Сюжеты

РАСПРОДАЖА ЗАПАДНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

<span class=anounce_title2a>ОБСТОЯТЕЛЬСТВА</span>

Этот материал вышел в № 75 от 11 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сентябрьский переворот — это не просто переформатирование властных структур в стране. Это демонстрация очевидных претензий нынешней элиты, или, вернее, квазиэлиты, на тотальные преобразования в России, навязывание ей новых ценностей....

Сентябрьский переворот — это не просто переформатирование властных структур в стране. Это демонстрация очевидных претензий нынешней элиты, или, вернее, квазиэлиты, на тотальные преобразования в России, навязывание ей новых ценностей. Стилистически эти ценности легко определить как бюрократический реванш, советизацию и откат к авторитаризму. Но внутреннее содержание у них другое. В чистом виде идеология новой элиты, идеология для внутреннего пользования, — это контроль над собственностью. А властная вертикаль, антитеррор и прочие фетиши нового режима — не более чем инструмент реализации этой сверхзадачи. По крайней мере, к таким выводам пришли участники «круглого стола» под общим названием «Модернизация России и Европа».

 

Еще четыре года назад подобное мероприятие имело бы конструктивный акцент — тогда, по крайней мере на уровне риторики, российская элита еще была готова к восприятию западных ценностей. Теперь ситуация радикально изменилась, и модернизацию России и ее взаимоотношения с Европой можно рассматривать как разнонаправленные процессы. Диалог уперся не столько в идеологию или политику (это верхушка айсберга), сколько в разное отношение к закону. В Европе это реально действующий механизм, у нас — форма существования коррупции.

За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить, что Россия принципиально не ратифицирует международные конвенции по борьбе с коррупцией — ни европейскую, ни ооновскую. Скорее всего, потому, что обе они предусматривают уголовное преследование за взяточничество.

К чему это приводит на практике, рассказал Кирилл Кабанов — глава Национального антикоррупционного комитета: «Проблема в том, что новые коррупционные механизмы рождаются на наших глазах: взять, к примеру, нынешнюю структуру управления имуществом, когда одно ведомство — Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом (ФАУФИ) — выполняет функции и управляющего, и оценщика, и организатора торгов по распродаже госсобственности. Сейчас начинается новая волна приватизации, — говорит Кирилл Кабанов, — а между тем мы не имеем единого реестра, соответственно, совершенно невозможно понять, что и по какой цене следует продавать.

В этой новой структуре, которую возглавляет выходец из Питера господин Назаров, работают уже тысячи человек, в каждом регионе сидит их представитель. Чем занято ФАУФИ — неясно. Продажей собственности занимается Фонд федерального имущества, стратегическим планированием приватизации — Минэкономразвития, там даже есть специальный департамент, курирующий вопросы, связанные с управлением госсобственностью. Зачем нужен посредник между правительством и Фондом федерального имущества в лице ФАУФИ, никто не объясняет. Зато господин Назаров незадолго до проведения аукциона по продаже госпакета акций «ЛУКОЙЛа» во всеуслышание объявляет, что этот пакет акций будет продан по цене, превышающей рыночную, словно заранее знает и сумму, и имя покупателя.

В любой цивилизованной стране такого чиновника отстранили бы от работы за разглашение инсайдерской информации и даже привлекли к уголовной ответственности. А нам в такой ситуации остается только размышлять: зачем глава ФАУФИ совершает столь странный шаг? Пытается сорвать сделку, которая сулит России многомиллиардные инвестиции, или это некая аппаратная игра против министра экономразвития, которому Назаров номинально подчинен?».

Раньше, кстати, роль подобной «лишней» структуры в правительстве исполняло Минимущества, которое совершенно логично было ликвидировано в ходе административной реформы. Но вместо него появилось ФАУФИ с еще более раздутым штатом и непонятными полномочиями. В чем в такой ситуации смысл административной реформы — непонятно. Получается, что в данном конкретном случае просто заменили шило на мыло.

В развитых государствах система продажи собственности никогда не подразумевает наличия таких структур, как ФАУФИ. В странах бывшего соцлагеря, например в Венгрии, каждое министерство само распоряжается госсобственностью, сосредоточенной в профильных для конкретного ведомства отраслях. Когда же государство решает продать «кусок» своей собственности, министерство заключает договор с имущественным фондом и выставляет эту собственность на торги. Такая схема более прозрачна, понятна и практически исключает «коррупционные проявления».

В условиях же «российского варианта» новая волна приватизации, которую планирует правительство, легко может превратиться в простой передел собственности. По простой схеме: сначала изымается под любым, даже откровенно нелепым, предлогом собственность, как это проделали с владельцами «ЮКОСа» (прокуратура в принципе уже несколько лет уделяет внимание в основном «экономическим» делам), затем изъятая с помощью прокуроров собственность «честно» продается через этап предварительной обработки руками ФАУФИ наиболее «достойным» претендентам. Имена которых, как выяснилось, будут известны заранее…

Описав «ситуацию» со сложившейся при нынешней власти системой управления и продажи госсобственности, Кабанов привел еще ряд примеров, свидетельствующих, по его мнению, о наступлении едва ли не эпохи расцвета коррупции в России. Так, по словам председателя НАКа, есть данные, свидетельствующие, что с 70% импорта, идущего из Китая, не взимается таможенная пошлина. Вернее, взимается, но в карманы конкретных чиновников, по сути, поощряющих таким образом контрабанду китайских товаров в Россию.

Вообще на «круглом столе» неоднократно всплывала восточная тема, правда, в несколько другом контексте. Грустные улыбки участников мероприятия вызвали слова одного из выступающих о том, что российский двуглавый орел все больше смотрит на Восток, презрительно отвергая любые ценности свободного западного общества. Кто-то добавил, что такая тенденция не может не беспокоить Европейский союз, на глазах которого Россия демонстративно рвет всяческие связи с европейской христианской цивилизацией даже на уровне заявляемой государственной идеологии, ориентируясь на модель традиционной азиатской деспотии.

Концептуальную точку обсуждений на «круглом столе», проведенном, кстати, при поддержке фонда им. Эберта, поставил гендиректор Института рефлексивных процессов и управления Владимир Лепский. Систему нынешней власти в России он определил наличием в том числе и таких пунктов: 1. Существенную роль в управлении всеми сферами общественной жизни играют коррумпированные чиновники, криминал и другие асоциальные элементы. 2. Средний класс и элита атрофированы, дезорганизованы, не включены в реальные механизмы управления и развития.

Если добавить сюда тотальный контроль над бизнесом и собственностью, подавление любого инакомыслия плюс явное стремление уничтожить выборную систему как таковую, вернее, вернуть ей опереточный характер времен СССР, можно суммировать общие настроения ученых, принявших участие в «круглом столе».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera