Сюжеты

ТОЛЬКО ДЕТСКИЕ КНИГИ ЧИТАТЬ…

<span class=anounce_title2a>ТЕАТРАЛЬНЫЙ БИНОКЛЬ</span>

Этот материал вышел в № 76 от 14 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Культура

— Диктую по буквам: «Миссисипи!» — скрипит учитель Тома Сойера, величественный зануда и лицемер с розгами наготове: — Ми! Эй! Си! Си! Эй…На авансцене бросил якорь корабль Тома и Гека: он сложен из алых, бирюзовых и желтых кубиков, у него...

— Диктую по буквам: «Миссисипи!» — скрипит учитель Тома Сойера, величественный зануда и лицемер с розгами наготове: — Ми! Эй! Си! Си! Эй…

На авансцене бросил якорь корабль Тома и Гека: он сложен из алых, бирюзовых и желтых кубиков, у него чудесная медная труба, пестрое гребное колесо и расписной судовой колокол размером с большое яблоко.

Весь агрегат точно выплыл из азбуки с картинками: «П» — пароход.

 

Рыжая Тетя Полли в чепце и очках молода — и отчаянно кокетничает с долговязым Автором в растрепанных бакенбардах. Что не мешает ей честно и грозно выполнять взятые на себя перед Господом обязанности по сбережению заблудшей души племянника Тома. С чудесной англосаксонской назидательностью, вздымая острый палец, сверкая очками (и кружевами панталон из-под юбки!), Тетя Полли поет лихой зонг на стихи Киплинга.

«Т.С. и Г.Ф. по Марку Твену» — почти мюзикл. Актеры МТЮЗа «вживую» поют зонги Марка Минкова на стихи Юрия Ряшенцева, Олега Григорьева, Стивенсона. Действо при этом все время меняет жанр и темп. Ломается — как мальчишеские голоса героев.

Для зрителя переходного возраста МТЮЗ поставил спектакль переходного жанра.

Взрослый изысканный театр сменяется азартной полудетской возней: словно Марка Твена взахлеб пересказывает пятиклассник-«ботаник» «нормальным пацанам»: «И он его хрясь по сопатке! А тот ему дзынь в лоб!»

Примерный братец Сид управляет хором почтенных обывателей, распевающих фугу на слова «Папа, не пей!» Пылкая вера в справедливость местного суда, добродетель воскресной школы, неумолимая бдительность тети Полли, опекающей племянника-сироту, — очень смешны. Так же смешна — и очень серьезна! — главная линия «Т.С».: любовная.

Бекки Тэчер (Алена Стебунова) сияет золотом локонов, благонравной ясностью глаз, огромным малиновым бантом, оборками почти кукольного платьица. Том (Николай Иванов) налит ранней, еще неловкой силой. Все как в старой английской песенке, пленяющей незыблемостью норм: Настоящая Девочка и Настоящий Мальчик.

В тринадцатилетних влюбленных вложена (и транслируется тринадцатилетнему зрителю) самая сущность мужского и женского начал. Чем больше испугана Бекки — тем явственней лидер и защитник в Томе…

А лепет «семейной» ссоры, взрослый вопль измученного Т.С.: «Бекки! Почему ты никогда и ни в чем мне не веришь?!» — разрешается ответом девочки, утратившей кокетливое легкомыслие во тьме пещеры: «Том, я верю, что ты уже не любишь Эмми Лоуренс, но не верю, что ты не хочешь есть. Возьми половину пирога, а?..»

И зрителя эпохи унисекса ест поедом тоска по древнему контрасту душ.

Ему зверски хочется серьезных отношений. Ведь мы (дети, взрослые, театральные труппы) читаем детские книжки ради освежения в памяти тех простых истин, на которых стоит мир.

Для поколений, воспитанных на Вредных Советах (Остер ни при чем — сам воздух насыщен Вредными Советами до предела), старые детские книжки обладают особым обаянием. МТЮЗ лихо шифрует их пестрыми «пляшущими человечками» на сцене.

Но шифры просты. И смыслы тоже: говори правду, даже если она опасна. Защищай и опекай девочек: они слабые и нежные создания, а некоторые из них — ну чистые ангелы. И в конце концов: папа, не пей!

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera