Сюжеты

КОЛ ИВАНА ГРОЗНОГО

<span class=anounce_title2a>РЕГИОНЫ</span>

Этот материал вышел в № 77 от 18 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Хмурой осенью 1552 года 22-летний Иван IV по молодости взял Казань. Известно, что, вступив с войском в татарский город, русский царь обошел его с крестом и провозгласил: «Да будет Казань вовеки неприступною для врагов, вовеки неотъемлемою...

Хмурой осенью 1552 года 22-летний Иван IV по молодости взял Казань. Известно, что, вступив с войском в татарский город, русский царь обошел его с крестом и провозгласил: «Да будет Казань вовеки неприступною для врагов, вовеки неотъемлемою собственностью и частью России!». Считая вопрос решенным, он искренне удивился, если бы ему сказали, что спустя четыре с половиной века на главную площадь города каждую осень будут выходить люди с лозунгами против российской оккупации. «Черт знает что! — воскликнул бы изумленный Иван Васильевич. — Может, я недостаточно жесткую вертикаль вы-строил?».

 

Размеры площади Свободы

Нынче изображений Ивана Грозного на митинге не жгли, хотя некоторые ждали этого хотя бы для того, чтобы погреться. В прохладный рабочий день народу на площади было не густо. То ли казанцы игнорируют призывы Всетатарского общественного центра (ВТОЦ), то ли площадь Свободы для таких мероприятий великовата. Значительная часть пришедших явилась сюда по службе — по службе опасной, трудной и на первый взгляд порой не видной. Правда, второго взгляда на многочисленных милиционеров никто и не бросал. Люди в погонах никому не мешали, а фотографам даже невольно помогали: какой снимок ни сделай, кадр украсят убедительные милицейские фуражки.

Чтобы не забыть, сразу сделаем важный вывод: стабильность в Татарстане есть. Бунтующих мало, а следящих за порядком много. Президент Шаймиев мудр (это видно хотя бы по тому, что он на площадь не выходит), и Москва может за этот регион сильно не беспокоиться. Никуда Татарстан не денется, да и не собирается он никуда.

Москва может не беспокоиться, хоть и отобрала у Татарстана суверенитет, который в конституции республики гордо значился ее «неотъемлемым качественным состоянием».

Когда федеральный центр начинал приведение Татарстана к общему знаменателю, было заведомо ясно, что его народ на защиту суверенитета не поднимется. Слишком уж очевидно, что плодами десятилетнего суверенитета воспользовалось не столько население, сколько крупное чиновничество и кланы. А чиновник на баррикаду не выйдет. Отдать подряд на ее сооружение нужной фирме и получить «откат» — это он может. Увезти материалы со строительства баррикады на строительство своего коттеджа — на это он тоже горазд. Но встать в полный рост с каким-либо знаменем (ему все равно, с каким) — тут он слаб.

 

Президент от президента

Стабильность — неважно, за счет чего она достигнута, — все же лучше, чем нестабильность. И сохранять ее до лучших времен — это ли не задача федерального центра?

Года три живет Татарстан в новых условиях. Большинство здешних людей ничуть не тревожится по поводу того, что республика уже не «суверенное государство, субъект международного права, ассоциированное с Российской Федерацией на основе договора…». Они и раньше-то местную конституцию не каждый день читали и слово «ассоциированное» в словарях не разыскивали. Жизнь продолжается, но тут центр делает очередные ходы, и уже кажется, что опасность не в теоретическом отделении от России Татарстана. Опасность, похоже, в практическом отделении от России ее столицы — Москвы.

Москва, как известно, живет своей жизнью и, наверное, из-за гула сигналящих в пробках машин не слышит, что о ее политике говорят в провинции. Предстоящее назначение глав регионов, сомнительное в отношении областей, совсем уж карикатурно в отношении республик (то есть государств — по Конституции РФ). Тут получается, что президент одного государства подбирает кандидатуру президента другого государства. И хотя президент Шаймиев первым одобрил эту не виданную в мире процедуру, жители Татарстана недоумевают. И, надо полагать, недоумевающих и недовольных тем, что их лишают уже привычных демократических прав, гораздо больше тех, что, по традиции, выходят на площадь 15 октября.

«Провозглашение этих мер, — пишет казанская газета «Звезда Поволжья», — вызывает сильную мобилизацию оппозиции Путину… В реальности сейчас нет политических сил, на которые Путин мог бы опереться. После 13 сентября его положение стало действительно серьезным. Он может удержаться только силой». Лозунги ВТОЦа на площади — о том же, но звучат гораздо резче: «Назначение президентов и губернаторов — прямой путь к диктатуре! Долой колониальную вертикаль российской власти!».

Вот так на ровном месте (а Татарстан расположен на низменных равнинах) создаются новые проблемы.

 

«Rubin» — chempion!

Удивительно: на этот раз активисты ВТОЦа не вывесили плакат о латинице. Свой давнишний плакат: «Москва, не учи нас читать и писать!» — они, видимо, потеряли, а писать новый (на кириллице же) не захотели. Тем временем реформа татарского алфавита из проблемы одного народа сделалась едва ли не проблемой всего прогрессивного человечества.

Международный ПЕН-клуб направил письмо в Конституционный суд России, где сейчас рассматривается вопрос о праве региона устанавливать графическую основу национального языка. В письме Всемирной писательской организации говорится, что процесс перехода татарской письменности на латинский алфавит был приостановлен Государственной Думой незаконно. Так считают ПЕН-центры Франции, Финляндии, Вьетнама, Бельгии, Норвегии… «Ситуация уже обсуждалась на 68-м Всемирном конгрессе ПЕН-клуба в городе Охирде (Македония), — подчеркивается в послании, — и конгресс принял резолюцию в поддержку татарского народа. К сожалению, данный документ не был учтен российской Думой».

А прямо на днях Татарский ПЕН-центр подключил к проблеме еще и Парламентскую ассамблею Совета Европы. Его директор Ахат Мушинский сообщил «Новой газете», что он передал пакет документов по латинице делегации ПАСЕ, посетившей Татарстан с целью ознакомления.

Впрочем, Дума, где, наверное, не все говорят и пишут по-татарски, своим политическим подходом к лингвистической проблеме так усложнила дело, что, пожалуй, придется подключать еще и ФИФА. Пусть оттуда напишут в Думу, что надпись «Рубин» на футболках легче читается на латинице.

…Одни громко кричат на площади, другие тихо пишут возмущенные статьи в газеты, третьи готовят документы в суды и международные инстанции. Хорошо еще, что все это делается в рамках дружбы народов, которая оказалась даже крепче, чем мы предполагали.

Не раз говорилось, что у федерального центра нет сбалансированной национальной политики. А что такое сбалансированная национальная политика? В наших условиях она может выглядеть так: Москва назначит в Татарстан президента, но зато разрешит татарским газетам сообщить об этом на латинице.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera