прекрасные возможности, а кроме того, были периодом, когда власть делилась с народом. Сейчас усилится взаимное отчуждение власти и народа. В этом на самом деле нет ничего хорошего для власти, которая совсем перестанет понимать, каковы реальные умонастроения избирателей.

Выигрывая тактически, В. Путин делает стратегическую ошибку, хотя горькие плоды, возможно, будет пожинать не он, а следующее поколение правящей элиты. Российским правителям не стоило бы забывать, что любое политическое решение вызывает обратную реакцию, и чем оно сильнее, тем сильнее эта реакция.

Следствием путинских реформ обязательно будет рост национализма в республиках, включая его экстремистские проявления. Национальный вопрос, к которому у нынешней команды нет даже и намека на подход, легко может все испортить. Протест в регионах будет принимать антисистемный, уличный характер. Его будут подогревать не только экстремисты. Ведь если губернатора нельзя сместить через выборы, то нужно всячески портить ему репутацию в глазах президента. Поэтому и вполне солидные претенденты будут исподтишка провоцировать акции протеста.

Рецепт развала России на самом деле очень прост. Нужно лишить регионы полномочий, полицейскими мерами подавить национальные и любые оппозиционные движения на местах, потратить драгоценные силы и средства на борьбу с тем или иным «терроризмом» и, когда давление снизу станет слишком сильным, вынужденно провозгласить свободу. Иными словами, нужно резко раскачать маятник в отношениях между центром и регионами, не давая ему найти точку оптимума. Все это уже было в нашей истории — и не один раз.

Российские власти традиционно боятся децентрализации. У столичной элиты есть подсознательный страх, что если ослабить контроль за регионами, можно развалить государство. Отсюда инстинктивное желание закрутить гайки, тащить и не пущать. К сожалению, выгоды децентрализации не воспринимаются столичной элитой и, увы, превратно понимаются в регионах. Ведь децентрализация власти означает и децентрализацию ответственности, а это крайне выгодно с точки зрения общеполитической стабильности и нахождения подлинного баланса интересов между центром и нашими разнообразными регионами. Наоборот, унитарная «вертикальная» конструкция в России в условиях огромного многонационального государства и вполне грамотного общества является крайне уязвимой и напоминает того самого колосса на глиняных ногах.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera