Сюжеты

УБИЙЦА, КОТОРОГО НАЗНАЧИЛИ, ОПРАВДАН

<span class=anounce_title2a>СУД ДА ДЕЛО</span>

Этот материал вышел в № 76 от 14 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У убитого главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» Алексея Сидорова есть сын, Кирилл. Ему всего год. В понедельник, 11 октября, в день, когда обвиняемого в убийстве журналиста Евгения Майнингера оправдал суд, мама Кирилла...

У убитого главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» Алексея Сидорова есть сын, Кирилл. Ему всего год. В понедельник, 11 октября, в день, когда обвиняемого в убийстве журналиста Евгения Майнингера оправдал суд, мама Кирилла плакала. Плакала от радости. Хотя каждое судебное заседание по делу Сидорова для нее — настоящее испытание. Тем не менее все — и она, и родственники Алексея Сидорова, и родные Майнингера — радовались тому, что суд оправдал Евгения. Наверное, Кирилл радовался бы тоже, если бы понимал, что происходит.

В Тольятти очень многие следили за исходом этого судебного процесса. И не только журналисты. Понимали, что Евгений не виноват. Ровно год на него пытались «повесить» это убийство, ровно год он провел в следственном изоляторе в Сызрани, и только в понедельник его выпустили на свободу, даже не извинившись. Более того, представители прокуратуры сразу заявили, что намерены обжаловать решение суда.

 

Главный редактор газеты «Тольяттинское обозрение» Алексей Сидоров был убит 9 октября 2003 года. Возвращаясь с работы, он поставил свою машину на стоянку, которая находилась напротив его дома, и направился к подъезду. Убийца (или убийцы — это до сих пор так и остается неизвестно) нанес острым металлическим предметом порядка пятнадцати ранений журналисту. Он смог доползти до подъезда, позвонить в домофон и сказать: «Помогите!». Когда жена Сидорова Ольга Лапицкая выбежала на улицу, Алексей был уже почти мертв. Через несколько секунд он умер у нее на руках.

За полтора года до убийства Алексея Сидорова был застрелен его предшественник на посту главного редактора газеты Валерий Иванов. Коллектив «Тольяттинского обозрения» с момента своего существования (издание было зарегистрировано в ноябре 1996 года. — Авт.) лишился двух главных редакторов.

Родственники и адвокат Алексея Сидорова уверены в заказном характере убийства.

Они считают, что к устранению этих журналистов причастны высокопоставленные лица и правоохранительных органов Самарской области, и власти, и коммерческих структур, которые сегодня определяют «лицо» экономики региона. Они никогда не допустят раскрытия этих преступлений.

 

Начиная с 16 октября высшие должностные чины правоохранительных органов начали рапортовать о раскрытии преступления и задержании убийцы. Первым эту сенсационную новость сообщил начальник Главного управления МВД РФ по Приволжскому федеральному округу генерал-полковник Владимир Щербаков. Однако в тот же день заместитель прокурора Самарской области Евгений Новожилов прокомментировал журналистам заявление Щербакова так: «Мне ничего об этом не известно». Какие следственные действия в отношении подозреваемых в убийстве или какая воспитательная работа с Новожиловым были проведены за ночь — неизвестно. Но на следующий день заместитель областного прокурора свою точку зрения поменял: «Убийство раскрыто. Подозреваемый задержан». 17 октября заместитель генерального прокурора России Владимир Колесников сообщил на пресс-конференции подробности: «По докладу руководителей следственного подразделения мы установили ряд лиц, в том числе и свидетельскую базу, которая дает нам возможность заявить о том, что данное преступление совершено из хулиганских побуждений. Лицо, совершившее данное преступление, нами задержано». 18 октября об этом же сообщил бывший тогда министром внутренних дел Борис Грызлов: «Преступление раскрыто. Преступник задержан и дал признательные показания».

Через несколько дней правоохранители озвучили и имя «преступника». Им был назначен слесарь тольяттинского предприятия «Куйбышевазот» Евгений Майнингер.

Родители Евгения Майнингера жили в соседнем доме с Алексеем Сидоровым. В день убийства главного редактора «Тольяттинского обозрения» Евгений Майнингер находился в том самом дворе, где погиб редактор. Евгений встречался там со своими друзьями, что подтвердили свидетели.

Спустя несколько дней после убийства сотрудники милиции связались с родителями Евгения Майнингера по телефону. Следователи объяснили, что свидетели видели их сына в день, когда произошла трагедия. Просили подъехать его в районное отделение милиции для дачи показаний. Евгений так и сделал. На свободу он вышел спустя год, в минувший понедельник.

Первоначально сотрудники РОВД Комсомольского района Тольятти задержали Евгения Майнингера на десять суток за административное правонарушение. Якобы он в здании РОВД оскорбил сотрудника милиции. Позже ему показали несколько фотографий его же знакомых и предложили дать показания против них: обвинить в убийстве журналиста. Евгений отказался. После этого сотрудники милиции стали оказывать на него давление. Медицинские экспертизы подтверждают, что Майнингеру были нанесены многочисленные травмы. На девятые сутки пребывания в РОВД он написал явку с повинной. После этого «сознавшийся» в убийстве главного редактора «Тольяттинского обозрения» был этапирован в следственный изолятор г. Сызрани.

 

В материалах по делу Евгения Майнингера было много свидетельств того, что у Алексея Сидорова во время описи исчезли важные бумаги. Большинство документов просто изымалось сотрудниками правоохранительных органов. Все документы доказывали, что Алексей вел работу над несколькими журналистскими расследованиями. Это был цикл расследований «Черное золото бандитов и чиновников», «Холодная война». Все они касались бандитских войн в Тольятти. Материалы не были прикреплены к делу. Следствию это было невыгодно: к версии об убийстве Алексея Сидорова Майнингером они не имеют никакого отношения. Версия заказного убийства видимо была неудобна правоохранительным органам. Они отвергли ее сразу.

В течение года проводилось два параллельных расследования трагедии. Одно — «официальное». Другое проводили родители погибшего Алексея Сидорова и адвокат с их стороны — Карен Нерсисян. Именно эти люди настаивали на невиновности Евгения Майнингера. В середине мая дело Майнингера взял под контроль фонд «Общественный вердикт». Прежде всего правовой отдел фонда заинтересовал факт применения насилия к Евгению со стороны сотрудников милиции. Фондом Евгению был предоставлен адвокат из Москвы — Тамара Кучма. Совместно с ней правозащитники разработали стратегию и выявили слабые места обвинения.

 

 

МНЕНИЯ

 

Алина СИДОРОВА, сестра Алексея Сидорова:

— Я была очень удивлена решением суда. На протяжении всего процесса суд, как мне казалось, был на стороне прокуратуры, но в последний момент что-то изменилось. Лично мне кажется, на решение кто-то повлиял. Кто-то не живущий в Тольятти. Я не верю, что у судей наступило просто озарение. Мало кто верил, что приговор будет оправдательным.

 

Владимир СИДОРОВ, отец погибшего журналиста Алексея Сидорова:

—Вместо того чтобы искать настоящих убийц моего сына, следствие попыталось свалить всю вину на невиновного человека. Это самый ужасный вывод, который можно сделать из процесса. Поэтому ставить точку в этом деле рано. Мы будем принимать все действия, чтобы началось нормальное расследование дела. Сына не вернешь… но люди должны знать, что если бороться за правду и прикладывать максимум усилий — правды можно добиться. Надо только не бояться… отстаивать свои права.

На следующий же день, во вторник, «дело Майнингера» получило продолжение. Сторона обвинения намерена обжаловать вынесенный оправдательный приговор Евгению. В течение ближайших дней прокурор Комсомольского района Николай Шпаков подготовит кассационную жалобу в Самарский областной суд с просьбой пересмотреть вынесенное судьей Кирилловым решение. После чего «дело Майнингера» будет отправлено на новое рассмотрение. Таким образом, правоохранительные органы продолжают настаивать на версии, что именно Евгений Майнингер совершил убийство главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» Алексея Сидорова. На бытовой почве, из хулиганских побуждений.

 

P.S. «Дело Майнингера» не закончилось и для правозащитников. Фонд «Общественный вердикт» заявил, что будет считать дело завершенным только тогда, когда привлекут к ответственности милиционеров, избивавших Евгения Майнингера во время допросов. И только после того, как полностью реабилитируют Евгения и возместят моральный и материальный ущерб. «Для нас «дело Майнингера» только начинается», — заявил Павел Чиков, руководитель правового отдела фонда «Общественный вердикт».

 

ВОПРОСЫ К ОБВИНЕНИЮ

В мае Фондом «Общественный Вердикт» совместно с адвокатами были подготовлены вопросы к обвинению по делу Майнингера. На большинство из вопросов обвинение не ответило. Существующие ответы — абсурдны.

 

Каков у Майнингера мотив убийства Сидорова?

Обвинение полагает, что это «личные неприязненные отношения». Цитируем обвинительное заключение: «Навстречу Майнингеру… шел ранее не знакомый последнему Сидоров А.В». «Пройдя мимо подъезда № 5 дома № 15 по. Коммунистической г. Тольятти Майнингер Е.Ю. столкнулся с Сидоровым А.В., из-за чего между ними произошла ссора, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений».

 

Убийство произошло 9 октября. Почему 12 октября Майнингер был сначала задержан за совершение административного правонарушения? Почему 14 октября он был допрошен в качестве свидетеля по делу об убийстве? Почему после допроса в качестве свидетеля (14 октября), он был отправлен на судебно-медицинскую экспертизу, которая обнаружила у него телесные повреждения с давностью 2—4 дня, т.е. совпадающей с днем задержания?

На этот вопрос обвинение ответа не дает.

 

Как понимать фрагмент из об винительного заключения: «О его [Майнингера] алиби говорят Озеруг и Галкина. Бутузов и Левин ранее давали показания о его причастности к убийству, т.к. их избивали сотрудники милиции»?

Обвинение не комментирует.

 

По версии обвинения, заточку из обрезка арматуры, которой якобы был убит Сидоров, Майнингер сделал своими руками за день до убийства, а забрал ее с работы в день убийства. Это еще одно совпадение или доказательство того, что Майнингер готовился к совершению преступления?

Обвинение считало «изготовление заточки» — основным доказательством вины Евгения Майнингера.

 

Если Сидорова действительно убил Майнингер, для чего через 20 минут после убийства он вернулся на место происшествия?

У следствия ответа нет.

 

Где орудие убийства — заточка?

Следствие не знает.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera