Сюжеты

Мнение политолога: «КАРМАННЫЕ» НАЦИОНАЛИСТЫ МОГУТ ВЫЙТИ ИЗ-ПОД КОНТРОЛЯ КРЕМЛЯ

<span class=anounce_title2a>ОБЩЕСТВО</span>

Этот материал вышел в № 75 от 11 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

На электоральном поле главными оппонентами власти выглядели коммунисты, в то время как политический потенциал русского национализма представлялся значительно меньшим, и его успешно нейтрализовал Жириновский, продемонстрировавший...

На электоральном поле главными оппонентами власти выглядели коммунисты, в то время как политический потенциал русского национализма представлялся значительно меньшим, и его успешно нейтрализовал Жириновский, продемонстрировавший причудливое сочетание ультрарадикальной риторики с политической услужливостью. Не говоря уже о том, что националистический сегмент российской политики оказался отстойником для экзотических и неуравновешенных типов, с которыми попросту невозможно было ни о чем договориться.

Выход на российскую политическую авансцену созданной Кремлем «Родины» преследовал цель отколоть от КПРФ некоммунистический протестный электорат, а вовсе не создать влиятельную националистическую партию. В некотором смысле ее успех, продемонстрировавший, что поддержка русского национализма выросла настолько, что теперь ее хватает даже на две партии, оказался неприятной неожиданностью для власти.

Социологи полагают, что потенциал русского национализма медленно, но неуклонно растет, составляя 15 — 20%. Этого недостаточно, чтобы одержать победу на выборах, но довольно для провоцирования в стране острого политического кризиса. Правда, говорить о русском национализме следует с осторожностью ввиду того, что этнические мотивы в нем неразрывно связаны и переплетены с социальной и экономической проблематикой.

Рост ксенофобии вообще и неприязни к кавказцам в особенности имеет отчетливую социоэкономическую подоплеку: «они торгуют на рынках, обогащаются на нашем несчастье, заняли самые прибыльные экономические позиции», — таков лейтмотив отношения к инородцам в коренной России. Быть русским — значит быть бедным — эту формулу массового самоощущения точно схватил и удачно эксплуатировал Жириновский в парламентской кампании 2003 г.

Таким образом, русский национализм начинает превращаться для Кремля в проблему: если его уже нельзя игнорировать, как это было раньше, то надо либо подавить, либо нейтрализовать, выхолостив радикальный потенциал и интегрировав в политическую систему безопасным для власти образом.

Естественно, тут же находится немало людей, приветствующих создание прокремлевской националистической партии. Одни видят в подобном проекте возможность отодвинуть своих конкурентов, стоящих за неповоротливой «Единой Россией», и доказать таким образом свою политическую эффективность. Другие — из числа пресловутых политтехнологов — любой политический проект рассматривают на предмет собственного обогащения и поэтому заваливают Кремль идеями патриотических и лояльных к власти партий. Третьи — кремлевские бюрократы — в партийном творчестве сочетают политические и низменные материальные мотивы.

Но, хотя заинтересованных в запуске проекта прокремлевского национализма немало, людей, которые принимают окончательное решение, останавливают два естественных вопроса: а сможем ли мы контролировать этот процесс, запустив его в жизнь? Не превысят ли риски этого проекта его выгоды? Насколько можно судить, ответы на оба эти вопроса даются отрицательные: контролировать никто не сможет, а негативные стороны проекта превзойдут позитивные.

И это означает, что инстинкт самосохранения правящему слою современной России не отказывает: столетие тому назад «черная сотня» — проект тогдашней партии власти — не столько помогла власти, сколько угробила ее.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera