Сюжеты

СКВОЗНЯК ИЗ ОКНА В ЕВРОПУ

<span class=anounce_title2a>МЫ И МИР</span>

Этот материал вышел в № 75 от 11 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Октябрьская сессия ПАСЕ была весьма бурной для российской делегации: на пленарном заседании обсуждались ситуация в Чечне и российско-грузинские отношения. Правда, впервые позиция изрядно уставшей от необходимости обсуждать чеченскую войну...

Октябрьская сессия ПАСЕ была весьма бурной для российской делегации: на пленарном заседании обсуждались ситуация в Чечне и российско-грузинские отношения. Правда, впервые позиция изрядно уставшей от необходимости обсуждать чеченскую войну старушки Европы дала сбой: один из докладчиков не устоял перед скромным обаянием российской федеральной власти.

Докладов по Чечне было три: «Политическая ситуация в Чечне», «Гуманитарная ситуация в Чечне» и, наконец, «Ситуация с правами человека в Чечне». Но только последний доклад был сделан в абсолютном соответствии с ценностями, которые декларирует Совет Европы. Докладчик Рудольф Биндиг назвал состояние прав человека в Чечне катастрофическим. Он призвал правительство России положить конец обстановке безнаказанности в республике, Госдуму — создать комиссию по расследованию заявлений о фактах злоупотреблений со стороны исполнительной власти; государства, входящие в Совет Европы, — использовать все возможности для напоминания России о необходимости соблюдать права человека в процессе борьбы с терроризмом, а Комитет министров Совета Европы — потребовать от российских властей прекратить преследования тех, кто обращается с жалобами в Европейский суд по правам человека.

Докладчик по гуманитарной ситуации Тадеуш Ивински приветствовал выплаты беженцам компенсаций за утраченное жилье и усилия руководства Ингушетии, направленные на нормализацию условий жизни беженцев. При этом он призывал российские власти пересмотреть систему прописки, которая препятствует свободе передвижения, и обеспечить законность так называемых спецопераций, в том числе обысков и допросов.

А самый «главный» докладчик — Андреас Гросс — в качестве решения проблемы предложил учредить «круглый стол» для обмена мнениями между представителями Чечни и федеральных властей.

Все гениальное просто: и чего, спрашивается, столько лет воевали, если достаточно просто сесть за стол и решить проблему? Но в том-то и штука, что Аслан Масхадов предлагал переговоры несколько лет подряд. А теперь он и его представители будут лишены возможности участвовать в переговорах.

Представители Масхадова пытались объяснить, что «круглый стол» в таком формате — всего лишь паллиатив, если кандидатуры участников со стороны чеченской оппозиции будут утверждаться российскими властями. Андреас Гросс ответил: «Если вы не цените того, что я пытаюсь для вас сделать, нам больше не о чем разговаривать». И ушел.

Один из участников встречи, первый вице-спикер парламента Ичкерии Сейлам Бешаев, потом сказал: «Они хотят «чеченизировать» проблему, свести ее до уровня местечкового конфликта, который существует будто бы не между Чечней и Россией, а между прежним и новым руководством республики».

Накануне обсуждения чеченского вопроса в Страсбург приехали чеченские беженцы, живущие во Франции, Бельгии, Германии, чтобы провести митинг возле здания Совета Европы. Накануне организаторы митинга получили факс из офиса Генерального секретаря Совета Европы Терри Дэвиса: «Ребята, приезжайте, ровно в 17.30 к вам выйдет Андреас Гросс». Это был единственный день сессии с проливным дождем. Две сотни человек мокли у стен здания до позднего вечера. Конечно, к ним так никто и не вышел…

А потом они спросили, можно ли будет послушать дебаты — хотя бы на балконе. Ответ был прост: чтобы пройти в Совет Европы группой, заявку нужно подавать в секретариат за два месяца. И тогда научившиеся выживать беженцы с восьми утра в четверг начали просачиваться в здание по одному. К началу дебатов — к десяти часам — их собралось два десятка. Они аплодировали Биндигу и освистывали Гросса.

Вот как прокомментировал резолюцию по Чечне лорд Джадд: «Необходимы переговоры об урегулировании этой проблемы. Политическое решение всегда предполагает диалог. Но в этот диалог должны быть вовлечены не только политики. Круг должен быть намного шире. Яркий пример такого подхода — Северная Ирландия, где произошел прогресс. Нужно быть готовым к переговорам с посланниками людей, которые были вовлечены в террористическую деятельность, если эти люди пришли к пониманию того, что военным путем невозможно решить проблему, и хотят принять участие в политическому урегулировании. Дверь всегда должна быть открытой, потому что, если вы хотите прийти к долговременному решению, а эти люди не вовлечены в процесс, они будут пытаться противостоять процессу. Это большая угроза для всего мира. Конечно, мне нелегко об этом говорить, но я считаю себя другом России и не могу лгать».

После бурных дискуссий по Чечне дебаты по проблеме российско-грузинских отношений оказались расслабленными.

Представители Грузии обвиняли Россию в дестабилизации обстановки, а россияне вяло отбрехивались. Выпустили пар и разошлись.

А те, что мокли под дождем и ждали Гросса, так и уехали, не зная, смогут ли они когда-нибудь вернуться домой. О них в пылу дебатов почему-то всегда забывают.

 

Ирина ХАЛИП, наш спец. корр. Страсбург

 

 

ЕВРОПАРЛАМЕНТ: Отношения России с Европейским союзом переживают один из самых трудных за последние годы моментов

 

Беслан должен был вызвать сострадание и симпатию к русским, посеять недоверие к чеченским сепаратистам, чьи идеи материализуют варвары и детоубийцы, повысить доверие к Москве, заставить откликнуться на ее призывы объединиться в борьбе против международного терроризма и отказаться от «двойных стандартов».

Сострадание и симпатия налицо. Не столько в официальной книге соболезнований, открытой в посольстве России в Брюсселе, сколько в горах, коробок с подарками детям Беслана, выросших во всех хозяйственных уголках диппредставительства. И во всем Евросоюзе учебный день 14 сентября начался, как и сессия Европарламента, с минуты молчания. Слова солидарности сказали государственные и политические лидеры. И, может быть, больше европейцев с подозрением стали относиться к Закаеву и Масхадову.

Вот и все. А в целом после Беслана отношения между Европой и Россией пошли на спад. Несмотря на умножение плюсов, минусы оказались сильнее. Они возникли в результате оценки поведения Кремля в бесланском кризисе, особенно выступлений Владимира Путина о реформах власти. Не заметить этого можно, только специально не замечая.

Члены комиссии по международным делам Европарламента, выходившие с закрытого заседания во вторник вечером, неохотно комментировали выбор «короткого списка» кандидатов на Премию имени А. Д. Сахарова 2004 года. Из десятков деятелей и организаций, выдвинутых депутатами и политическими группами, они выбрали трех, один из которых в декабре в Страсбурге получит премию.

Они выбрали Белорусскую ассоциацию журналистов, общество «Мемориал» в лице чеченской журналистки Наталии Эстемировой как символа ненасильственного сопротивления и правозащитника Сергея Ковалева, а также колумбийскую пассионарию Ингрид Бетанкур.

Наверное, из этого расклада присуждение премии колумбийке было бы наилучшим вариантом для Москвы, которая, судя по многим признакам, хотела видеть лауреатом доктора Леонида Рошаля. Он тоже был номинирован наряду с Вацлавом Гавелом, «Репортерами без границ» и многими другими. Но не попал в группу финалистов.

Выборы нынешнего лауреата проходят на фоне особо пристального внимания к России в свете того же Беслана и реакции президента Путина.

В тот же день в том же брюссельском дворце Европарламента на депутатском «ковре» отбивалась Бенита Ферреро-Вальднер, бывший министр иностранных дел Австрии, назначенная еврокомиссаром по международным отношениям и европейскому соседству, то есть по связям со странами Европы, которые остались вне ЕС.

Она с 1 ноября станет главным собеседником Москвы в Брюсселе вместо Криса Паттена, который, по словам моих знакомых российских дипломатов, просто ярый антисоветчик… Извините, русофоб. Но вряд ли на Смоленке с облегчением вздохнут после смены внешнеполитического комиссара. Ферреро-Вальднер, легко переходя с немецкого на испанский и с английского на французский, заверила пристрастных парламентариев, что будет вести с Россией открытый, откровенный и жесткий диалог без изъятий и умолчаний.

Россия, считает она, сползает в сторону от демократии. Борьба против терроризма важна, и террористическая угроза сейчас — главная для Европы, но все равно это вторично по сравнению с демократией и правами человека. Их нельзя сворачивать под предлогом борьбы с террористами. Россия хочет калининградского транзита, безвизовых поездок, и мы готовы идти навстречу. Но сначала ждем ответов на наши многочисленные вопросы. Партнерство — это улица с двусторонним движением…

В тот же день на сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы в Страсбурге ситуация тоже складывалась не лучшим образом для российской делегации. В этой организации Россия — полноправный и влиятельный член. И все же, несмотря на сопротивление делегатов Федерального собрания РФ, в повестку дня включены вопросы о правах человека в Чечне и российско-грузинских проблемах. Без обязательных последствий, но все же.

Что касается предстоящего 11 ноября в Гааге полугодового саммита ЕС—Россия, то если таковой состоится, он будет минималистским. Путин прилетит в голландскую столицу только отметиться, всего на пять часов. Гаага — это даже не Рим, где, несмотря на радушный прием друга Берлускони, итоги прошлогоднего саммита были хилыми, а детали — скандальными. Голландцы уже продемонстрировали холодок приезжавшему к ним на прошлой неделе российскому премьеру Фрадкову.

Комитет постоянных представителей Совета ЕС (собрание на уровне послов) 29 сентября принял проект плана поведения европейцев на гаагской встрече с Путиным: только зафиксировать состояние отношений, но ни шагу дальше.

Комиссар Паттен на том самом министерском совещании, во время которого случился Беслан, отметил, что отношения с Россией были самой большой ошибкой внешней политики ЕС за срок его мандата. «Россия преуспела в том, чтобы стравливать членов ЕС друг с другом».

Наивно искать во всем этом заговор Запада против России, загадочные «определенные силы», которые просто из вредности и врожденной нелюбви к России не жалеют денег, чтобы только насолить ей. В Европе живут нормальные люди. И неразумно измерять отношения ЕС—Россия цитатами из Ширака—Шредера—Берлускони. Они — наемные работники, которых наниматель (гражданское общество) может отправить в отставку. Важно положение стрелки общественного барометра.

Судя по данным опроса «Левада-центра», большинство россиян будут рады, если в целях борьбы с терроризмом Владимир Путин ограничит выезд граждан за границу, свободу передвижения внутри страны, отдаст приказ спецслужбам убивать террористов за границей, а затем закроет газеты, которые раскритикуют эти меры.

В России упрекают Запад в «двойных стандартах» в борьбе против террористов. Анализируя преобладающую в Европе позицию, я бы сказал, что европейцы в ответ обвиняют русских в «половинном стандарте» — упорном нежелании видеть вторую половину проблемы, причины терроризма, в готовности сворачивать демократию под предлогом борьбы с терроризмом.

 

Александр МИНЕЕВ, Брюссель.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera