Сюжеты

МОЛОДЫЕ ЗУБРЫ, ПАРТИЗАНЫ И СЕКРЕТНЫЕ МЕНТЫ

<span class=anounce_title2a>ТУПИКИ СНГ</span>

Этот материал вышел в № 77 от 18 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Политика

В течение шести дней белорусы в предварительном порядке выбирали депутатов республиканского парламента и участвовали в референдуме о продлении полномочий действующего президента на третий срок. Студентов, госслужащих, солдат на...

В течение шести дней белорусы в предварительном порядке выбирали депутатов республиканского парламента и участвовали в референдуме о продлении полномочий действующего президента на третий срок. Студентов, госслужащих, солдат на избирательные участки загоняли силой. Это обеспечивало явку и заставляло задуматься о том, что происходит с бюллетенями по ночам. А также — задаться вопросом: что будет на выборах настоящих, намеченных на воскресенье, 17 октября.

 

Минск не похож на столицу страны, выбирающей парламент. В центре города ни одного билборда с изображениями партийных лидеров. Только плакаты с «хрустальным сосудом», с которым Александр Григорьевич сравнил Беларусь и который он «бережно и трепетно несет перед собой». Сосуд оказался круглым и многоцветным.

Из передач белорусского телевидения не поймешь, что страна кардинально меняет Конституцию. Объясняя, как правильно заполнять бюллетень на референдуме, голос за кадром вкрадчиво подсказывает: можно поставить совершенно любой знак в графе «за» и даже не упоминает о возможности проголосовать «против».

По оценке миссии ОБСЕ, 75% телеэфира, посвященного выборам и референдуму, связаны с президентом. Альтернативное мнение — вне поля зрения. Беда в лице Лукашенко объединила все протестно настроенные силы, которые только нашлись в стране. И по правилам партизанской войны белорусская оппозиция рассредоточилась по разным точкам.

 

Партийные лидеры взяли на себя публичную политику. Это знаковые фигуры, лица оппозиции: Анатолий Лебедько (Объединенная гражданская партия), Винцук Вячорка (партия БНФ), Сергей Калякин (партия коммунистов Белорусская) и Станислав Шушкевич (Белорусская социал-демократическая Грамада). Чтобы не пропасть поодиночке, они скучковались в коалицию «Пятерка плюс», созданную специально под выборы полтора года назад. Отдельной колонной пошла не захотевшая «вливаться» Белорусская социал-демократическая партия (Народная Грамада).

Белорусам удалось то, о чем в России пока только мечтают, — объединить правых и левых. Оппозиция отложила на потом идеологические разногласия и сплотилась в борьбе за собственное выживание. Объединившись, каждая из партий потеряла около трети своего родного электората.

В палате представителей — нижней палате парламента — 110 мест. Все занимают депутаты от округов. Союзники договорились выдвигать кандидатов согласованно.

PR-кампания белорусской оппозиции — на сегодня одна из самых человечных политических PR-кампаний. В том смысле, что ближе к человеку. Причина не в особой нравственности, а в суровой необходимости. Официально разрешенный избирательный фонд одного кандидата — 440 долларов. Этого хватало примерно на 25 тысяч листовок. Теледебаты не предусмотрены, в эфир выпустили лишь заранее записанные пятиминутные выступления кандидатов. Достучаться до избирателя здесь можно было только в прямом смысле слова — в дверь. По вечерам, перед сном, кандидаты обходили квартиры на своих участках.

По опыту Анатолия Лебедько, из 120 квартир встречаются только две с ярыми лукашистами. Чтобы получить собственную статистику, корреспондент «Новой» пошел по белорусским кухням. За полчаса мы обошли три этажа общежития — тридцать квартир, по минуте на каждую. «Здравствуйте, я кандидат в депутаты от вашего округа Лебедько. Вот моя программа, почитайте, пожалуйста».

Лукашиста мы не встретили ни одного. Может, он нас и ожидал на четвертом этаже, но туда мы не добрались, так как отправились выручать доверенное лицо одного из «пятерочных» кандидатов и спасать самого кандидата.

Оппозиционных кандидатов снимают по самым удивительным причинам. Например, за то, что доверенное лицо передало двум чиновникам местного исполкома скандальную книгу Павла Шеремета и Светланы Калинкиной «Случайный президент».

С другой стороны, зачем спасать кандидатов, не совсем понятно. Дошел ты до выборов или нет — не столь важно. Уже на второй день досрочного голосования многие узнали, сколько власть отмерила им процентов. В руках у оппозиционеров оказалась спущенная сверху разнарядка: коммунисту Калякину, например, причиталось 16% голосов, а Вячорке перепало побольше — около 19%.

При этом механизмов отследить фальсификацию нет. В участковые избирательные комиссии не попала ни одна из предложенных от «Пятерки плюс» 474 кандидатур. Наблюдателей при подсчете голосов ближе, чем на шесть метров, к столу не подпускают.

Но без боя сдаваться обидно, и мы выехали на помощь. Когда поднялись на лестничную площадку у квартиры, в которой хранились агитационная литература и компьютеры, там уже собирались драться. Два опера ломились внутрь, из квартиры от них требовали официального разрешения. Разрешения не было. Оперы названивали своему руководству по мобильникам и жаловались, что практически всю компьютерную технику уже успели вынести на улицу и собираются увозить.

Пришел начальник местного РУВД и потребовал договор о найме квартиры: мол, соседи интересуются, что за люди сюда поселились. Документы оказались на месте. Тогда на прощание, настороженно обернувшись на журналистов, он медленно и четко произнес: «Сейчас все в порядке, но если вдруг, совершенно случайно, понадобится, я приду снова».

 

Демократы мечтают «оппозицию кухни» сделать «оппозицией улицы». Задачу вытащить на улицу пассивную молодежь взяли на себя «зубры».

«Зубр» — официально незарегистрированное молодежное движение протеста. Они подчеркивают — ненасильственного. Только появившись в 2001 году, движение насчитало в своих рядах 5 тысяч активистов и 10 тысяч волонтеров. Сначала быть «зубром» было просто модно, сейчас это почти революционная романтика. «Зубры» серьезно рискуют — их отчисляют из вузов за «антинравственное поведение».

«Среди молодежи популярность демократических партий невысока. Мы объясняем на другом языке, почему нужно прийти и проголосовать на референдуме «против», — говорит Владимир Кобец, один из координаторов движения.

Главная задача в последнюю неделю перед выборами — прорвать информационную блокаду. Это самые безопасные акции — раздавать агитматериалы (которые печатают ночами в государственных типографиях на деньги белорусских предпринимателей), разрисовывать заборы и стены крамольным словом «нет». За первое, по Административному кодексу, грозит штраф за антисанитарию. Второе могут трактовать уже как уголовщину — порча госимущества.

Мы встретились с «зубрами» на окраине Минска, у моста на транспортной развязке. Вдоль моста — растяжка: «Республиканский референдум и выборы в палату представителей». Они подошли нестройной колонной из восьми человек. Закрепили рядом плакат: «Скажы Лукашэнку «Не!» и ушли. Хотя по закону агитация против проведения референдума разрешена, при желании это можно посчитать препятствованием проведению референдума.

Народ, проезжающий мимо, любопытствовал. Большинство улыбались, некоторые сигналили и высовывали из окон автомобилей кулаки с отставленным большим пальцем вверх. Две проходящие мимо девушки пришли в полный восторг и кинулись фотографировать мост. Понятное дело, экзотика.

Милиция приехала через двадцать минут. Растерялась. Снимать растяжку при журналистах не хочется — подаришь хорошую «картинку» для эфира. Оттягивать время — потеряешь работу. Думали двадцать минут, нашли компромисс — на мост прокрался человек в штатском, согнувшись в три погибели, стянул плакат и убежал в милицейский «уазик».

 

Подрывной деятельностью в самой вертикали власти занимаются те, кто из этой власти со скандалом вылетел. Собралась уже целая команда «бывших» — госчиновников, которые показались Александру Григорьевичу опасными, так как могли заявить о своих президентских амбициях: Василий Леонов, бывший министр сельского хозяйства, уже отсидевший срок; Михаил Маринич, бывший министр и посол в Латвии, пребывающий сейчас за решеткой; из последних примеров — Александр Войтович, когда-то президент Академии наук, затем поставленный Лукашенко председателем Совета республики и так же благополучно им снятый.

Внутриноменклатурная оппозиция — это самая законспирированная группа. Даже те, кто уже лишился поста, свои планы не пиарят. Те, кто еще «там», и вовсе себя не выдают — пока не поступит четкий сигнал о том, что Александр Григорьевич дал «окончательную и бесповоротную» слабину.

При этом первые не отказываются быть возможной альтернативой Лукашенко на президентских выборах в 2006 году, а вторые втихаря «сливают» информацию. Например, о тех же разнарядках, какими должны быть проценты на выборах. Некоторые заместители некоторых министров (имена строго засекречены) — даже члены демпартий.

 

Все партизанские сети сходятся в мозговом центре оппозиции — движении «Гражданская инициатива «Хартия-97». Это штаб креативщиков. Креативщики говорят об элементах революционной ситуации, о необходимости создания новой власти и источают оптимизм. Согласно соцопросам Gallup, только 23% белорусов одобряют продление президентских полномочий Лукашенко. Против — 53%. Очевидно, для очередной «элегантной победы» нужна массовая фальсификация.

Сомневаться, что она будет, становится все сложнее.

Даже те, кто вновь проголосовал за батьку, по мнению интеллектуалов оппозиции, разочаруются в нем в самое ближайшее время. Регулярная и самая большая в СНГ пенсия (средняя — восемьдесят три доллара), повышенная перед самыми выборами минимальная зарплата — вещи относительные и явно не вечные. Правда, когда именно придет разочарование — вопрос почти философский.

А белорусы, откровенно смирившиеся с Александром Григорьевичем и сумевшие максимально абстрагироваться от власти по принципу «Лукашенко отдельно, мы отдельно», должны таки увидеть собственную заинтересованность в политических изменениях.

Реальная альтернатива, обещают, найдется. В Беларуси только директоров совхозов — три тысячи шестьдесят человек.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera