Сюжеты

«МАМА, ОНИ ВСЕ ЕЩЕ ТАМ?»

<span class=anounce_title2a>БОЛЕВАЯ ТОЧКА</span>

Этот материал вышел в № 75 от 11 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Обычный восьмилетний мальчик Артур Дзагоев пришел в «Макдоналдс». Обычный восьмилетний мальчик покосился на охранника, спросил, достаточно ли здесь милиции и смогут ли пули пробить стекла в больших окнах. Потом обычный восьмилетний мальчик...

Обычный восьмилетний мальчик Артур Дзагоев пришел в «Макдоналдс». Обычный восьмилетний мальчик покосился на охранника, спросил, достаточно ли здесь милиции и смогут ли пули пробить стекла в больших окнах. Потом обычный восьмилетний мальчик пугливо огляделся и сел далеко от окон, укрывшись за колонной.

Это был первый раз, когда обычный бесланский мальчик согласился выйти из больничной палаты, ни на секунду не отпуская от себя маму. «Однажды ты уже оставила меня одного», — говорит он ей теперь, в московской детской больнице им. Сперанского.

Все три дня в бесланской школе Артуру было больно и невыносимо страшно. Рано утром мама проводила его в школу, поговорила с учительницей и ушла на работу. А через несколько минут появились люди в камуфляже, начали сгонять детей в школу, одним из первых выстрелов прострелили Артуру ухо, осколками бомбы раздробили лоб и всю левую половину лица.

— Мы думали, ему вообще не удастся восстановить лицо. — Мама Артура Мадина отводит светлые волосы с выпачканного в зеленке лба сына. — А теперь, говорят, даже шрамов остаться не должно.

Ноющую и кровоточащую рану Артуру перевязала родственница, у которой случайно оказался с собой бинт. Потом этим же бинтом ее заставили перевязывать раненных в перестрелке террористов, но Артур этого уже не видел.

Мальчик находился в спортивном зале. Когда обрушилась крыша и террористы стали сгонять детей в столовую, он успел спрятаться в туалете, пересидев перестрелку. Когда вокруг стало тихо, Артур вышел. Как рассказывал он маме, в столовой было пусто и по всему полу лежали люди. Мертвые люди. Вместе с ними спецназовцы вынесли и Артура.

— Я видел ребенка, похожего на сестру, — рассказывал он потом маме, — только у него живот был разрезан…

Того ребенка зовут Азамат, ему год и 8 месяцев. Из-за сквозного огнестрельного ранения были задеты кишечник, печень… Сейчас он уже выздоравливает, лежит в одной больнице с Артуром. Подойти и посмотреть на него мальчик так и не решился.

— Наймем учителей до конца года, сдаст экзамены экстерном. Может, на следующий год и начнем думать о школе, — говорит Мадина. Пойти в школу ребенок отказался наотрез. Да родители и не настаивают. В этом году первого сентября они боялись за жизнь не только сына, но и трехлетней дочери.

Об этом не писали журналисты и не говорили спецслужбы, но одновременно с захватом школы была брошена граната во двор бесланского детского сада, находящегося около школы. К счастью, она не взорвалась, но детей успели эвакуировать, и родители Артура не знали: то ли дежурить у школы, где держат сына, то ли искать дочь, которую увезли неизвестно куда…

— Мама, они все еще там, да? Я знаю, они там! И дети! — убеждал маму Артур сразу после освобождения. И настоял, чтобы его привели на место полуразрушенной школы: увидеть, что террористов больше нет.

Артур провел родителей по всему зданию, показал: здесь я сидел, здесь прятался, здесь застрелили нашу учительницу… Рассказал про зал, заполненный трупами, про бомбы над головой, про окрики террористов… Теперь Артур молчит. Он вообще ни с кем, кроме близких, не разговаривает, поворачиваясь к взрослым неслышащим ухом или прячась за маму.

От взрыва у Артура лопнула барабанная перепонка, да и отверстие от пули в ушной раковине еще не затянулось. Хорошо хоть осколочные раны на лбу медленно, но заживают. Вчера Мадина, гладя ребенка по голове, обнаружила еще один осколок за ухом. Наверное, придется удалять.

— Купи мне пистолет, ты обещала! — ребенок тянет Мадину к киоску с игрушками, выбирает самый большой. Сразу же срывает упаковку, поднимает игрушечное дуло и целится куда-то в даль, в невидимых бандитов… И первый раз улыбается.

 

P.S. Как рассказывает Мадина, недавно все бесланские пациенты девятой больницы крестили своих детей. В палату к Дзагоевым принесли иконку.

— Кто это? — спросил Артур, показывая на изображение Богоматери. — Она нас бережет, да? А почему не уберегла всех? Меня — спасла, а других — нет?..

 

 

Расчетный счет Артура Дзагоева:

 

Банк получателя: Сбербанк России

Получатель:

Краснопресненское отделение, СДО № 1569/1129, г. Москва

Расчетный счет: 30301810338000603817 в Сбербанке России

Корсчет: 30101810400000000225

БИК: 044525225

ИНН: 7707083893

КПП: 774401001

№ расчетного счета:

42307810238171502544 Абаева Мадина Черменовна.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera