Сюжеты

ДА ВОЗДАЕТСЯ КАЖДОМУ ПО ВЕРФИ ЕГО

<span class=anounce_title2a>СЮЖЕТЫ</span>

Этот материал вышел в № 77 от 18 Октября 2004 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Когда усталая подлодка возвращалась на базу в город Вилючинск, не отмеченный на картах нашей Родины, то эту подлодку ремонтировал старший мастер Никитин Е.В. В целях запутывания разведок мира завод Никитина назывался «Горняк». Никитин...

Когда усталая подлодка возвращалась на базу в город Вилючинск, не отмеченный на картах нашей Родины, то эту подлодку ремонтировал старший мастер Никитин Е.В. В целях запутывания разведок мира завод Никитина назывался «Горняк». Никитин получал зарплату и был всеми уважаем.

А в настоящее время он — генеральный директор ООО «Вилючинская верфь». Это никак не сказалось на его повседневном облике. Так и ходит в рабочей одежде. Даже на прием к Маркману, где мы с ним познакомились. Маркман — это бывший офицер-подводник, а ныне мэр Вилючинска. Имеет орден Красной Звезды за хладнокровие и выдержку, проявленные при покидании затонувшей подлодки. Отметим, что та несчастливая подлодка 760-го проекта тонула три раза (при постройке, на тех учениях и, наконец, при ремонте), после чего подводники сдали ее на металлолом.

По легенде, цифры бортового номера той подлодки в сумме давали тринадцать — чего же вы хотели. Но вот почему вся страна такая несчастная, где каждого, кто хоть как-то поднялся, сразу топят, хотя телефонный, например, код России — 7 (вполне хорошее число), этого не понять.

В общем, оставим нумерологию, продолжим про бизнесмена Никитина. На верфи работают сорок человек. За четыре года арендная плата — стараниями чиновников Министерства имущества — выросла в три раза. Никитин посчитал это необоснованным, честно платит по расценкам 2002 года и судится с местным чиновником Балакаевым.

От безденежья 90-х мастер Никитин стал бизнесменом. Началось все — понимаю, звучит по-детски — с восстановления церкви в Вилючинске. То есть с переоборудования бывшего магазина в церковь. Камчатку тогда открыли для всех, в Вилючинске появилась блаженная странница Архилая — «подписавшая» всех строить церковь. А Никитин — он не был блаженным. (Может, только сейчас он так выглядит: генеральный директор, который иногда работает на кране, ходит в чем попало и без машины.) У мастера Никитина были две дочери. Они хотели кушать. И дети простых рабочих тоже. Никитин собирал простых рабочих, и они ехали в Петропавловск, где клепали прорези, жилонки и сухотарки* — для рыбаков. По просьбе той Архелаи Никитин сделал для церкви купол — стальной, с ребрами жесткости. Его делали в корпусном цеху с разрешения директора и потом торжественно установили на здании бывшего магазина.

За церковью был пустырь. Там когда-то жили военные строители, а потом их расформировали. Остались котельные, пищеблоки, цистерны, местами кратковременный забор. Занять пустырь Никитину как строителю купола разрешил лично мэр Бойцов. Тот обещал решить все формальности, но потом уехал в Москву — заседать в Совете Федерации. Никитин продолжал делать сухотарки, понемногу развернулся. Тут-то о нем и вспомнили слуги народа.

 

На верфи меня встретил заместитель Александр в морском свитере и с непростой грузинской фамилией. Он рассказал, откуда что взялось. Вот стоят гидравлические вальцы для металла (размером с пианино), которые в середине 90-х обнаружили на свалке Усть-Большерецка. А вот «гильотина» — ее тогда выкупили у сборщиков цветного металла. На гидравлических домкратах (тоже где-то найденных) стоит рыболовное судно «МРС-150»**. На нем сейчас меняют обшивку. С ацетиленовой горелкой — это мастер, а с кувалдой — практикант. Судно пришло по морю из Корфа, от берега его доставили на специальном прицепе. Прицеп сделан из двух тележек, на которых раньше возили крылатые ракеты. Такие тележки, как вы понимаете, в избытке есть у военных — а Никитин с ними дружит. Судно сейчас распилят. Нет, не в металлолом — удлинят на два метра. Да, конечно, верфь сертифицирована для таких работ. На «Мрс-ку» хотят навесить побольше лебедок, стрел и прочего оборудования. Для этого нужно «балластировать»*** — а водоизмещения не хватает. Вот и обратился директор Колбин. У них там, в Корфе, еще восемь таких посудин — с первой надо особенно постараться.

 

А вот мебельный цех, им руководит столяр пятого разряда Скориков, когда-то ремонтировал подлодки. (Подводникам тоже нужны тумбочки.) Кроме мастера –двое рабочих, один практикант из ПТУ (хороший парень, старается) и одна кошка. Теперь здесь делают кухни и компьютерные столики. Восемь лет назад отсюда выбили террористов (учебных) и оставшиеся стекла. Никитин со своими сухотарками еще только обживался, занимал одно здание — бывший клуб. Утром рабочие приехали — весь пустырь оцеплен, всюду автоматчики. А это шли учения. Учебные гады, как им положено, кричали: «Водки! Женщин. Самолет!». А власти их в чем-то убеждали через рупор. Потом все пошли на штурм с выбиванием стекол, показав слаженность и боеготовность. Тут к Никитину, который потерял рабочий день, ну и ладно, подошли два адмирала: Дорогин и Лупач. И говорят: «Вы воруете электричество». Никитин привел адмиралов к электрической будке. Когда-то ее растащили местные, а потом Никитин восстановил. Все там было: и трансформаторы, и даже счетчики, показывавшие, сколько должен за свет честный Никитин. Адмиралы удивились и уехали.

Никитин ведет с военными меновую торговлю. Прогорела труба котельной, которая отапливает — я не шучу — ракетохранилище. Новую трубу срочно сделали на ООО «Вилючинская верфь» (на тех самых вальцах с усть-большерецкой свалки). Потому что для ракет очень важен температурный режим. (А почему он им важен — как-то не хочется уточнять, когда хранилище на расстоянии 3 км.) В обмен Никитин получил разное списанное имущество. Возьмем обычный морской дизель. Легко сказать «возьмем» — полтонны. По мастерской Никитина его перемещают подвесным (списанным) механизмом. Раньше им перемещали боеголовки для крылатых ракет. Никитин мне показывает: «С любовью сделано, вот видите: металл желтый, это кадмирование. Лучше нашего военного оборудования в мире нет. Кроме машин — лучше японские. А то посмотрите на «Урал»: 45 литров на сто км. Кому это надо?»

А весной рабочие Никитина два понтона залатали в Рыбачьем. (За один им военные заплатили. За другой — ну не смогли.) Но как еще? Надо же атомоходу к чему-то швартоваться?

За пустырь и здания, брошенные военными, аренду собирает Министерство имущественных отношений. Местный рукводитель — Балакаев Владимир Васильевич. Бывший вице-губернатор. Еще раньше — первый секретарь райкома комсомола в Корякии. И вот его точка зрения.

 

«Конфликта никакого нет. Более того — в 2000 году, когда я с администрации вернулся в комитет, первый объект, который я посетил, была вилючинская верфь. Ребята получили имущество, создали условия, создали рабочие места, начали заниматься судоремонтом, строительством малого флота. Это дело мы всемерно приветствовали. Я и сегодня говорю: молодцы, мужики!».

На верфи эти слова подтвердили. Балакаев там появлялся, и он был счастлив. Ему все показали. Он все осмотрел. Малый бизнес! Рабочие места. Долго жал руки. И больше Балакаев не приезжал. Но стали приходить по почте «уведомления». Деловым языком сообщалось, что платить надо больше. Никитин платил по-старому. Балакаев подал в арбитражный суд.

Если примет решение суд, мы будем вынуждены обратиться за помощью судебных приставов, арестовать имущество и начать продавать его. А куда ж деваться, сообщил Балакаев газете.

 

Иногда верфь страдает просто от воров. Но с ними можно бороться. Однажды ночью у Никитина и компании украли две неводовыбирающие машины типа «Сайра». Стоимость одной составляла пять тысяч долларов. Их вывезли с территории закрытого города Вилючинска на «скорой помощи», как потом покажет следствие. Но сначала следствие развело руками. Четыре месяца Александр Надебаидзе, коммерческий директор, читал все объявления во всех газетах. Наконец нашел: «Продам «Сайру». Приехал, опознал продукцию верфи, поторговался с ворами для приличия, поехал за деньгами, вернулся с милицией.

В девяностые годы к Никитину приезжал рэкет. Бандиты говорили очень вежливо. Как бы и не требовали — просили деньги на благотворительность: «Ну надо помогать ребятам в тюрьмах». Никитин сказал: «Вот там станки, а там заготовки. Все ваше. Идите, забирайте». И рэкет от него «отъехал». А может, побоялись убеждать по-серьезному. Все-таки в Вилючинске полно силовых ведомств.

Теперь вот Балакаев. Он чиновник — силовые ведомства бессильны. А доводы те же: «Это не я поднимаю аренду. Это в Москве поднимают. (Надо же помогать ребятам в Москве)». Никитин пока держится, пишет в прокуратуру — машет шашечкой. А потом он скажет: «Г-н Балакаев, вот станки… идите, берите».

Никитину есть куда ехать: к дочерям в Санкт-Петербург. Ну его коммерческому директору есть куда. Ну молодые бухгалтерши еще как-то. Остальные сопьются в силу объективных факторов.

 

* Прорези, жилонки, сухотарки — маломерные плавсредства для нужд рыбаков. Применяются при ловле лосося. (Больше на Камчатке ловить нечего.)

** МРС — малый рыболовный сейнер.

*** Балластировать — заполнять балластом, что повышает устойчивость.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera