Сюжеты

ТОЧКА НА RU?

<span class=anounce_title2a>ИНТЕРНЕТ</span>

Этот материал вышел в № 75 от 11 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Не успел глава Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинскиий отрапортовать о юбилее российского интернета, как другие чиновники высказались за его ограничение. В минувшую среду на заседании комитета по...

Не успел глава Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинскиий отрапортовать о юбилее российского интернета, как другие чиновники высказались за его ограничение. В минувшую среду на заседании комитета по информполитике Совета Федерации обсуждали новое законодательство о СМИ. Окончательного законопроекта еще никто не видел, но, по словам замминистра культуры Леонида Надирова, он готов на 80%. Самой неожиданной идеей стала мысль о лицензировании рунета и приравнивании интернет-сайтов к СМИ. Поддерживает ли президент инициативу Минкульта? Пока выступление представителя президента Александра Котенкова, предложившего на этом заседании ввести понятие «нормативная цензура», Кремль назвал «личным мнением Котенкова».

Идея цензуры в сети не новая, но не утратившая своей скандальности. Мнения о новации разделились даже среди элиты, где в последнее время обыкновенно царит единодушие.

 

Чиновники

За ограничения сетевой свободы высказался прежде всего сам замминистра культуры НАДИРОВ: «В этом законе необходимо дать четкое понятие того, что относится к сфере массовых коммуникаций… под «массовыми коммуникациями» должны подразумеваться средства для распространения информации: как интернет, так и разово выходящие газеты».

Однако в беседе с корреспондентом «Новой» Надиров сказал, что ничего о лицензировании сайтов не говорил, цитаты на этот счет — «придумка журналистов».

«Я лишь собираюсь узнать у медийного сообщества, как приспосабливаться к интернету, до сих пор непознанной среде… Ситуация схожа с эпохой рождения кино, когда люди разбегались в зале от идущего на них поезда братьев Люмьер». Впрочем, об ограничениях он все-таки думает: «Во время теракта в Беслане литовские власти запретили сайт террористов, и, видимо, по этому пути и нужно идти».

Осторожней высказался подчиненный Надирова — глава Федерального агентства по печати Михаил СЕСЛАВИНСКИЙ: «Надо бороться с преступлениями, но не запрещать среду… А если говорить о торговле наркотиками или детской порнографии в сети, то надо выявлять конкретных преступников и привлекать их к уголовной ответственности». Сеславинский считает, что существующая законодательная база достаточна и отдельного регулирования для интернета не требуется.

А вот замминистра информационных технологий и связи РФ Дмитрий МИЛОВАНЦЕВ утверждает, что «желание ограничить интернет возникло у Минкульта благодаря желанию получать деньги за выданные лицензии… сайты будут регистрироваться не за 20 долларов, как сейчас, а в 10 раз дороже. Личные сайты в интернете можно сравнить, например, со школьной стенгазетой. Получается, и стенгазету стоит относить к СМИ?!». (По мнению чиновника, регулировать нужно содержание, а не технологию. А правонарушения в этой сфере должны пресекаться в судебном порядке.)

 

Специалисты

Большинство опрошенных «Новой газетой» экспертов отмечают, что, почувствовав дискомфорт в зоне RU, владельцы сайтов попросту переедут в другие — ORG, COM или NET.

Президент фонда «Rambler» Иван ЗАСУРСКИЙ утверждает: «Интернет проектировался как система коммуникации, способная выдержать ядерный удар врага по ключевым центрам. Если механизмы ограничения будут введены, это принесет выгоду только мелким полугосударственным фирмам, которые станут помогать при лицензировании интернета».

А вот директор Центра политической информации Алексей МУХИН, в прошлом сотрудник КГБ, настроен оптимистично. Интерес к инету у него профессиональный: «Ограничения в зоне RU ввести пора давно, не все смогут перерегистрировать сайты, например, в США... Таким образом, будет проведена легализация существующих методов. Цензура на неформальном уровне уже есть, самоцензура — тоже, так что ситуация зеркальна легализации назначаемости губернаторов. Специальные системы СОРМ и СОРМ-2 отслеживают в рунете слова типа «Путин», «терроризм» уже два года, и их установили провайдеры за свои деньги по инициативе ФСБ.

Собственно, 20—25% всех интернет-компаний были образованы с участием кадровых ресурсов КГБ или ФСБ. В бывшем КГБ эта тема была популярна, было много специалистов, которые позже ушли в бизнес, все интернет-провайдеры и так сотрудничают с органами, иначе они попросту не получат лицензии».

 

Сетевые журналисты

Владислав БОРОДУЛИН, главный редактор Газета.Ru:

— Почему эта инициатива появилась сейчас — понятно. Они контролируют ТВ, в большей или меньшей степени — газеты, а контролировать интернет пока не могут совершенно. Кто они? Нынешний режим. Это люди узколобые, замшело мыслящие, считающие важнейшим из искусств — кино. А постоянно растущая аудитория интернета приводит их к мысли о том, что надо взяться и за интернет.

Если мнение Надирова — не «личное мнение», как это было с Котенковым, то оно служит доказательством разработки планов на будущее.

Чисто технически ограничение, конечно, возможно. Есть страны, в которых интернета вовсе нет, — Северная Корея, Куба. Жестко контролируется он в Китае, хотя там интернета больше, чем во всем мире вместе взятом. Если перед российскими властями стоит задача контроля 90—95% аудитории, то это можно сделать грубо — прийти к провайдеру и вырубить сервер. А можно иначе, ведь и с корреспондентами, и с главными редакторами уже умеют обходиться…

Теоретически редакции могут стать «редакциями в изгнании», начать вещание, как радио «Свобода», из Праги. Только в этом случае медиа будут не бизнесом, а средством пропаганды. Все наши рекламодатели, рекламные агентства, аудитория, ньюсмейкеры, наконец, находятся здесь, в России. Но, слава богу, российские власти не властны над иными зонами, кроме зоны RU.

Елена КОЛМАНОВСКАЯ, главный редактор компании «Яндекс»:

— За последние годы чиновники разных рангов не раз предлагали признать все сайты интернета лицензируемыми СМИ. Эти инициативы не имели продолжения, так как лицензирование интернета технически нереализуемо и политически бессмысленно.

К интернету надо относиться не как к высокой трибуне, с которой должны произноситься только тщательно выверенные слова и желательно ответственным лицом, а как к городу, по улицам которого люди ходят и просто разговаривают.

Как известно, замки — от честных людей. Если начать применять к интернету жесткие меры, то российский интернет существенно уменьшится, а клеветники, продавцы взрывчатки и мошенники переедут на сайты доменов стран с более мягким законодательством (кстати, и сейчас многие сайты сомнительного содержания физически находятся не в России).

 

Юрий РОВЕНСКИЙ, гендиректор РБК:

— Сегодня существуют разные точки зрения на этот счет, и есть понимание того, что ограничить интернет невозможно. Опыты Китая и Северной Кореи не увенчались успехом. Думаю, нужно брать пример с США, где специальные агентства при обнаружении чего-то незаконного на сайтах попросту блокируют их.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera