Сюжеты

РОК ПРОТИВ ПОПСЫ

<span class=anounce_title2a>МУЗЫКАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ</span>

Этот материал вышел в № 74 от 07 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Поговорить с музыкантами о политике мы хотели давно. Страна меняется, мы решили выяснить, изменится ли шоу-бизнес. В качестве экспертов выбрали самых ангажированных представителей популярной музыки и политически подкованных рокеров старой...

Поговорить с музыкантами о политике мы хотели давно. Страна меняется, мы решили выяснить, изменится ли шоу-бизнес. В качестве экспертов выбрали самых ангажированных представителей популярной музыки и политически подкованных рокеров старой и новой волны. Сегодня о судьбе шоу-бизнеса в новой политической ситуации спорят член Президентского совета по культуре и искусству Лариса Долина и бывший солист группы «Ария», а ныне самостоятельная рок-единица Валерий Кипелов.

 

 

Лариса ДОЛИНА:

Не надо цензуры, но и нецензурщины

 

— Лариса Александровна, в чем заключается деятельность Президентского совета по культуре? И как вам удается совмещать политику и искусство?

— Во-первых, я не занимаюсь политикой как таковой. Совет по культуре и искусству — обычная общественная организация, ничем не отличающаяся от других. Его заседания проходят раза два в год. 26 деятелей культуры собираются и вместе с президентом обсуждают проблемы музыки, театра, живописи…. В прошлом году я готовила доклад, с которым выступала на заседании совета. Правда, о результатах пока говорить рано — те проблемы, которые я поставила в своем докладе, за полгода не решить. Зато журналисты успели обвинить меня в пропаганде цензуры. Только потому, что я предложила не пропускать в эфир песни с нецензурной бранью.

— А вы против цензуры?

— Вообще-то я была бы не против возвращения худсоветов. Но не в том виде, в каком они были в советские времена. Тогда там заседали партократы, люди с партийными билетами, которые ничего не понимали в искусстве. Им девочка, которая хорошо поет, но ходит в короткой юбке, не понравилась. Они ее убрали. Им не понравился текст песни, они ее взяли и «зарубили».

А сейчас столько действительно низкосортного, непотребного. Самое время появиться худсовету, состоящему из талантливых, принципиальных, прогрессивных людей, которые мыслят нормальными, адекватными категориями, понимают, кто должен быть на сцене, а кого быть не должно. Нельзя кормить народ дешевым искусством, должна быть пища не только для ног, но и для ума, для сердца.

— Музыканту в современном Российском государстве нужна поддержка власти или он вполне может без нее обойтись?

— Вы знаете… лишь бы не мешали. К сожалению, бюрократия у нас до сих пор сохранилась. И порой для того, чтобы решить какой-то вроде бы несущественный вопрос, приходится прибегать к помощи чиновников. Сейчас я делаю это достаточно легко, а раньше приходилось тяжело.

— Сейчас проще благодаря звездному статусу?

— Конечно. И статусу, и уважению, которое я снискала. Сегодня я прошу уже не за себя — ко мне часто обращаются за помощью. Школы, детские дома, молодые музыканты…

— Но ведь наверняка чиновники что-то просят взамен. Существует ли сейчас такое понятие, как госзаказ на музыку?

— Не думаю, что это очень распространено. Вы имеете в виду Газманова? Если он и писал по госзаказу, то разве что песню про Москву. Хотя… Я тоже недавно пела, можно сказать, на заказ — про БАМ! Было тридцатилетие БАМа, я в компании других артистов ездила в Тынду и пела там специально написанную для меня песню.

— А чей заказ был?

— Ну, судя по всему, как раз государственный! Это же Министерство железнодорожного транспорта. Они хотели, чтобы именно я спела эту песню. Я согласилась — песенка, между прочим, очень хорошая была, я имею в виду мелодию. Даже подумывала текст другой написать и включить ее в репертуар.

— А почему, кстати, вы — талантливая джазовая певица — стали заниматься поп-музыкой?

— До определенного момента я считала, что джаз — это мое единственное призвание. Эта музыка сформировала меня как певицу, я воспитывалась на джазовых импровизациях. Но в один прекрасный момент я поняла, что живу в стране, где говорят на другом языке. И для того, чтобы доносить свое творчество до большего количества людей, нужно обратить внимание на другую, более популярную здесь музыку. Поначалу было очень тяжело. Надо было найти своего композитора, песни. Мне нравилось, как звучит мой голос, а актерская составляющая какое-то время была для меня на втором плане. Нужно было повзрослеть, многое пережить в своей жизни, чтобы каждую песню превращать в законченный монолог. На своих концертах я не пою «попсу». Я пою классные, красивые песни.

— Не секрет, что во многих странах шоу-бизнес играет немалую роль в формировании общественного мнения…

— Это в случае если шоу-бизнес настоящий. А у нас в стране отдельно существует шоу и отдельно — бизнес. А шоу-бизнес как система — в зачаточном состоянии. Как у нас в шоу-бизе зарабатывают деньги: берется с улицы мальчик или девочка. Его красиво одевают, пишут ему один хит, снимают клип, начинается раскрутка. В студии причем за него может петь совсем другой человек. Делают на этом новом исполнителе большие деньги, а потом выкидывают на улицу и берут нового. На Западе раскручиваются таким же способом, но с той разницей, что там это очень талантливые мальчики и девочки. Для того чтобы мы к этому пришли, должно пройти очень много лет. Страна должна полностью измениться, выздороветь. Тогда выздоровеет и шоу-бизнес. Все ведь зависит от того, как люди живут, от социальной политики страны. Наша эстрада — отражение нашей жизни.

— Успеваете ли вы следить за тем, что происходит в стране?

— Конечно. Я смотрю все новости практически на всех каналах. Честно признаться, страшно. Какие-то глобальные катаклизмы: войны, цунами, бесконечные землетрясения. Похоже на апокалипсис. Практически ни одной хорошей новости, начинается выпуск «за упокой» и так же заканчивается. А последние события не то что потрясли… У меня почва под ногами затряслась. После трагедии в Беслане, взрывов в Москве и смертниц, подорвавших себя в самолетах, мне стало жутко: я поняла, что не знаю, что может быть со всеми нами через минуту. Как жить в таком страхе людям?

13 октября у меня начинается большой тур по городам Германии, потом Израиль, Америка, где я буду петь перед боем Кости Цзю. А я стала бояться летать… И не могу подавить в себе этот страх. Мне все кажется, что какой-то отморозок сядет именно в этот самолет… Беслан стал для меня событием, после которого я изменила свой взгляд на очень многие вещи.

— А вы не считаете, что при нынешней политической ситуации в России возникают все предпосылки к возвращению цензуры?

— Нет. Я считаю, что изменение политического курса — крайняя, но очень важная сейчас мера. А гарант того, что цензуры не будет, — наш президент. Он категорически против этого явления в нашей стране.

 

 

Валерий КИПЕЛОВ:

Информационная блокада есть

 

Рок против попсы… Сегодня многие говорят о том, что рок-музыканты должны объединиться и дать отпор музыкантам популярным, заполонившим нашу эстраду. А я не очень понимаю, куда объединяться и что значит «отпор»… Шоу-бизнес в нашей стране — сложившаяся система, и каждый музыкант решает сам, как и на каких условиях хочет и может в ней существовать.

Я не считаю, что в том, что экраны телевизоров и радиоэфиры заполонила поп-музыка, есть прямая «заслуга» нашего правительства. Я бы не сказал, что сейчас существуют какие-то организованные правительством гонения на рокеров. Зато информационная блокада есть. По формату мы не проходим практически нигде. Это результат работы людей, управляющих шоу-бизнесом и продвигающих свои интересы.

Да, в Президентском совете по культуре сейчас заседают одни так называемые попсовики. К этим людям — Долиной, Кобзону, Расторгуеву — я отношусь с уважением, но, думаю, от них не зависит качество отечественной музыки. Ратовать за запрещение фонограммы и мата в эфире — это, конечно, правильно, и все-таки каждый должен заниматься своим делом: политики — политикой, поп-музыканты — попсой, а рокеры — роком. Я лично вступить в данный союз не согласился бы, но и подобного предложения, уверен, мне не поступило бы.

У рок-музыкантов с политиками в нашей стране, на мой взгляд, отношения традиционно и предсказуемо не складывались. Я считаю, можно заниматься творчеством, не вступая в прямой контакт с правительством. Нам, например, не приходилось напрямую общаться с властями.

Мы никогда не исполняли песен протеста, не представляли интересы какой-либо партии и не считали себя борцами против существующей политической системы. Свою задачу мы всегда видели в другом: в совершенстве музыки, текстов, исполнительского мастерства, продвижении и популяризации рок-музыки. И тем более я никогда бы не согласился спеть что-то по госзаказу — я всегда старался исполнять песни, написанные собственным коллективом.

Но это не значит, что я абсолютно далек от политики. Я, безусловно, слежу за тем, как протекают политические события в мире и в России в частности. Но не потому, что я рокер и обязан этим интересоваться по определению. Независимо от рода деятельности все мы являемся гражданами нашей страны и не должны держаться в стороне от того, что в ней происходит. Разве могут события в Беслане оставить равнодушным хоть одного нормального человека?

В связи с последними террористическими актами в России сложилась сложная политическая ситуация. Но я не склонен ее драматизировать.

У каждого человека всегда есть свой определенный выбор. Одни оставляют свои политические взгляды при себе, другие выносят на публику. Вот Шнуров использовал припев моей песни «Я свободен» в своей новой политической композиции. Могу сказать: прослушав ее, я не почувствовал реакции отторжения, и все-таки мое понимание свободы более масштабно. Мне даже сложно его сформулировать.

Каждый человек свободен по-своему, поэтому навязывать людям свою политическую позицию я не считаю нужным. Рок — это всегда приглашение подумать. Главное, чтобы чиновники не ограничивали эту самую свободу. В частности, свободу самовыражения. Плохо, когда что хорошо, а что плохо — решают конкретные люди.

Наверное, в каком-то виде цензура возможна. Но у меня совершенно нет уверенности в том, что люди, которые будут заниматься в нашей стране цензурой, не будут лоббировать свои собственные интересы.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera