Сюжеты

«ИЗМЕНЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА РФ»

<span class=anounce_title2a>ВЛАСТЬ И ЛЮДИ</span>

Этот материал вышел в № 75 от 11 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Круглый стол» правозащитных организаций «Общее действие» принял небывало жесткое заявление «О конституционном перевороте в России». Суть его в следующих основополагающих тезисах:«Президент Владимир Путин использовал трагедию в Беслане для...

«Круглый стол» правозащитных организаций «Общее действие» принял небывало жесткое заявление «О конституционном перевороте в России». Суть его в следующих основополагающих тезисах:

«Президент Владимир Путин использовал трагедию в Беслане для обнародования программы кардинального изменения государственного устройства РФ … что будет означать смену конституционного строя и отказ от последних демократических завоеваний… фактическое введение явочным порядком по всей территории страны элементов чрезвычайного положения».

«Ликвидация гражданских свобод сопряжена с жесткой антисоциальной политикой, отказом государства от последних социальных гарантий, разрушением систем здравоохранения и образования…»

«Суть первого пакета нововведений — отказ от принципа прямого избрания гражданами глав исполнительной власти в субъектах Федерации, а также наделение президента правом внесудебного административного роспуска региональных законодательных органов и внесудебного отстранения от власти законно избранных глав регионов…»

«К этим нарушениям гражданских прав и свобод добавляются такие инициативы, как президентский контроль над судебной системой и отмена или снижение до символического уровня парламентских выборов по одномандатным округам.

«В нашей стране вновь идут политические процессы, в которых суд не проявляет ни малейшей независимости, будучи полностью подчиненным исполнительной власти. Пытки арестованных стали буднями. В сочетании с новыми цензурными ограничениями, превращением государственных СМИ в орудие неприкрытой и разнузданной пропаганды, неслыханной со времен окончания «холодной войны», — все это возвращает нас к полицейскому авторитаризму, практически полностью перечеркивает все результаты демократических реформ последних десятилетий».

«От лицемерных попыток скрыть от общества масштаб происходящего в Чечне кровопролития Кремль перешел к истеричному нагнетанию параноидальных страхов и бредней о всемирном заговоре… Великодержавный шовинизм и ксенофобия стали теневой государственной идеологией».

«В этих условиях надо честно констатировать факт происходящего в нашей стране конституционного переворота… Не исключен сравнительно быстрый переход от авторитарного режима к установлению некоей модификации фашизма».

Под заявлением — 72 фамилии. Среди подписантов…

l

 

Людмила АЛЕКСЕЕВА, председатель Московской Хельсинкской группы; Михаил АРУТЮНОВ, Международная правозащитная ассамблея; Елена БОННЭР, Фонд Андрея Сахарова; Лидия ГРАФОВА, Форум переселенческих организаций; Анна КАРЕТНИКОВА, Антивоенный клуб; Татьяна КАСАТКИНА, Олег ОРЛОВ, правозащитный центр «Мемориал»; Сергей КОВАЛЕВ, председатель совета правозащитного центра «Мемориал»; Алексей ЯБЛОКОВ, Центр экологической политики России; Алексей СИМОНОВ, Фонд защиты гласности; Сергей ВАЛЬКОВ, Ивановское областное общество прав человека; Владимир ВЕДЕНКОВ, Красноярский краевой правозащитный информационный центр; Дмитрий БРОДСКИЙ, группа «Обратная связь»; Станислав ДМИТРИЕВСКИЙ, Общество российско-чеченской дружбы, Нижний Новгород; Владимир КАРА-МУРЗА (младший), соучредитель «Комитета-2008»; Людмила КОМОГОРЦЕВА, председатель Брянской областной благотворительной организации «Правозащитная ассоциация», депутат Брянской областной думы; Марк КУПЕРМАН, Сахалинский правозащитный центр; Эдуард ФИНКЕЛЬШТЕЙН, председатель совета клуба учителей «Доживем до понедельника»; Михаил ПИСКУНОВ, председатель совета «Центра содействия гражданским инициативам» (Димитровград); и другие.

 

 

КОММЕНТАРИИ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

 

Подписали. Что дальше? «Общество мы проиграли…»

Светлана ГАННУШКИНА, руководитель общественного комитета помощи беженцам «Гражданское содействие», сопредседатель правозащитного центра «Мемориал», член Комиссии по правам человека при президенте: Что дальше делать — это очень тяжелый вопрос. Правозащитное движение в состоянии кризиса, я уж в нем — точно. То, что я лично делаю, конечно, мы будем продолжать делать: помогать конкретным людям, к нас приходят сотни несчастных со своими бедами… Но радикально наша ежедневная правозащитная работа на ситуацию в стране не влияет, и ситуация становится все хуже и хуже — политическая, экономическая, коррупция растет, волна дикой ксенофобии, когда ежедневно убивают людей по национальному признаку, и очевидны две главные группы в стране, которые особенно в этом отличаются — милиция и подростки. Мы видим, как в обществе нарастают страшные процессы.

Лично я присоединилась к заявлению, потому что согласна с его содержанием. Но я понимаю, что наши старые методы таковы, что мы не можем вызвать людей даже на площадь. Я была на митинге, куда звал Соловьев, предлагая объединять нацию. Я была там пятнадцать минут, а потом ушла. Я уходила против движения толпы и смотрела в глаза людям, которые шли навстречу. Это было как лосось идет на нерест — люди шли с пустыми глазами. Большинство не могло ответить, зачем они там. Общество — в растерянности. Но мы, правозащитники, не можем ему ответить вопросом о новых методах. Создавать партию? Не думаю, что это сыграет серьезную роль, — мы не имеем такого доверия и партию не создадим. На митинг Соловьева шли люди, влекомые инстинктом — осмысление ситуации не становится достоянием общества. Общество живет внутренним недовольством и ждет канализации этого недовольство. Но правозащитники не могут помочь канализировать ему это недовольство.

Впереди, конечно, не тупик. Тупиковых ситуаций не бывает. Как-то все разрешится, но как — я не знаю. В целом я просто занимаюсь теорией и практикой малых дел. А общество мы проиграли.

 

Почему не подписали? «Были не в курсе»

Валентина МЕЛЬНИКОВА, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей: Я не читала этого заявления. Мы не знали о его существовании. Однако уверена: страна лишилась нормальной политической жизни на следующий день после парламентских выборов в декабре 2004 г. Что касается сути заявления: да, Путин — такой-сякой. Но мы, солдатские матери, это уже давно констатировали… Могу лишь еще раз сказать: то, что Путин делает, вредно для молодежи и будущего страны. Что может и должно последовать после такого заявления? Не знаю. В том-то и трагедия сегодняшней жизни, что можно много говорить, но никто не нашел никаких практических шагов — никто, кроме нас, которые пытаются создать свой политический инструмент — партию солдатских матерей.

 

Валерий АБРАМКИН, глава Общественного центра реформы уголовного правосудия, член Комиссии по правам человека при президенте РФ: Я абсолютно не в курсе заявления, потому что лежал в больнице. Подробностей о губернаторской реформе не знаю. Занимаюсь текущей работой центра — детьми, которые сидят, потому что 10 процентов детей в СИЗО и колониях находятся незаконно. Этим заниматься важнее. В целом что могу, то и делаю.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera